Особенности изобразительных традиций в декоре скифского оружия (возможности технологии базы данных)
Особенности изобразительных традиций в декоре скифского оружия (возможности технологии базы данных)

И.В. Яценко в своих работах неоднократно обращалась к проблемам скифского искусства, высказывая идеи о его стилистике и происхождении[1], которые надолго определили развитие скифоведческих исследований. Несколько из ее работ написаны совместно  Д.С. Раевским, специально разрабатывавшим проблему семантики скифского искусства. Именно им были предложены два понимания термина «скифское искусство».

Первое - это «искусство Скифии», которое включило в себя памятники других изобразительных традиций, обнаруженные на территории бытования скифской археологической культуры[2], второе - чисто скифскую изобразительную традицию. Изобразительная традиция представляет собой искусствоведческий термин.  Для нее предложены многочисленные определения, но для наших целей нам представляется наиболее подходящим определение А.А. Каменского: изобразительная традиция процесс освоения, передачи и развития исторически сложившегося художественного опыта[3]. Таким образом, изобразительная традиция отличается от ремесленной, то есть передачи технических навыков. Как отметила  Н.Л. Членова, в скифском искусстве традиция выражается в изображении определенных животных с использованием определенных приемов[4]. Одним из наиболее украшенных категорий скифской материальной культуры является оружие.

Как показывают исследования Ю.Г. Кокориной[5], на оружии, помимо скифской, можно выделить такие традиции, как ассиро-урартская, греческая, скифо-греческая, скифо-греко-персидская, персидская.

Традиция

Количество

%

массиро-урартская

23

5.42%

греческая

61

14.39%

неопределенная

6

1.42%

персидская

3

0.71%

скифо-греко-персидская

24

5.66%

скифо-греческая

50

11.79%

скифская

257

60.61%

 

424

 

Таблица 1. Изобразительные традиции в декоре скифского оружия

Таким образом, наряду со скифской в декоре скифского оружия существовал целый ряд инокультурных изобразительных традиций. Их специфика обсуждалась в работах разных ученых, часто без применения термина «традиция». Рассмотрим замечания различных авторов об особенностях этих традиций. Больше всего исследователи занимались скифской традицией. По работам М.И. Ростовцева, Г.И.Боровки, Б.Н. Гракова, Е.В. Переводчиковой можно составить список признаков, характеризующих её.

М.И. Ростовцев указывал, что особенностями скифской традиции можно считать боязнь пустоты, стремление показать животное реалистично при орнаментальном характере отдельных его частей, зооморфные превращения, изображение частей животных[6]. Г.И. Боровка видел такие признаки изображений, как сочетание условной стилизации с величайшим правдоподобием[7]. Б.Н. Граков подчеркивал немногочисленность видов животных, устойчивость их поз, выделение органов чувств и мускулатуры зверей[8]. Е.В. Переводчикова выделила также определенный набор поз, преувеличение некоторых частей тела животных и моделирование поверхности тела посредством сходящихся под углом плоскостей[9].

Столь же детально рассмотрена и греческая традиция. По мнению М.В. Фармаковского[10], её отличительными признаками можно считать уравновешенность изображений; помещение голов на одном уровне (исокефалия), стоп на одной линии (исоподия); низкий рельеф изображений. А.Р. Канторович на примере зооморфных изображений подчеркнул их натурализм, свободу поз и невыделенность мускулов животных[11]. Т.Н. Книпович отметила архаичность черт греческого искусства Северного Причерноморья[12].

В скифо-греческой традиции исследователи видят совмещение на одном изображении скифских и греческих черт: от скифов идет неестественность пропорций, акцентирование некоторых анатомических деталей, а от греков общая композиционная свобода, общий натурализм трактовки деталей, низкий рельеф[13], нарушение строгой профильности изображений[14], появление новых образов, сцен, орнаментальных мотивов, например, пальметт[15].

Персидской традиции свойственны нарочитая каноничность изображений, повторяемость изобразительных формул, строгое соблюдение принципов регистрового построения, условная обобщенность фигур, обозначение деталей[16].

В скифо-греко-персидской традиции исследователи видят совмещение на одном изображении скифских, греческих и персидских черт: от скифов идут зооморфные превращения, от греков – низкий рельеф, от персов – композиции из идущих львов, использование завитков для изображения суставов и грив, трактовка пальцев лап в виде параллельных линий, акцентирование мускулов на ногах животных, выделение ребер, так называемая дробная лопатка, гипертрофированные бровные складки[17].

Ассиро-урартской традиции свойственно изображение зверей в состоянии покоя, богатая орнаментация туловищ животных, геометризированная разделка деталей, низкий рельеф[18].

Перечисленные признаки позволяют описывать ту или иную традицию, но не позволяют сравнивать традиции между собой, так как критерии выбора признаков различны, а систематизировать признаки невозможно.

Авторы данной работы поставили перед собой задачу с помощью нормированного описания и технологии реляционных БД проанализировать декор на скифском оружии и охарактеризовать различные традиции по единому набору признаков. Учитывая круг научных интересов И.В. Яценко, мы хотели остановиться на характеристике греческой традиции, для чего и открываются новые возможности с использованием технологии баз данных. Однако применение этой технологии позволяет выйти за рамки изучения греческой изобразительной традиции и выявить особенности проявления инокультурных традиций в декоре скифского оружия. При этом использование БД позволяет выделить признаки всех изобразительных традиций, отобранные по единому принципу, что повышает информативность и точность исследований. Как отмечал Д.С. Лихачев, «чтобы научная теория могла считаться точной, ее обобщения, выводы, данные должны опираться на какие-то однородные элементы, с которыми можно было бы производить различные операции. Для этого изучаемый материал должен быть формализован»[19].

Аналогичные однородные элементы, которые можно было бы сопоставлять, необходимы и в археологии, в частности, при изучении древних вещей. Методическую основу построения формализованных описаний разработала Ю.Л. Щапова. Она предложила целостный подход к изучению вещей, теоретической базой которого является учение о системах. Любая система может быть охарактеризована следующими понятиями: целостность, элементность и связанность. При этом она входит как элемент (подсистема) в систему более высокого уровня[20].

Необходимость единого определения набора признаков, составляющих изобразительную традицию, диктует единые принципы при построении дефиниции каждой изобразительной традиции. И это – не простая прихоть. Ведь «назвать вещь – значит выделить ее из окружающего мира; если названия вещей хорошо организованы, следовательно, наши представления о вещах позволили нам сделать это. Существует и обратная связь: хорошо построенная терминология сразу же дает доступ к пониманию существа обозначенных вещей»[21]. Под «вещью» в данном случае подразумевается любая реалия окружающего мира, в том числе и изобразительная традиция в декоре скифского оружия.

Единство в построении такого набора признаков позволяет непротиворечиво сравнивать изобразительные традиции между собой, исключив лакуны в раскрытии информации, заложенной в древнем артефакте. Так возникает возможность создать информационно насыщенную систему. Этот термин был предложен классиологом  В.Л. Кожарой[22] и введен в археологию Ю.Л. Щаповой. Такая система «тоже не полна, но достаточна для того, чтобы информационный подход к изучению предмета можно было бы применять обоснованно»[23]. Подобный подход позволяет избежать преждевременной селекции информации при характеристике изобразительных традиций, из-за чего разные традиции характеризуются разными признаками, несопоставимыми между собой. С другой стороны, этот подход даёт возможность заметить то, что иногда ускользает от внимания исследователей.

Опираясь на этот подход, авторы предлагаемой статьи рассмотрели декор на древних вещах как единую систему[24]. Он складывается из следующих подсистем:

знак – то, что нанесено на вещь;

композиция – то, как организованы знаки;

локализация – место, на котором расположены знаки,

характер знаков – то, как нанесены знаки.


Рис. 1. Структура описания декора (по Лихтер Ю.А. Вещественный источник и база данных – принципы взаимодействия. М.,  2015.Рис. 7.  С. 320)

Знак (то, что нанесено на вещь) может быть описан пятью признаками: код, вид, целостность, ориентация знаков относительно осей вещи и сочетание знаков между собой. Композиция описывает, как организованы знаки – изображен на вещи единичный знак или их несколько, расположены они беспорядочно или организованы. Способ организации знаков представляет собой устойчивый элемент культуры[25]. Композицию создает сочетание отдельных знаков, образующих единое целое. При ее описании существенны следующие признаки: тип композиции, вид композиции, ориентация композиции, сочетание композиций.

Помимо собственно знаков и их взаимосвязи необходимо описать, как они выглядят. Соответствующие признаки входят в подсистему характер знаков. Эта подсистема тесно связана с техникой нанесения знаков и является ее морфологическим выражением. Однако характер знака и техника его нанесения не дублируют друг друга. К примеру, выпуклый знак может быть получен при использовании техники наклада нитей или толстого слоя краски, выдувания в форму и т.п. Подсистема описывается двумя признаками: профиль знака (отношение знака к поверхности предмета) и проработка знака (как проработано изображение – контурно, силуэтно, детально).

Локализация указывает, на какой из конструктивных элементов вещи нанесена композиция. Она служит для связи декора с вещью.

По выделенным подсистемам нами были описаны 255 предметов вооружения, происходящих с территории Европейской Степи, Лесостепи и Северного Кавказа, традиционно входивших в рамки скифской археологической культуры VII – IV вв. до н.э.[26]

В процессе описания соотношения вещи и декора авторы заметили, что важную роль играет ориентация декора. Важность ориентации при изучении вещей первым увидел Ж.-К. Гарден. Он выдвинул такие принципы работы с вещью при ее описании, как ориентация, дифференциация, сегментация[27]. Важность ориентации не случайна – она теснейшим образом связана с функцией вещи, в том числе и вещи декорированной. При этом если других путей нет, на ориентацию вещи в пространстве, а, значит, на ее функцию, может указать ориентация декора на вещи. Именно благодаря этому авторы смогли реконструировать функцию так называемых портупейных крючков[28].

Наиболее декорированными оказываются такие предметы вооружения, как мечи, их ножны и гориты. Чтобы установить их верную ориентацию в пространстве, основанную как на утилитарной, так и на семиотической функции, у нас есть два источника:

  • расположение этих вещей в погребениях;
  • расположение этих вещей на скифских изваяниях.

Следует отметить, что оба источника специфичны. Многие  мечи в парадных ножнах и гориты найдены в XIX - начале XX века, когда методика фиксации находок не была еще тщательно разработана, и о положении декорированных вещей нет точных сведений. Кроме того, украшенное оружие (мечи, а также ножны, гориты, щиты) иногда клали в тайник (всего известно 7 тайников)[29].

Скифские изваяния не являлись скульптурным портретом умершего воина, а представляли обобщенный облик героизированного умершего, предводителя коллектива, водружение изображения которого призвано было восстановить структуру социального Космоса, нарушенную смертью царя[30]. Это изваяние имело обязательный набор элементов, среди которых, наряду с гривной и поясом, были и изображения меча, и, в некоторых случаях, горита. Длинный меч в ножнах при этом изображался вертикально на боковой части, более короткий – кинжал или акинак – висящими под углом на передней части изваяния. Было ли важно для скульптора показать реальное положение оружия или просто указать на его наличие – сказать сложно.  Горит изображался на  боку воина, устьем вверх. Можно предположить вертикальную ориентацию в пространстве мечей, ножен и горитов.

Выделение в качестве отдельного признака «ориентации композиций» и «ориентации знаков» позволило увидеть, что они иногда не совпадают с ориентацией самих предметов, на которые помещали накладки с этими знаками и композициями.

При этом в других культурах, синхронных скифским, эта особенность не прослеживается.


Рис. 2. Изображения ориентированы поперёк вертикальной оси ножен. Ножны фракийского меча. (Фракийское золото из Болгарии: Ожившие легенды, 2013. / Журавлёв Д.В., Фирсов К.Б. (науч.ред.). М., 2013. С.86. № 17)

Так, ножны меча из Фракии, датирующегося второй половиной IV в. до н.э. разделены по вертикали на поля, отделённые друг от друга полоской орнамента. В полях представлены сцены в зверином стиле или сюжеты из местной и греческой мифологии. При этом ориентация фигур соответствует ориентации ножен[31].

В декоре вещей, выполненном в традициях, если не чисто скифских, то со скифской составляющей, как, например, ножен из кургана Шумейко, декор ориентирован по направлению расположения вещи на теле воина. В нашем случае – ножны расположены вертикально, и изображенные на них хищники ориентированы головой к краю пластины, т.е. декор рассматривается при ориентации ножен вертикально.


Рис. 3. Изображения ориентированы поперёк вертикальной оси ножен. Ножны меча из кургана Шумейко (Граков Б.Н. Скифы. М., 1971. С.140) - скифо-греческая традиция

Ориентация декора на скифских мечах требует специального рассмотрения. Мечи с навершиями в форме волют, птичьих голов или когтей хищной птицы, на рукоятях, как правило, не имеют фигуративного декора. Мечи с овальным навершием имеют изображения на рукояти, ориентированные как вдоль нее, так и поперек.


Рис. 4. Ориентация изображения соответствует ориентации предмета: 1. Меч из кургана Кекуватского (Мелюкова А.И. Вооружение скифов. САИ. Вып. Д1-4. М.,1964. Т. 19:7) - скифо-греческая традиция; 2. Меч из Колбинского кургана (Гуляев В.И., Савченко Е.И. К вопросу о роли золота в погребальном обряде скифов // Евроазиатские древности (100 лет Б.Н. Гракову). М.: 1999. С.151-161.. С.155. Рис.1) - скифо-греческая традиция

При этом можно предположить, что мастер в одних случаях следовал ориентации вещи (морды оленей ориентированы перпендикулярно вертикальной оси рукояти), а в других – уходил от нее (олень, изображенный на рукояти меча из Колбинского кургана, имеет голову, ориентированную под углом к вертикальной оси вещи, и подогнутую ногу, то есть явно сближается с позой «оленя с подогнутыми ногами» на рукояти меча из Большой Белозерки и ст. Елизаветинская).

Возможны случаи, когда меч имеет декор, как ориентированный на вертикальное рассмотрение предмета (орнамент из лотосов) так и на горизонтальное (сцены охоты), то есть на рассмотрение меча в горизонтальном положении. Можно предположить, что именно такая организация декора оказалась близкой скифскому восприятию украшения рукояти по аналогии с рамочной, когда ориентация декора в трех композициях – двух, расположенных по сторонам от центральной – отличаются друг от друга.


Рис. 5. Несовпадение ориентации предмета и изображения. Меч из кургана Чертомлык (Алексеев А.Ю., Мурзин В.Ю., Ролле Р. Чертомлык. Киев,  1991. С.100, Рис.67) - скифо-греческая традиция: 1. Ориентация меча; 2. Ориентация изображения

Расхождение ориентации вещи и декора требует объяснения. Как показала Е.В. Переводчикова, в декоре золотых накладок преобладают переднеазиатская и греческая традиции. По её мнению, традиция в производстве золотых предметов у скифов была слабая, и инокультурные мастера заполнили лакуну, существовавшую в скифской культуре[32].

Рассмотрение результатов обработки БД по декору скифского оружия позволяет расширить наблюдения Е.В. Переводчиковой, приведенные выше, и утверждать, что отличие греческой, как и других инокультурных традиций в декоре скифского оружия, состоит не только в использовании иного материала (золото) и иной технологии (дополнительные пластины), изображения на которой ориентированы иначе, чем в скифской изобразительной традиции.

При решении вопроса соотношения основы и накладки можно обратить внимание на анализ этой проблемы Г.С.Кнабе. В римском искусстве он выделил такое явление, как аппликация – основа вещи и её декор оторвались друг от друга и декорированная аппликация может быть наложена на любой предмет. «В результате длительного опыта оказалась отобрана и закреплена некая оптимальная конструкция, которая в дальнейшем как конструкция уже не реагировала на изменение окружающих условий. Оно сказалось лишь во внешнем добавлении к исходной основе некоторой приставки, “аппликации”»[33]. Это явление относится к более позднему времени, и автор считает его римским, однако это соответствует ситуации в скифском искусстве. Можно предполагать, что поскольку все накладки изготовлены не в скифских изобразительных традициях, ремесленники создавали декорированную пластину, не интересуясь, на какой предмет она будет наложена. При этом они следовали параметрам, которые им выдавал скифский заказчик, для которого были более важны материал и сюжет, чем соответствие пластины ориентации вещи.

Был важен материал и сюжет, начиная с изображений на ножнах из Керлермесского Келермесского кургана, на которых фигуры синкретических существ ориентированы вдоль ножен, вплоть до  горита из кургана Солоха, накладка которого  выполнена из серебра и создана греческим мастером[34].


Рис. 6. Несовпадение ориентации предмета и изображения. Ножны из Келермесского кургана. (Piotrowski B., Galanina L., Gratch N. Skythishe Kunst. Л.:1986. Т.32-35) Ассиро-урартская традиция: 1. Ориентация ножен; 2. Ориентация изображения

На мечах и горитах чертомлыкской серии, на упоминавшемся горите из кургана Солоха изображения ориентированы поперек вещи, что делает возможным их понимание, когда вещь держат в руках или кладут в могилу.

В скифологии высказывалось предположение о погребальном предназначении богато декорированных вещей[35]. Наши наблюдения если не подтверждают этот вывод, то позволяют говорить о церемониальном характере декора, выполненного в греческой, как и любой инокультурной традиции - декора, сделанного в технике накладок на предметы вооружения.


Рис. 7. Несовпадение ориентации предмета и изображения. Горит из кургана Чертомлык (Алексеев А.Ю. Мурзин В.Ю. Ролле Р. Чертомлык. Киев,  1991. №189) - греческая традиция

Мы видим, что случаи, когда ориентация декора не совпадает с ориентацией вещи, относятся к изображениям на накладках. Очевидно, в таких случаях можно утверждать, что накладки были изготовлены мастерами, работавшими не в скифских традициях (ассиро-урартской, греческой, скифо-греческой, скифо-греко-персидской, персидской).

Следовательно, этот признак маркирует инокультурность традиции, в которой работал мастер. Античные мастера рассматривали накладку как полотно, не уделяя внимания функции декорируемой вещи. Использование золота и соответствующие изображения оказывается важнее, чем правильная ориентация.

Можно предположить, что ко времени, к которому относятся рассмотренные накладки на скифское оружие, в восприятии декора в скифском обществе произошли некоторые изменения. Представители скифской знати заказывали украшение своего оружия мастерам, принадлежавшим к иным изобразительным традициям, в том числе и греческим мастерам. Эти накладки выполнялись с учетом конструкции скифского оружия, и каждый элемент этой конструкции имел определенный декор, связанный со скифским мировоззрением. Представления о царе (вожде) – Солнце, ведущем воинов в бой или уходящем в иной мир при погребении, отражалось в использовании дополнительных пластин из драгоценных металлов, причем несущих изображения из скифской мифологической истории (битва) или иллюстрирующих вечный переход от жизни к смерти (терзание). В виде накладок изготавливался декор не только в греческой, но и в других инокультурных традициях. Однако предметов вооружения, украшенных именно в греческой традиции и в традициях, в которых греческое влияние было выражено – скифо-греческой и скифо-греко-персидской – известно наибольшее количество. Думается, это максимально соответствовало запросам скифского общества IV в. до н.э.

В результате применения нормированного описания и технологии БД к рассмотрению декора скифского оружия мы выявили несовпадение ориентации декора и ориентации самой вещи на многих семотически значимых предметах вооружения. Это позволяет утверждать, что в рассматриваемый период скифов интересовал сюжет изображения и материал изготовления (золото, серебро, электр), имевший высокий семиотический статус. В скифском обществе существовал канон, определяющий набор изображений, воплощавший структуру мифологической Вселенной (по Д.С. Раевскому[36]) и находивший свое отражение в декоре меча с ножнами, этот канон был важен для скифского заказчика. Этот канон сообщался мастеру-производителю, и тот ему следовал. При заказе парадных вещей с накладками из драгоценных металлов для скифского заказчика оказывается неважным соответствие ориентации декора вещи ориентации самой вещи, для них важен, как уже говорилось, материал и сюжет. Скифское общество соглашается с восприятием вещи как полотна, что может говорить об изменении в идеологических представлениях скифов. В рассматриваемый период скифы считали приемлемым изготовление декора своего оружия в разных традициях, как уже говорилось выше, их интересовал сюжет изображения и материал изготовления. Они широко взаимодействовали с окружающим миром, и описываемая античными авторами «ненависть к чужеземцам» на примере судьбы царя Скила уже не имела места. Да и была ли она? В связи с вышеизложенным встает вопрос о значимости для скифов (точнее, для осознания ими семантики изображений на вещах) изобразительной традиции, в которой украшался их вещный мир, в более ранние периоды их истории – в VI -V вв. до н.э. Этот вопрос возможно решить, рассмотрев искусство Скифии в целом, в том числе и с применением технологии баз данных.

Основой для выводов авторов послужило выявленное нами несовпадение ориентации вещи и размещённого на ней декора. С точки зрения методики, можно отметить, что такие явления свидетельствуют о наличии инокультурного влияния. Дробное исследование по отдельным подсистемам позволяет увидеть такого рода «нестыковки» уже на этапе описания и ввода данных в базу.



[1] Яценко И.В. Искусство скифских племен Северного Причерноморья // История искусства народов СССР: в 9 т. Т.1 / Под ред. А.Л. Монгайта, Н.В. Черкасовой. М., 1971. С. 116-138. Яценко И.В. Искусство эпохи раннего железа // Произведения искусства в новых находках советских археологов. М., 1977. С. 43-104.

[2] Раевский Д.С. Модель мира скифской культуры//Раевский Д.С. Мир скифской культуры. М., 2006. С.355.

[3] Каменский А.А.О смысле художественной традиции //Критерии и суждения в искусствоведении. М.1986. С.216.

[4] Членова Н.Л. Происхождение и ранняя история племен тагарской культуры. М. 1967. С. 110.

[5] Кокорина Ю.Г. Декор скифского оружия VII-IV вв. до н.э. (изобразительные традиции, организация декора и семантика образов). Автореферат…канд. ист. наук. М., 2003. С.5-6.

[6] Rostovtzeff M.  The animal Style in South Russia and China. Princeton. New York, 1929. С.28.

[7] Borovka G. Scythian Art. London.1928. Р.30.

[8] Граков Б.М. Скiфи. Киiв. 1947. С.76-78; Граков Б.Н. Ранний железный век. М., 1977. С.98-99.

[9] Переводчикова Е.В. Язык звериных образов. М., 1994. С. 143.

[10] Фармаковский М.В. Горит из кургана Солоха //Известия РАИМК, 1922. Вып.2. С. 53.

[11] Канторович А.Р. Звериный стиль Степной Скифии VII-IV вв. до н. э. Автореферат дисс. … к.и.н. М., 1994.С.5Канторович А.Р. К вопросу о скифо-греческом синтезе в рамках звериного стиля Степной Скифии//Памятники предскифского и скифского времени на Юге Восточной Европы. М., 1997. С.46.

[12] Книпович Т.Н. Основные линиии развития искусства городов Северного Причерноморья в античную эпоху//Античные города Северного Причерноморья. М-Л. 1955.С.177.

[13] Канторович А.Р. Звериный стиль Степной Скифии VII-IVвв. до н. э. Автореферат дисс. … к.и.н. М., 1994.С.17;  Канторович А.Р. К вопросу о скифо-греческом синтезе в рамках звериного стиля Степной Скифии//Памятники предскифского и скифского времени на Юге Восточной Европы. М., 1997. С.53.

[14] Хазанов А.М., Шкурко А.И. Воздействие античной культуры на искусство  и культуру скифо-сарматского мира //Античность и античные традиции в культуре и искусстве народов Советского Востока. М.1978. С.73.

[15] Никулина Н.М. Искусство Ионии и Ахеменидского Ирана. М.1994.С.23.

[16] Никулина Н.М. Искусство Ионии и Ахеменидского Ирана. М.1994.С.61-66.

[17] Канторович А.Р. Звериный стиль Степной Скифии VII-IVвв. до н. э. Автореферат дисс. … к.и.н. М., 1994.С.19.

[18] Пиотровский Б.Б. Ванское царство. М., 1959. С.251; Пиотровский Б.Б. Искусство Урарту VIII-VIвв. до н.э. Л. 1962. С. 100, 118, 120.

[19] Лихачев Д.С. Еще раз о точности в литературоведении // Лихачев Д.С. О филологии. М., 1989. с.27.

[20] Щапова Ю.Л. Естественнонаучные методы в археологии. М., 1988. С. 73.

[21] Андреев Н.Д. Статистико-комбинаторные методы в теоретическом и прикладном языковедении // Татаринов В.А. История отечественного терминоведения: В 3 т. Т. 2. Направления и методы терминологических исследований. Кн. 2. М., 1999. С. 138.

[22] Кожара В.Л. Классификационная проблема. - Борок, 1984. - Рукопись депон. во ВИНИТИ 5.11.84, № 7149-84 Деп.

[23] Щапова Ю.Л. Лингвистическое обеспечение баз данных по археологии // Компьютеры в археологии: Материалы конференции «Опыт компьютерной обработки археологических материалов (Москва, апрель 1993 г.)». –  М., 1996. –  С. 104–108. С.106.

[24] Кокорина Ю.Г., Лихтер Ю.А. Морфология декора.  М., 2010. 

[25] Иванов С. В. Орнамент народов Сибири как исторический источник (по материалам XIX — начала ХХ в.).  М.: Л.:1963. С.23

[26] Кокорина Ю.Г., Лихтер Ю.А. Возможности нормированного описания и технологии реляционных БД в изучении декора на скифском оружии. // Историческая информатика. № 1 . 2014. Барнаул. С. 16-39.

[27] Гарден Ж.-К. Теоретическая археология. М., 1989. С.94-95

[28] Кокорина Ю.Г., Лихтер Ю.А. Куда смотрит вещь. //МИФ (мифология и филология) вып.7 София, 2001. С.233-239

[29] Было высказано мнение, что в тайники помещали наиболее семиотически важные предметы (Тереножкин А.И., Мозолевский Б.Н. Мелитопольский курган. Киев.1988. С.173).

[30] Раевский Д.С. Модель мира скифской культуры//Раевский Д.С. Мир скифской культуры. М., 2006. С.430.

[31] Журавлёв Д.В., Фирсов К.Б. Фракийское золото из Болгарии: Ожившие легенды. М.,2013. С.86. № 17.

[32] Переводчикова Е.В. Скифский звериный стиль и греческие мастера// Античная цивилизация и варварский мир. Материалы III археологического семинара. Новочеркасск, 1993. С. 68.

[33]  Кнабе Г.С. Древний Рим – история и повседневность. М., 1986. С.176.

[34] Фармаковский М.В. Горит из кургана Солоха //Известия РАИМК, 1922. Вып.2

[35] Граков Б.Н. Скифский Геракл //КСИИМК, 1950. Вып.34.

[36] Раевский Д.С. Модель мира скифской культуры//Раевский Д.С. Мир скифской культуры. М., 2006.С.265-575.



Рассказать о публикации коллеге 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2017 Исторические Исследования

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.