Освещение дипломатической миссии А.Я. Дашкова в США (1809-1817) в американских периодических изданиях
Освещение дипломатической миссии А.Я. Дашкова в США (1809-1817) в американских периодических изданиях

Сближение России и США в начале XIX века являлось важным стратегическим шагом для обеих держав. В период европейских войн, когда Россия противостояла наполеоновской агрессии, а США противостояли давлению Великобритании, страны, как никогда нуждались в союзничестве.

Изучение данной темы представляет большой научный интерес, оно позволяет выявить истоки взаимоотношений двух стран, глубже и всесторонне понять систему международных отношений конца XVIII – начала XIX веков. Однако, несмотря на очевидную научную значимость проблематики отношений двух стран в начале XIX в., приходится признать недостаточную разработку данной темы, как в отечественной, так и в американской историографии[1].

Сложно не согласиться с мнением отечественного исследователя Н.Ю. Сучуговой, что «хорошо оказались разработаны аспекты экономических, политических и культурных взаимосвязей конца XVIII в. Однако раннего этапа становления официальных дипломатических связей, который предоставляется чрезвычайно важным, практически никто, кроме Н. Н. Болховитинова, не касался»[2].

Сам факт установления дипломатических отношений между Россией и Северо-Американскими Соединёнными Штатами[3] был зафиксирован на основе личных и многочисленных писем глав двух государств, императора Александра I и 3-го американского Президента Томаса Джефферсона; а также в результате переговоров дипломатических кругов с августа по декабрь 1807 года на нейтральной стороне, свидетельствовавших об обоюдном согласии первых лиц государства на обмен официальными посланниками, дипломатическими миссиями и консульствами[4]. Переговоры ограничились устным обменом мнений посланников в Лондоне, в результате чего обе стороны пришли к заключению, что договоренность между Россией и США достигнута и дипломатические отношения установлены на государственном уровне. Описанное выше, как нельзя лучше, соответствует трёхкратному установлению дипломатических отношений между Россией и США: в результате переписки и дипломатических встреч в 1807 году. В 1809 году дипломатические отношения между Россией и США были установлены на уровне дипломатических представительств в ранге посланников: в июле состоялась встреча Поверенного в делах и Генерального консула России в Соединенных Штатах, графа Андрея Яковлевича Дашкова с Государственным секретарем США Робертом Смитом и Президентом США Джеймсом Мэдисоном. Пока в России подготавливали А.Я. Дашкова к его дипломатической миссии, в Вашингтоне все еще решался вопрос о назначении американского посланника. Томас Джефферсон принимает решение назначить посланником в Россию своего давнего сподвижника Уильяма Шорта и отправляет его в Европу. Однако вместо ожидаемых инструкций из Вашингтона Шорт получает известие о том, что сенат США не утвердил его кандидатуры и вообще высказался против специальной дипломатической миссии в Санкт-Петербурге. Причиной отказа, как считает американский исследователь Норман Соул, послужили напряженные отношения между президентом и Конгрессом. В свою очередь, Джеймс Мэдисон уже через два дня после официальной инаугурации предложил сенату утвердить кандидатуру Джона Куинси Адамса, однако встречает отказ. Наконец, 26 июня 1809 г. президент США вновь поставил перед сенатом вопрос об учреждении дипломатической миссии в Санкт-Петербурге и назначении на пост посланника Дж. К. Адамса. На этот раз, решение сената оказалось положительным[5]. Американский посланник Джон Куинси Адамс прибыл в Санкт-Петербург в октябре 1809 года.

А.Я. Дашков, назначенный российским посланником в Соединенных Штатах в апреле 1809 года[6], продолжал службу в Коллегии иностранных дел России еще почти целый год, собирал необходимые документы и материалы относительно российско-американских связей, отбыл из Санкт-Петербурга в Америку, получив инструкции от Николая Петровича Румянцева с указаниями укреплять политические и торговые отношения с США[7], и вручил свои Верительные грамоты американскому президенту в июле 1809 года»[8].

Приезд российского дипломата отметили несколько американских изданий[9]. Например, в «Pittsburgh Weekly Gazette» говорится о том, что «Мистер Дашков, российский генеральный консул и поверенный в делах в США прибыл со своей семьей на бриге Fair American»[10].

Приехав из России, где те немногие газеты, которые существовали, подвергались жесткой государственной цензуре, Дашков не мог не обратить внимание на огромное влияние американской прессы во внутриполитической жизни страны и в формировании общественного мнения США. В столице молодого государства – Вашингтоне, отмечал А.Я. Дашков, «каждый ремесленник и вольный гражданин читает газету, рассуждает о политике по-своему и считает себя пригодным для любой должности в правительстве. Ремесленники, владельцы гостиниц и даже палачи требуют быть депутатами, генералами, полковниками и т.д.»[11]

Партийный и региональный дух проявился в «немыслимых» 359 газетах в Соединенных Штатах. Дашков с изумлением отметил, что «человек, живущий посреди леса в хижине, получает и читает газету». Редакторы, особенно в крупных городах, писал он, «вообще имеют самый презренный характер. Они доступны для продажи и предательства. Практически все газеты поддерживают либо федералистов, либо демократов. Газета печатала все, что не противоречило ее партийным принципам»[12].

В целом, можно сказать, что издания, поддерживавшие федералистскую партию и выходившие в штатах Новой Англии («Boston Gazette», «Weekly Messenger»), как правило, отзывались о России в более благожелательном тоне, в то время как республиканская пресса часто была настроена довольно критично. Такие издания, как выходивший в Вашингтоне «National Intelligencer», филадельфийская «Aurore», балтиморский «Weekly Register» откровенно симпатизировали Франции и помещали откровенно тенденциозные сообщения и публикации, в которых писали о «дикой стране» и «легионах варваров». Как справедливо отмечал Болховитинов Н. Н., «Острые споры и разногласия в оценках России впервые вполне определенно выявились в 1812-1814 гг., когда в США широко комментировался разгром Наполеона русской армией. Из почти неизвестной и загадочной страны Россия стала приобретать вполне конкретные и реальные очертания»[13].

Сам Дашков в донесениях в Россию не скрывал своих симпатий к федералистской партии, критикуя «нерешительность и колебания» республиканской администрации. Например в переписке с Румянцевым в 1809 году, Дашков критикует «партийный дух», который «часто связывает руки исполнительной власти, даже когда он намерен действовать во благо страны»[14], однако отмечает огромное влияние прессы и общественного мнения, которое пресса во многом формирует: так, например, по мнению А.Я. Дашкова, официальные   лица американской администрации, которых он «не может не подозревать в неискренности», «видя многие примеры лицемерия властей» США, тем не менее, опасаются высказываться против политики Российской империи, так как «не осмеливаются противоречить в этом вопросе общественному мнению, боясь повредить своей популярности, которую они поддерживают с таким трудом и с помощью стольких интриг»[15].

Примером такого лицемерия и неискренности могло послужить освещавшееся в прессе единовременное приглашение на официальные мероприятия дипломатических представителей России и Франции – что заставляет Дашкова говорить о «лицемерии властей» США и недоумевать, «как могут власти радоваться успехам Франции и в тоже время ценить дружбу с нашим правительством»[16].

Очевидно, рассуждая об общественном мнении, которое так сильно влияло на проводимую республиканской администрацией политику, Дашков имел в виду прежде всего жителей штатов Новой Англии, которые выступали за скорейшее примирение с бывшей  метрополией, и отмечает нежелание республиканской администрации предпринимать какие-либо шаги, которые бы «содействовали процветанию восточных штатов»: «Вожди правящей партии… до такой степени озлоблены против оппозиции, что меня не удивляет ослепление, заставляющее их верить, будто можно отделить или привести к упадку одну отрасль народного хозяйства, не причиняя ущерба всем другим отраслям»[17]. Представители правящей республиканской партии (Дашков называет их «демократами» - точнее, демократические республиканцы) «чинят препятствия американской внешней торговле и хотят вместо развития промышленности развивать сельское хозяйство»[18].

Кстати, несмотря на то, что в частных беседах (например, с супругой Джона Куинси Адамса – Луизой Кэтрин Адамс) А.Я. Дашков заявлял о своих республиканских взглядах и идеалах («Что он –слишком Республиканец, чтобы быть счастливым в своей родной стране»)[19], в официальных донесениях российский посол критикует американскую систему правления: «считаю своим долгом заметить здесь, что из-за непостоянства взглядов и политики представительных правительств, которые под влиянием разного рода обстоятельств могут стать диаметрально противоположными, нельзя ни предъявлять к ним претензии, не подходить к исполнительной власти с той же меркой, что и к монархическому правительству. В самом деле, при смене президента не только может измениться вся политика правительства, но даже одно и то же лицо может оказаться вынужденным отвергать то, что ранее им поддерживалось. Идет постоянная борьба между президентом и неустойчивыми взглядами народа. Искусство главы американцев удержаться на своем посту состоит в том, чтобы собрать большинство голосов; но в результате тех же усилий, благодаря которым он завоевывает популярность, он ее в конце концов теряет. В угоду народу удалось объявить войну; но именно война из-за вызванных ею налогов и податей станет гибельной для господствующей партии»[20].

Победы русской армии в войне с Наполеоновской Францией вызывали неоднозначную реакцию американского общества: как отмечает Дашков, праздновало «население нескольких городов». «С наибольшим блеском победы русских армий были отпразднованы в Бостоне»[21]. Резкой критике со стороны американских правящих кругов подвергся российский консул в Бостоне А.Г. Евстафьев за двусмысленный тост, восхваляющий Бостон – как известно, оплот федералистов – который «первым начал революционную войну с метрополией и вел другие города за собой». Как впоследствии отмечал сам А.Г. Евстафьев в письме к А.Я. Дашкову, «словами о политической мудрости и моральном духе бостонцев, я не хотел оскорбить центральное правительство или проявить к нему неуважение». Более того, подобные заявления противоречили бы принципам самого А.Г. Евстафьева, который никогда «не вмешивался в государственную политику» США и «не питал непозволительного желания осуждать правительство или отдельных его членов или сеять против них предубеждение»[22]. Тем не менее, «составленная им речь и тост, несколько напыщенный из-за волнения» вызвали дипломатический и внутриполитический скандал. По мнению А.Я. Дашкова, «не имея возможности отомстить федералистам», республиканская администрация пытается «выместить зло на нашем консуле»[23]. На последовавшем затем торжественном обеде в Джорджтауне, устроенном в ознаменовании российских побед, не было «ни одного правительственного чиновника», ни одного представителя правящей партии[24].

Большое внимание уделяла американская пресса[25] возможному посредничеству России в организации мирных переговоров между США и Великобританией[26]. Сам Дашков попытался донести эту инициативу и до американского правительства, и до командующего британским флотом в Северной Америке адмирала Уоррена. Неудивительно, что возможность закончить войну как можно быстрее была с радостью встречена американской администрацией, стремившегося воспользоваться «доброй волей России»[27]. Тем не менее, мирная инициатива России стала объектом внутрипартийной борьбы[28]: представители оппозиции заявили, что Дашков действовал по собственной инициативе, без санкции главы государства, более того, якобы вся история с российским посредничеством была придумана лично Дж. Монро – по утверждению Weekly Raleigh Register, «эта откровенная ложь»[29] была придумана оппозицией, чтобы дискредитировать администрацию и российскую дипломатическую инициативу.

Однако – вопреки ожиданиям А.Я. Дашкова – англичане отвергли предложение России о посредничестве[30]. Как отмечает Н.Н. Болховитинов, «в соответствии с инструкциями из Вашингтона от 8 января 1814 г. При отъезде из С.-Петербурга американским уполномоченным надлежало поставить русское правительство в известность, «что президент США осознает дружественное расположение императора, проявившееся в предложении посредничества, выражает сожаление по поводу его отклонения британским кабинетом и желание, чтобы в будущем в отношениях между двумя странами могли возобладать наибольшее доверие, сердечность и взаимопонимание»[31].

Самый большой скандал, связанный с российской дипмиссией и получивший отражение на страницах американских газет, произошел в 1815 г. 9 ноября 1815 года, Николай Козлов, который сменил Дашкова на посту генерального консула в Филадельфии в 1811 году, был арестован за изнасилование 12-летней девочки-служанки[32]. Возмутившись нарушением дипломатического иммунитета российского консула и пытаясь спасти репутацию, Дашков направил циркулярное письмо протеста другим зарубежным миссиям в США и на какое-то время даже прервал контакты с американскими официальными лицами, за что был подвергнут критике со стороны американской прессы, которая обвинила его в «невежестве, предрассудках и враждебности»[33]. Несмотря на то, что американское правительство в конечном итоге признало принцип консульского иммунитета, за который Дашков так яростно боролся, и формально извинился перед Россией за арест Козлова, Александр I в ноябре 1816 года принял решение отозвать своего представителя[34].

Отъезд первого российского посла в США сопровождался рядом статей в различных американских газетах[35], а также публикацией в проправительственной «National Intelligencer», которую, очевидно, Дашков считал признанием своих заслуг в деле установления дружеских связей между двумя государствами – не случайно в архиве самого Дашкова нами были найдены два рукописных варианта этой газетной статьи (на английском и французском языках)[36], которые он, вероятно, собирался продемонстрировать своему руководству в качестве доказательства успеха своей миссии. В этой публикации – крайне хвалебной для российского дипломата – подводится итог десятилетнему пребыванию российского дипломата в США и отмечается вклад А.Я. Дашкова в развитии двухсторонних отношений, его прощание с президентом Джеймсом Монро («most kind and friendly»), отметившего заслуги российского дипломата, прежде всего, посреднические усилия в достижении мирного договора между США и Великобританией и стремление не вмешиваться во внутрипартийную борьбу в самих Соединенных Штатах. Газета “National Intelligencer”, по сути, рупор республиканской администрации, выразила надежду, что десятилетняя миссия А.Я. Дашкова будет способствовать более взвешенному и корректному представлению российской правящей элиты о внутренней и внешней политике молодой американской республики, ее базовых политико-правовых принципах и достоинствах американских граждан, таких как «доброта и гостеприимство».

Оценка дипломатической деятельности Дашкова в США, данная National Intelligencer, во многом совпадает с теми заслугами, которые он сам перечислил в докладной записке графу Нессельроде и найденную нами в архиве: «Я был ответственен за зарождающиеся отношения между Россией и Америкой. За официальные отношения с этим далеким краем. Я организовал там консульства и налаживал переписки между странами. Во время войны американцев, мне было поручено предложить императорское посредничество между Америкой и Великобританией, после чего Соединенные Штаты отправили в Петербург трех Полномочных представителей»[37].

А.Я. Дашков энергично и умело представлял интересы России в Соединенных Штатах Америки, высказывая продуманную и взвешенную оценку в отношении внутриполитической ситуации в молодой американской республике и рассуждая о будущем заокеанского государства. Дипломатическая миссия А.Я. Дашкова в США достаточно подробно освещалась в американской прессе, демонстрируя широкий разброс мнений и заинтересованность американского общества в вопросах внешней политики.



[1]Болховитинов Н.Н. Становление русско-американских отношений, 1765-1815. М., 1966; Болховитинов Н.Н., Дивильковский С.И. Русская дипломатия и англо-американская война 1812-1814 годов // Новая и новейшая история. 1961 №4; История внешней политики и дипломатии США. 1775-1877 // Под ред. Н.Н. Болховитинова. М., 1994; Сучугова Н.Ю. Дипломатическая миссия Джона Куинси Адамса в 1809-1814 годах. М., 2007; Трояновская М. О. Дискуссии по вопросам внешней̆ политики в США (1775-1823). М., 2010; Bailey T. A. America Faces Russia: Russian-American Relations from Early Times to Our Day. Ithaca, 1950; Hildt J. Early diplomatic negotiations of the US with Russia. Baltimore, 1906; Russian-American Dialogue on Cultural Relations, 1776-1914 / Ed. by Norman E. Saul and Richard D. McKinzie. L., 1997; Saul N. E. Distant friends. The United States and Russia, 1763-1867. Kansas, 1991.

[2] Сучугова Н.Ю. Становление российско-американских отношений в начале XIX в.: историография вопроса // Известия Уральского федерального университета. 2004 С.136.

[3]В русском языке до середины XX века было принято США называть Северо-Американскими Соединёнными Штатами.

[4]Савойский А.Г. К 205-летию установления дипломатических отношений между Россией и США // Дипломатическая служба. М., 2013.

[5]Saul N. E. Distant Friends. The United States and Russia, 1763-1867. Kansas, 1991. P. 49-50.

[6]Рескрипт Александра I о назначении Дашкова Андрея Яковлевича русским генеральным консулом в Соединенные Штаты Америки // ГАРФ, ф. 907, оп. 1, д. 54.

[7]Письмо канцлера и министра иностранных дел графа Румянцева Николая Петровича Дашков Андрею Яковлевичу с служебными поручениями // ГАРФ, ф. 907, оп. 1, д. 59.

[8]Записка А.Я. Дашкова Н.П. Румянцеву, Филадельфия, [12] 24 июля 1809 г. // Болховитинов Н.Н. Россия и США: Становление отношений 1765-1815. М., 1980, С. 363.

[9]The Raleigh Minerva (Raleigh, North Carolina) · Thu, Jul 13, 1809; Pittsburgh Weekly   Gazette (Pittsburgh, Pennsylvania) · Wed, Jul 19, 1809.

[10] Pittsburgh Weekly Gazette (Pittsburgh, Pennsylvania) · Wed, Jul 19, 1809.

[11]Despatch from Andrei Ia. Dashkov to Nikolai P. Rumiantsev, September 1/13, 1814 // Bashkina et al., United States and Russia, Washington: U.S. Govt. Print. Off., 1980, P.1092.

[12]Заметки (черновые) Дашкова Андрея Яковлевича об американских газетах // ГАРФ, ф. 907, оп. 1, д. 66.

[13]Болховитинов Н.Н. Становление русско-американских отношений. 1775-1815, М., 1966. С. 599.

[14]Из донесения А.Я. Дашкова Н. П. Румянцеву. 2 (14) февраля 1813 // Болховитинов Н. Н. Россия и США: Становление отношений 1765-1815. М., 1980. С. 567-69.

[15]Из донесения А.Я. Дашкова Н.П. Румянцеву 2 (14) февраля 1813 г. // Болховитинов Н. Н. Россия и США: Становление отношений 1765-1815. М., 1980.  С. 567.

[16] Там же. С. 568.

[17]Из донесения А.Я. Дашкова Н.П. Румянцеву 2 (14) февраля 1813 г. // Болховитинов Н.Н. Россия и США: Становление отношений 1765-1815. М., 1980.   С. 567-568.

[18]Донесение А.Я. Дашкова Н.П. Румянцеву 29 марта 1813 г. // Болховитинов Н.Н. Россия и США: Становление отношений 1765-1815. М., 1980. С. 581.

[19]Diary and Autobiographical Writings of Louisa Cathrine Adams. Cambridge (Mass.)-L., 2013. P. 434-435. Кстати, и в разговоре с Луизой Катрин Адамс Дашков упоминает о слабости исполнительной власти в США, учитывая слишком быстрый рост количества штатов, особенно после присоединения Флориды.

[20]Из донесения А.Я. Дашкова Н.П. Румянцеву 2 (14) февраля 1813 г. // Болховитинов Н. Н. Россия и США: Становление отношений 1765-1815. М., 1980. С. 568.

[21] Донесение А.Я. Дашкова Н.П. Румянцеву 19 июня 1813 г. // Болховитинов Н. Н. Россия и США: Становление отношений 1765-1815. М., 1980. С. 600.

[22]Письмо российского консула в Бостоне А.Г. Евстафьева А.Я. Дашкову 17 апреля 1813г. // Болховитинов Н. Н. Россия и США: Становление отношений 1765-1815. М., 1980.

[23]Донесение А.Я. Дашкова Н.П. Румянцеву 19 июня 1813 г. // Болховитинов Н.Н. Россия и США: Становление отношений 1765-1815. М., 1980, С. 600.

[24] Там же. С. 601.

[25] The Maryland Gazette (Annapolis, Maryland) · Thu, Mar 18, 1813.

[26]Более подробно об этой внешнеполитической инициативе России см. Трояновская М.О. Дискуссии по вопросам внешней политики в США (1775-1823). М., 2010. С. 231-235.

[27] Там же. С. 232.

[28] Pittsburgh Weekly Gazette (Pittsburgh, Pennsylvania) Fri, Aug 13, 1813.

[29] Weekly Raleigh Register (Raleigh, North Carolina) Fri, Mar 4, 1814.

[30]Донесение А.Я. Дашкова Н.П. Румянцеву 29 марта 1813 г. // Болховитинов Н.Н. Россия и США: Становление отношений 1765-1815. М., 1980. С. 580.

[31]Болховитинов Н. Н. Становление русско-американских отношений - 1775-1815. М., 1966. С. 556.

[32] The Evening Post (New York, New York) · Fri, Nov 15, 1816.

[33] The Raleigh Minerva (Raleigh, North Carolina) · Fri, Nov 29, 1816.

[34] The North-Carolina Star (Raleigh, North Carolina) · Fri, Nov 22, 1816.

[35]The Evening Post (New York, New York) Fri, Nov 15, 1816; The Evening Post (New York, New York) Thu, Nov 21, 1816; The North-Carolina Star (Raleigh, North Carolina) Fri, Nov 22, 1816; Pittsburgh Weekly Gazette (Pittsburgh, Pennsylvania) Tue, Dec 3, 1816.

[36]Статья (копия) из американской газеты «National Intelligencer» об отбытии Дашкова Андрея Яковлевича русского уполномоченного министра на родину // ГАРФ. ф. 907, оп. 1, д. 100.

[37]Докладная записка (копия) Дашкова Андрея Яковлевича штат-секретаря графу Нессельроде о своей деятельности в качестве уполномоченного министра в Соединенных Штатах Америки за десять лет, а также о бедственном положении // ГАРФ, ф. 907, оп. 1, д. 102.



Рассказать о публикации коллеге 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2017 Исторические Исследования

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.