Александренков Э.Г. Аборигены Больших Антильских островов в колониальном обществе: Конец XV - середина XVI века. - Saarbrücken: Palmarium Academic Publishing, 2017
Александренков Э.Г. Аборигены Больших Антильских островов в колониальном обществе: Конец XV - середина XVI века. - Saarbrücken: Palmarium Academic Publishing, 2017

Рецензия посвящена новой монографии Эдуарда Григорьевича Александренкова, выдающегося отечественного американиста. В ней рассматриваются особенности взаимоотношений коренных обитателей Больших Антильских островов и европейских завоевателей в период конца XV - середины XVI вв. Автор предлагает рассматривать взаимодействие коренных жителей и пришлого населения как катастрофу, которая проявилась в смысле физического уничтожения аборигенов (демографическое измерение), в контексте разрушения традиционных общественных структур (социальное измерение) и самосознания (этническое измерение).

Изучение латиноамериканского региона – одна из классических исследовательских тем в этнологии/антропологии. Это связано в первую очередь с его своеобразной историей, обусловившей возникновение различных форм взаимодействия коренного и пришлого населения. Это взаимодействие (ставшее в значительной степени деструктивным в отношении аборигенов) заложило основу для формирования сложных и очень интересных паттернов стереотипизации, самоидентификации, сопротивления ассимиляции, что и входит в исследовательское поле этнологии/ антропологии.

В то же время, в нашей стране изучение латиноамериканского региона нередко воспринимается как увлечение “экзотикой”, в первую очередь в силу его территориальной удаленности.

Новая монография ведущего научного сотрудника Института этнологии и антропологии РАН Эдуарда Григорьевича Александренкова доказывает, что изучение сюжетов, связанных с этнической историей Латинской Америки, никак не вписывается в рамки простого исследовательского любопытства. Хотя автор во введении признается, что “индивидуальный интерес исследователя – главный стимул, что ведет к реализации научного поиска”[1], он тут же поясняет (и текст монографии это иллюстрирует), что изучение коренных обитателей Больших Антильских островов в период конца XV – середины XVI вв. позволяет поставить вопросы и более общего порядка, нежели отдельные аспекты этнической истории в рассматриваемый период.

Эти вопросы, о которых подробнее будет сказано ниже, можно считать результатом давнего исследовательского интереса Э.Г. Александренкова к взаимоотношениям коренного и пришлого населения Америки[2]. Особое место в научной деятельности автора занимает изучение населения Антильских островов в исторической ретроспективе[3] и в современную эпоху – в особенности что касается этнографии Кубы[4]. Труды Э.Г. Александренкова традиционно отличает особое внимание к анализу письменных источников[5], в частности эпохи Конкисты и колониального владычества. Все эти особенности научного почерка автора хорошо прослеживаются в его новой монографии.

Прежде всего, она посвящена региону, изучению населения которого (как коренных жителей, так и потомков переселенцев) Э.Г. Александренков посвятил много лет. В результате те выводы, к которым он приходит на основе анализа письменных и археологических источников, дополняются и иллюстрируются этнографическим материалом, полученным автором в ходе полевых исследований. Особенно это проявляется в шестой главе и в Заключении. В этой части работы автор связывает проведенное им историческое исследование с современностью, размышляя об эволюции рассмотренных в монографии социальных категорий и культурных феноменов. Особый интерес представляют данные о расовой терминологии, как официальной, так и “народной”. Так, Э. Г. Александренков прослеживает историю термина “метис” на Кубе и приходит к выводу о его постепенном исчезновении как из официального дискурса, так и из обычной речи. Анализируются также особенности употребления термина «индио», происхождение категории «гуахиро». 

Далее, монография подводит итог многолетней активной работе исследователя с типологически разными текстами, касающимися различных сторон социально-экономического и культурного взаимодействия конкистадоров и аборигенов в эпоху европейского завоевания и ранний колониальный период. Монографию открывает подробный источниковедческий очерк. Основная часть представляет собой текст, постоянно отсылающий читателя к данным этноисторических и документальных источников (классификация Андерсона-Кордовы[6]).

Наконец, эмпирический материал становится для автора основой для теоретической рефлексии, которая прослеживается уже в его предыдущих работах. Э. Г. Александренков задается вопросом о том, можно ли считать взаимодействие коренного населения Больших Антил и европейских колонизаторов “контактом культур”, если учесть, что пришельцы настойчиво искореняли местное население и были в лучшем случае равнодушно, а в худшем – враждебно настроены к его культуре. По мнению автора, цель эксплуатации аборигенного населения перекрывала все остальные как для испанской короны, так и для самих конкистадоров настолько, что практически не оставляла места никакому другому, сколько-нибудь конструктивному, взаимодействию. Теоретической основой авторской оценки изучаемых явлений становится марксистский подход, в рамках которого предлагается рассматривать Конкисту в первую очередь в контексте процесса первоначального накопления капитала[7]. Автор настаивает на том, что ни о каком контакте культур в таком случае не может идти и речи. 

В результате автор предлагает рассматривать взаимодействие коренных жителей и пришлого населения как катастрофу для первых, которая проявилась в их физическом уничтожении (демографическое измерение), в разрушении традиционных общественных структур (социальное измерение) и утрате самосознания (этническое измерение). Под “этническим крахом” автор понимает прежде всего разрушение местной групповой идентичности и ее подмену понятием «индиос» (индейцы), которое со временем превратилось из экзоэтнонима в самоназвание.

При этом исследователь указывает, что разные аспекты этой катастрофы неотделимы друг от друга. “Когда-то я считал, что главной причиной катастрофического упадка аборигенного населения на островах была система эксплуатации, наложенная на него пришельцами”[8], – признается Э. Г. Александренков, поясняя далее, что пришел к выводу о непосредственной взаимосвязи демографической и социальной катастрофы коренного населения. Физическое уничтожение индейцев стало возможным не в последнюю очередь вследствие разрушения их традиционной социальной организации. Последнее же стало возможным во многом из-за отсутствия государственных образований на территории Больших Антил, что и обусловило особую судьбу этих островов в ходе Конкисты по сравнению со многими другими регионами Латинской Америки.

Может показаться, что автор вполне однозначно оценивает взаимодействие конкистадоров и аборигенов – как катастрофу, приведшую к почти полному исчезновению последних. С другой стороны, рассмотрение выделенных автором аспектов “катастрофы” аборигенов Антильских островов не мешает ему обратить внимание на сохранение некоторых элементов автохтонных культур. Э.Г. Александренков подчеркивает, что осознанные заимствования были сделаны колонизаторами прежде всего из области материальной, а не духовной культуры. Процесс передачи местного фольклора хоть и латентно, но тоже происходил, так как некоторые элементы верований коренного населения прослеживаются в легендах и верованиях сельского населения, а также в особенностях католического культа в регионе.

Особое место в работе занимают вопросы, связанные с трансформацией идентичности коренного населения, а также с особенностями его восприятия большинством населения. Э.Г. Александренков анализирует эволюцию образа коренных жителей и те коннотации, которые ему соответствовали в зависимости от этапа развития общенациональной идеи. Так, если в эпоху борьбы за независимость образ индейца идеализировался в политических целях, то на современном этапе «индейская культура» становится конструктом, используемым для привлечения туристов[9]. Автор подчеркивает, что сегодня вопрос об отнесении изучаемых индивидов к группам индейцам стоит решать на основе не только биологических данных, но и самосознания населения. Кроме того, автор анализирует феномен “этнической ревитализации” в контексте современного самосознания жителей Больших Антильских островов. Он описывает феномен движения новых “таинов”, основа существования которого – попытка возродить идентичность островных аборигенов, отвергая факт их истребления в колониальное время. Использование термина taínos, ранее не имевшего этнического подтекста, связано с новыми формами групповой идентичности на основе реальных или изобретенных культурных практик.

В Заключении к своей монографии Э. Г. Александренков предполагает, что в будущем, возможно, появится “некая пан-Антильская общность, не существовавшая прежде”[10]. Думаю, этот вывод – вполне логичное завершение труда, который иллюстрирует необходимость исторического анализа для понимания современных форм идентичности и групповой репрезентации.



[1] Александренков Э.Г. Аборигены Больших Антильских островов в колониальном обществе: Конец XV - середина XVI века. - Saarbrücken: Palmarium Academic Publishing, 2017. С. 3.

[2] Александренков Э.Г. Контакт культур или первоначальное накопление капитала? //Америка после Колумба: взаимодействие двух миров. М, 1992, с. 113-125.

[3] Александренков Э.Г. Некоторые аспекты мировоззрения аборигенов Гаити к приходу европейцев /Вестник антропологии, № 4 (32), 2015, с. 55-71.

[4] Александренков Э.Г. Стать кубинцем: проблемы формирования этнического самосознания (XVI-XIX вв.). М., 1998; Александренков Э.Г. Пространственные различия в материальной культуре сельского населения Кубы //Этнография кубинской провинции Матансас. М., 1988, с. 188-207; Александренков Э.Г. Ром и пиво в жизни гаванца в 1960-1990-е гг. // Хмельное и иное. Напитки народов мира. М., 2008, с. 440-461; и др.

[5] Aleksandrenkov E. Evidencias escritas sobre aborígenes de las Antillas Mayores del tiempo del “contacto” //Cuba Arqueológica. Año VII, núm. 2, 2014, p. 5-18; Александренков Э.Г. Первое европейское изложение верований аборигенов Америки («Сообщение» Рамона Панэ) //ЭО, 2014, № 1, с. 149-163; Александренков Э.Г. Испанские сведения об аборигенах Америки конца XV-XVI в. //Источники по этнической истории аборигенного населения Америки М., 2012, с. 6-57; и др.

[6] Anderson-Córdova K.F. The Aftermath of Conquest. The Indians of Puerto Rico during the Early Sixteenth Century // Ancient Borinquen 2005, pp. 337-352.

[7] Александренков Э.Г. Аборигены Больших Антильских островов в колониальном обществе: Конец XV - середина XVI века. - Saarbrücken: Palmarium Academic Publishing, 2017. С. 478.

[8] Там же. С. 452.

[9] Отмечу, что описанный автором феномен в целом очень характерен для современных стран Латинской Америки. Так, на примере Мексики хорошо прослеживается использование “этнического” для своеобразного брендирования страны (обращение к ацтекским символам) и ее отдельных территорий (культура майя Юкатана).

[10] Александренков Э.Г. Аборигены Больших Антильских островов в колониальном обществе: Конец XV - середина XVI века. - Saarbrücken: Palmarium Academic Publishing, 2017. С. 478.



Рассказать о публикации коллеге 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2018 Исторические Исследования

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.