И.В. Яценко – уроки скифологии
И.В. Яценко – уроки скифологии

И.В. Яценко была моим учителем и наставником долгие годы. Многим, что было хорошего в моей жизни я обязана Ирине Владимировне.

Ее напутствие: «Внимательно читай источники!», сопровождает мое научное творчество и до настоящего времени.

Да и в моей личной жизни Ирина Владимировна сыграла не последнюю роль, т.к. разрешила поехать на практику не после окончания 1 курса, а тогда, когда мне это позволили обстоятельства. Во время практики, на раскопках городища «Чайка», я познакомилась с моим будущим мужем – В.И. Кузнецовым, где он в это время обучался скифологии, и с которым мы прожили почти 35 лет (позднее он преподавал на кафедре «Истории России до начала XIX века» исторического факультета МГУ). Как оказалось, практика на «Чайке», а, следовательно, и уроки скифологии, положили начало не только нашей семье.

И.В. Яценко воспитала не одно поколение ученых-скифологов, забывая о себе и отдавая все силы, всё сердце тем, кто приютился под ее теплым, как мне уже приходилось говорить раньше[1], но не мягким крылышком, и которая научила большинство из нас любить науку в себе, а не себя в науке.

Я поступила в МГУ им. М.В. Ломоносова позже, чем начала работать в реставрационной мастерской Института археологии АН СССР. Поэтому мне пришлось обучаться на вечернем отделении Исторического факультета. А так как археологию преподавали только на дневном отделении, сразу же возникло множество проблем. Мое посещение археологических занятий днем я должна была «отрабатывать» вечером, пропуская занятия вечернего отделения. Проблемы с каждым месяцем все возрастали, справиться с ними было сложно, и от этого я всего боялась.

О некоторых коллизиях, с этим связанных, сейчас уже можно вспомнить лишь с улыбкой. Таким было посещение семинара А.В. Арциховского, который, делая перекличку в начале занятия, дойдя до моей фамилии и обведя взглядом студентов, говорил: «Михайлова (я тогда так называлась). А, ну да, ее нет». После этого я дрожащим голосом пищала: «Я здесь, Артемий Владимирович!» Он вглядывался в меня недоуменно и говорил: «А, ну да, она здесь» и ставил у себя галочку. И это происходило на каждом занятии. Тогда мне было не до смеха, т.к. всем студентам было хорошо известно, что А.В. Арциховский помнит всех, кто у него учился, вплоть до года рождения. И мысль о том, что же со мной не так, если даже человек с абсолютной памятью не может меня запомнить, совсем не веселила, а вселяла ужас: «А вдруг отчислят?»

Все прояснилось в конце года, когда я пришла сдавать книги в библиотеку и от меня потребовали литературу, которую я не брала. Стали разбираться и выяснили, что за год до меня на нашу же кафедру пришла учиться тоже Татьяна Михайловна Михайлова[2], одного со мной года рождения. Она выглядела совсем иначе, чем я, поэтому и произошла такая накладка.

Но эпизод, связанный с занятиями у А.В. Арциховского, был не единственным и не самым трудным моментом в обучении. Мне приходилось туго, выкручиваясь на одних занятиях и вкручиваясь в другие.

Это продолжалось до тех пор, пока Данила Антонович Авдусин не поручил мне сделать доклад по полевой реставрации и консервации. Доклад я сделала, и после этого ко мне обратился Заведующий реставрационной лабораторией Института археологии АН СССР – Александр Филиппович Медведев с вопросом: «Говорят, Вы у Авдусина хороший доклад сделали?»

«Да», ответила я, хотя хвалебных слов от Данилы Антоновича после доклада не слышала. «Ну, теперь Вы можете больше не отрабатывать дневные занятия», заметил А. Ф. Медведев, — «мы Вам другое задание найдем». И спустя некоторое время «другое задание» появилось в лице стажера из МГУ, с кафедры археологии, направленного ко мне на год для обучения реставрации металлических предметов. Стажировка окончилась, и тут выяснилось, что я своему стажеру должна сдавать зачет по реставрации.

На кафедре по этому поводу веселись от души, решая, что же со мной делать. Выход нашли Леонид Романович Кызласов и Михаил Никанорович Кислов. Они дали невыполнимую (по их определению) работу, которую не могли, как мне было сказано, сделать уже 10 лет. Я ее выполнила, в конце концов, но это заняло достаточно много времени, а, следовательно, и увеличило количество прогулов на вечернем отделении, т.к. план по реставрации в Институте мне никто не сокращал и днем я должна была работать.

В результате всех этих учебно-производственных перипетий, отработок и переработок, я совершенно не могу вспомнить, тот момент, когда оказалась около Ирины Владимировны. О том, как она на вечернем отделении читала лекции, я помню хорошо. Помню, как сдавала экзамен в теплой и приятной обстановке.

По всей видимости, наше с ней знакомство произошло очень спокойно, потому что я помню себя сразу плотно прилепленной к Ирине Владимировне, которая окунула нас в проблемы скифской и доскифской археологии.

Мы читали письменные свидетельства о скифах, более всего «Историю Геродота», поскольку этот труд и до настоящего времени является наиболее полным источником по скифской истории, так как его IV книга детально освещает как географию и границы Скифии, происхождение скифов, их обычаи и религию, так и нравы иных народов.

«Историю» Геродота мы рассматривали детально. Одновременно Ирина Владимировна предоставляла нам историографическую информацию, требуя, чтобы мы и сами пополняли ее максимально.

В результате у меня появилась проблема, связанная с киммерийцами и скифами, которая включала большой комплекс важнейших, переплетавшихся между собой, вопросов: территория, занятая киммерийцами; археологическая культура или памятники, им принадлежащие и время появления скифов в Северном Причерноморье.

Для меня неразрешимым вопросом стал «предскифский период», атрибуция и отличия киммерийцев от скифов. Я не могла понять, с каким временем следует связывать киммерийцев: с эпохой бронзы[3], с переходным периодом от бронзы к железу[4] или с железным веком (время создания «Одиссеи» Гомера относили к VIII в. до н. э., а контекст произведения уводил в более раннее «мифологическое время»)[5]. Необъяснима была также и возможность взаимодействия киммерийцев со скифами, если скифы, судя по «Истории» Геродота, пришли в Северное Причерноморье уже после того, как киммерийцы ушли, и конфликта между ними не было. Еще более загадочной представлялась мне и предполагаемая  археологическая неразличимость их культур[6].

Естественно, что с вопросами своими я шла к Ирине Владимировне, и она стремилась мне на них ответить, подробно объясняя все, что мне было непонятно. Пока мы с ней общались, то все как будто становилось на свое место. Но как только я сталкивалась с новой литературой, то все вопросы выплывали вновь, и я шла за разъяснениями к Ирине Владимировне опять. И каждый раз, когда мы заканчивали наши разговоры на эту тему, Ирина Владимировна говорила: «Внимательно читай источник!». Я внимательно читала, но проблема все равно не решалась.

И хотя «предскифский период» стал камнем преткновения в моем обучении, он все же постепенно отошел на второй план, т.к. возникла новая проблема — «История КПСС». И, в отличие от «предскифского» периода, ее нужно было обязательно сдавать на экзамене. Все попытки конспектировать или выучить учебник кончались провалом. И вот уже в полном отчаянии перед третьим и последним заходом (если не сдам, то отчислят) я вдруг решила прочитать и прочитала все доступные материалы съездов КПСС. И с этим пришла на пересдачу, а экзамен у меня принимал Владимир Ильич Тетюшев. Он был довольно строгим педагогом и поблажек не делал. Преподаватель задал вопрос, и я начала отвечать. Выслушав мой ответ, Владимир Ильич спросил: «Откуда Вы все это знаете?» Я сказала, что помимо учебника прочитала материалы всех съездов КПСС. Далее последовал его комментарий, согласно которому все, что я изложила, не соответствовало существующей концепции. Таким образом, моя мечта о «троечке», поскольку мне нужно было только это, стала превращаться в катастрофу. И тут, к моему безграничному удивлению, В.И. Тетюшев поставил мне «хорошо», несмотря на последний заход по пересдаче, с чем я и удалилась, решив, что он меня пожалел.

И только в 1990-е годы, когда стало известно больше фактов по некоторым вопросам советской истории, я поняла, что отвечала правильно, и преподаватель уже тогда оценивал этот период достаточно объективно.

Но лишь совсем недавно, собственно готовя доклад, связанный с юбилеем Ирины Владимировны, я осознала (поэтому и воспроизвела), что своему благополучному ответу я обязана ей, всегда говорившей, хотя и по другому поводу: «Внимательно читай источник!».

Накапливая знания в области скифской археологии, я вдруг с удивлением обнаружила, что, по данным исследователей, Геродот очень часто ошибается. Количество ошибок «отца истории» возрастало с увеличением числа работ по скифской и древневосточной тематике, с которыми я знакомилась. Я все это выписывала, пока не оказалось, что «ошибки  Геродота», особенно в произведениях по скифской археологии, превышают его текст и мне стало досадно за труд, проделанный Геродотом. Поэтому я решила попытаться показать, хотя это делали и до меня, что сведения Геродота, данные древневосточных документов и археологии не так сильно расходятся, как это нередко было отражено в литературе. С этим решением я пришла к Ирине Владимировне и она сказала: «Правильно, попытайся. Читай источники, но помни, что тебе будет очень трудно». Это было, действительно, трудно, и на это ушла почти вся жизнь.

Без литературы по Древнему Востоку обойтись было нельзя, а она была уже и тогда колоссальной по объему, т.к. за каждой датой стояло очень большое число мнений и дискуссий. Однако в процессе исследования выяснилось, что среди этой литературы нет ни одной работы, которая связывала бы историю древневосточных государств единой хронологической шкалой[7]. В трудах по хронологии даже у очень маститых исследователей часто встречались то «лишние» имена царей, упомянутые в текстах, то ошибки писцов, обусловленные тем, что следование за источником диссонировало с существующими датами[8]. Однако ошибки писцов в некоторых случаях (при переписывании документов, к примеру), действительно могли быть, но были и документы, которые содержать ошибок не могли. Все это указывало, что просчет кроется в современной хронологии и его нужно искать. А следовательно, читать источники. 

В результате была найдена и обоснована точка отсчета для Древнего Востока, связанная со временем прихода скифов в Северное Причерноморье, а далее в Переднюю Азию[9]. Опираясь на полученный репер, удалось построить хронологическую шкалу только по данным письменных источников, куда вписались все царские имена Вавилонии, Ассирии, Мидии, Египта и Персии: от правления ассирийского царя Асархаддона (681/680 - 669/668 гг. до н. э.) до прихода к власти персидского царя Дария I (521/520 –  486/485 гг. до н. э.)[10]. Определился также стабильный хроноиндикатор и для скифского археологического материала Северного Причерноморья. Результат проведенного сравнения показал совпадение полученных дат, связанных со скифами, для обоих видов источников[11].

Решился и вопрос о киммерийцах, так как исследователи продолжили углубление темы археологической неразличимости между ними и скифами[12], и это послужило поводом для обращения к письменным источникам, которые показали, что о кочевнической принадлежности киммерийцев ни в одном из них не упоминается: VIII в. до н.э. — Гомер (Od. XI. 12-19), «анналы» Саргона (Rm 554; K 181; ND 2608; K 1080 + K 12992)[13], «призмы», «цилиндры» и другие документы времени правления Асархаддона (IM 59046; BM 131129; BM 25091 и др.)[14]; VII в. до н.э. — «анналы» Ашшурбанипала, редакция А (Rm 1; K 8537)[15]; VI в. до н.э. — Гекатей Милетский (Strab. VII. III. 6.); VI и V вв. до н.э. — документы ахеменидского времени (BE VIII; Dar 458; BEX 97; BEX, 69)[16]; V в. до н.э. — Геродот «История» (Herod. IV. 12, 13).

Выявилось, что в текстах, связанных с древнегреческой и древневосточной традициями, только один Каллимах (ок. 310 – 240 гг. до н. э.) из литературных и документальных источников определяет киммерийцев как кочевников (Callimachus. Hymnus in Dianam. III)[17]. Однако Каллимах объединил сведения Гомера из «Илиады» и «Одиссеи» и между собой, и с данными, известными из других источников. Используя Гомеровский эпитет из «Илиады» (Il., XIII, 6) — «доители кобылиц», он называл так киммерийцев из «Одиссеи» (Od., XI, 14) и изложил сведения о бесславном походе Лигдамиса на Эфес[18]. Историческая концепция образа киммерийцев у Каллимаха: «…Храм сей разрушить грозил Лигдамид, обуянный гордыней. Дерзкий обидчик; привел он рать кормящихся млеком, словно песок, несчислимых с собой киммерийцев, живущих подле пролива того, что зовется по древней телице [Босфор Киммерийский — Т.К.]… Больше уж ни ему не пришлось увидеть Скифскую землю, ни другим…» (III, 251 – 256) близка противоречащей фактам трактовке образа скифов у А. Блока: «…Мильоны – вас. Нас – тьмы, и тьмы , и тьмы… Да, скифы – мы! Да азиаты – мы! С раскосыми и жадными глазами»[19].

Сведения, приведенные Евстафием (XII в.), о том, что киммерийцы «являются народом скифским, кочевым и северным» и его ссылка на Арриана о «скифском племени киммерийцев»[20] не рассматривались в силу возможной недостоверности, так как при обращении к Геродоту Евстафий излагает данные о скифских женщинах, вернувших мужей на поле боя видом поднятых подолов[21], чего нет и не могло быть в «Истории».

Письменные источники показали, что киммерийцы на протяжении того времени, когда они ими фиксируются (VIII-V вв. до н.э.), находясь на арене мировой истории, вели оседлый, а не кочевой, в отличие от скифов (Herod. I. 15, 73; IV. 11, 19, 56; Strab. I. II. 27; II. I. 17; VII. III. 2, 7-9; X. II. 1, V. 2; XII. III. 26; XIII. I. 22 и другие античные писатели), образ жизни[22].

Не нашлось в источниках сведений и об обитании киммерийцев в степях Северного Причерноморья (Herod. IV. 11), и об их конфликтах со скифами[23].

Все эти наблюдения были произведены совсем недавно, поэтому можно говорить, что уроки скифологии, начало которым было положено И.В. Яценко, для меня продолжаются до сих пор.

Несколько слов нужно сказать о сдаче экзаменов и зачетов, которых я боялась панически, поэтому сбегала с них при любой возможности. Если к моменту экзамена у меня была уже написана курсовая работа или доклад, то преподаватели меня отлавливали и заставляли сдавать. Если же я еще не успевала как-то проявиться, то относились к этому снисходительно, а однажды даже и похвалили меня за то, что, уходя с экзамена, не занимаю у них время. При этом я всегда была готова, но могла уйти с уже написанными ответами по билету, боясь не преподавателя, каким бы мягким или строгим он ни был, а самого экзамена.

У Ирины Владимировны все было иначе. Я приходила не на сдачу зачета, а в домашнюю обстановку и безо всякого страха принималась отвечать сразу. При этом после моей первой фразы Ирина Владимировна начинала рассказывать сама. Блок информации, который я получала, выходил, как правило, за рамки предполагавшегося ответа. Потом следовала следующая моя фраза с ответом на поставленный вопрос, после которой Ирина Владимировна «засыпала» в меня дополнительную информацию, тем самым продолжая обучение скифологии.

Далее последовала работа над моим дипломом[24] и позже над диссертацией[25], в которую Ирина Владимировна вложила колоссальное количество труда. При этом я никогда не испытывала давление ее авторитета, так как она не только приветствовала авторский подход к проблеме, но и старалась сохранить индивидуальность каждого своего ученика.

Спустя 18 лет после защиты моей дипломной работы, к Ирине Владимировне пришел в ученики мой старший сын – Сергей. И хотя он, к сожалению, отошел от исторической науки, её уроки скифологии помнит до сих пор.

В заключение я хотела бы вернуться к словам Ирины Владимировны, которые оказались для меня напутствием, и сказать новому поколению скифологов: «Внимательно читайте источник! Scientia potentia est!»

А нашей кафедре я хотела бы пожелать, чтобы тот ручеек будущих скифологов, который в нее втекает, превратился в полноводную реку студентов, вкладывающих свои силы в дело, начатое Б.Н. Граковым и блестяще продолженное И.В. Яценко, в реку, которая называется «Скифская археология в России»!

Список сокращений:

МИА — Материалы и исследования по археологии СССР. М. – Л.

РАНИОН — Российская ассоциация научно-исследовательских институтов общественных наук

ВДИ — Вестник Древней истории



[1] Кузнецова Т.М. Старые раскопки — новые находки // 60 лет кафедре археологии МГУ им. М.В. Ломоносова: Тезисы докладов юбилейной конференции, 60-летию кафедры археологии Исторического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова: Москва. 20‑24 декабря 1999 г. / Под ред. В.Л. Янина. М., 1999. С. 138.

[2] См. список выпускников кафедры археологии МГУ в издании: 60 лет кафедре археологии МГУ им. М.В. Ломоносова: Тезисы докладов юбилейной конференции, посвященной 60-летию кафедры археологии Исторического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова: Москва. 20-24 декабря 1999 г. / Под ред. В.Л. Янина. М., 1999. С. 268.

[3] Граков Б.М. Скiфи. Киев, 1947. С. 13-15.

[4] Городцов В. А. К вопросу о киммерийской культуре, 1928; Крупнов Е. И. Археологические исследования в Кабардинской АССР в 1948 г. Нальчик, 1950. С. 195–275.

[5] Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого [Илиады — Н. Гнедича; Одиссеи — В. Жуковского]; Вступительная статья С. Маркиша. М.: Издательство «Художественная литература», 1967. С. 8.

[6] Дьяконов И.М. История Мидии от древнейших времен до конца IV в. до н.э., 1956. С. 228.

[7] См.: Бикерман Э. Хронология древнего мира. Ближний Восток и античность. 1975. С. 176-203.

[8] Borger. R.  Der Aufstieg des neubabyIonischen Reiches // Journal of Cuneiform Studies. XIX/3. 1965. S. 59-78.

[9] Кузнецова Т.М. Скифы и государства Ближнего Востока (хронология VII – VI вв. до н.э.) // Тезисы докладов Международной научной конференции: «Номады казахской степи: этносоциокультурные процессы и контакты в Евразии скифо-сакской эпохи». Астана, 2007; Кузнецова Т.М. Скифы и Ближний Восток (7 – 6 вв. до н.э.) // Сборник докладов Международной научной конференции: «Номады казахской степи: этносоциокультурные процессы и контакты в Евразии скифо-сакской эпохи» / Под ред. З.С. Самашева. Астана, 2008.

[10] Кузнецова Т.М. Хронология скифского присутствия на Ближнем Востоке (по следам Геродота)// Хронология скифского присутствия на Ближнем Востоке (по следам Геродота) // Скифские интерпретации /  Stratum plus.  № 3 (2005-2009). СПб. – Кишинев – Одесса – Бухарест, 2009.

[11] Кузнецова Т.М. Скифы и хронология Древнего Востока. Старожитності степового Причорномор'я і Криму Том  XIX. Запорiжжя: Запорiзький державний унiверситет, 2016.

[12] Алексеев А.Ю., Качалова Н.К., Тохтасьев С.Р. Киммерийцы: этнокультурная принадлежность. СПб., 1993. С. 91.

[13] Иванчик А.И. Киммерийцы. Древневосточные цивилизации и степные кочевники в VIII-VII вв. до н.э. М., 1996. Свод № 1-4. C. 167-179.

[14] Иванчик А.И. Там же. Свод № 7-11. C. 185-190.

[15] Иванчик А.И. Там же. Свод № 47. C. 269-272.

[16] Дандамаев М.А.  Данные вавилонских документов VI—V вв. до н. э. о саках // ВДИ. № 1. 1977. С. 34-38.

[17] Каллимах. Гимн. III. К Артемиде // Античные гимны М.: Издательство МГУ, 1988. С. 154.

[18] Об александрийской традиции понимания текста Гомера и использовании Каллимахом разноплановых источников, среди которых мог быть и Геродот, см.: Иванчик А.И. Накануне колонизации. Берлин, М.: «Палеограф», 2005. С.42-43.

[19] Блок А. Скифы // Стихотворения. Поэмы. Театр. Т.2. Л., 1972.

[20] Латышев В.В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе // ВДИ. 1947. № 1. С. 292

[21] Латышев В.В. Там же. С. 288.

[22] Кузнецова Т.М. Были ли киммерийцы кочевниками? // Северный Кавказ и мир кочевников в раннем железном веке. М., 2007а. С. 214.

[23] Доватур А.И., Каллистов Д.П., Шишова И.А. 1982. Народы нашей страны в «Истории» Геродота. С. 102; Powell E.A Lexicon to Herodotus. Cambridge, 1938. С. 102-103.

[24] Кузнецова Т.М. Скифские памятники VII-III вв. до н. э. в междуречье Днепра и Днестра (район лиманов) М., 1975.  Рукопись диплома // Архив автора.

[25] Кузнецова Т.М. Историко-культурные связи Скифии VI-III вв. до н. э. Зеркала как исторический источник. Дисс. на соискание степени канд. ист. наук. М., 1988 (архив автора).



Рассказать о публикации коллеге 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2017 Исторические Исследования

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.