Значение избрания президентом Франции Э.Макрона для истории Пятой республики
Значение избрания президентом Франции Э.Макрона для истории Пятой республики

Убедительная победа Э.Макрона на президентских выборах в мае 2017 г., затем завоевание абсолютного большинства в парламенте в июне его партией «Вперёд, Республика» в блоке с партией «Демократическое движение» Ф.Байру, выступление на Конгрессе в Версале перед членами обеих палат парламента 3 июля, во время которого были обнародованы главные цели политики нового правительства, возглавляемого Э.Филиппом, который, в свою очередь, выступил 4 июля перед депутатами Национальной Ассамблеи с изложением основных направлений реализации намеченных президентом целей, получив доверие 370 депутатов против 67 – все эти события заметно оживили политическую жизнь Франции весны-лета 2017 г., дав множество поводов для критического осмысления.

Один из авторитетных французских социологов М.Вевьёрка не без основания усматривает в победе Э.Макрона элементы популизма «верхов». По его мнению, в риторике такого варианта популизма подчёркивается дистанцированность как от левых, так и правых системных партий, выражается нацеленность на объединение под своими знамёнами порвавших с этими партиями граждан и намерение тем самым положить конец сложившейся политической системе в случае прихода к власти. Подтверждением наличия «популизма верхов» в движении «В путь!» Э.Макрона может послужить лозунг: «Ни левый, ни правый», с которым он шёл на выборы[1]. «Он был кандидатом «горизонтали» власти, участия граждан в совместном управлении страной», - говорится в редакторской статье французского журнала «Обс»[2].

Представляется, что анализ «макронизма» уже можно вписать в две исторические перспективы – «краткосрочную» и «среднесрочную», опираясь на знаменитую «броделевскую» периодизацию исторического времени. Безусловно, феномен Э.Макрона стал новым «историческим событием» для Франции, которое «политической науке ещё предстоит осмыслить»[3]. При этом хотелось бы согласиться с таким суждением известного французского историка, одного из зачинателей направления «культурная история» в исторической науке, Ж-Ф.Сиринелли: «Историк не может предсказать, какое будущее ждет V Республику в стране, которая так любит менять режимы, но он способен с помощью своих методов, документального арсенала и исследовательских приемов обогатить знание и тем самым легитимизировать историю настоящего времени»[4].

С точки зрения «среднесрочноперспективы» в феномене Э.Макрона можно проследить как проявления глубоко укоренившихся в обществе свойств французской «революционной», по определению известного французского историка Ф.Фюре, политической культуры, так и присущих Пятой республике институциональных принципов. Прежде всего, это касается традиционного деления французов на левых и правых, идущего со времени революции 1789 г. Надо отметить, что понятия «левые» и «правые», когда многократно граждане Франции раскалывались на два противоположных лагеря, не всегда чётко шло по партийной линии. В периоды острой идейной борьбы «левых» считали прогрессивными сторонниками реформ, тогда как «правых» - консерваторами, препятствующими под видом защиты традиций передовым преобразованиям в жизни общества. Не углубляясь далеко в историческое прошлое, заметим, что именно в партийно-политическом раскладе разных республик во Франции «прогрессисты» из первоначально левых могли впоследствии оказаться правыми. Например, в парламентской Третьей республике подобная метаморфоза произошла с партией радикалов. Причём и внутри партий всегда существовали правое и левое крыло. Тут можно опять вспомнить радикалов, которые на заре президентской Пятой республики окончательно раскололись на две самостоятельные партии, став союзниками других левых и правых партий. Даже в партии Де Голля Республиканско- демократический союз (ЮДР) существовали «левые голлисты». Движение Э.Макрона, таким образом, вполне вписывается в очередной виток идейной борьбы во французском обществе в целом, представляя собой новых «прогрессистов», сторонников обновления политической жизни в стране и кардинальных реформ, выступающих против новых «консерваторов», или «охранителей», стремящихся к сохранению «статус-кво» в первую очередь в партийно-политическом принципе руководства страной.

В этой связи заслуживает внимание суждение французского историка Ж.Ришара, специалиста по изучению правых политических сил страны[5]. Он полагает, что в «политической семье» правых в Пятой республике в настоящее время сложилось два правых течения: «неолиберальное» и «националистическое», - и партия «Республика на марше» Э.Макрона в случае её серьёзной структуризации вполне может стать ведущей в первом течении[6]. Р.Ришар сравнивает победу Э.Макрона с ситуацией 1974 г., когда на смену голлистам и коммунистам, лидировавшим в политическом раскладе послевоенной Франции на протяжении «Славного тридцатилетия»[7], пришла новая пара ведущих партий – неолибералы, группировавшиеся вокруг В.Жискар Д’Эстена, и социалисты во главе с Ф.Миттераном. 

Другой характеристикой французской политической культуры, на которой на новом витке «сыграл» Э.Макрон, можно считать присущую французской демократии философию центризма, «основанную на идее политического плюрализма и признании необходимости установления диалога и терпимости в обществе»[8]. Ёмкую характеристику современной социокультурной политической экосистемы Франции дал Ф.Сиринелли, обрисовав её следующим образом: в основе экосистемы лежит «социокультурный цоколь», состоящий из базовых ценностей общества, наверху находится сплав различных политических институтов, а между ними, как пружины, вибрируют «дополнительные составляющие» - общество, или граждане-носители этих ценностей. Институты и ценности далеко не всегда эволюционируют синхронно, и получается, что история политических систем во многом зависит от реакции на события, происходящие в институтах и цоколе со стороны этих «дополнительных политических составляющих»[9]. Говоря словами Ж-Ф.Сиринелли, с момента основания Пятой республики в 1958 г. и до начала 1980-х гг. Франция жила, в условиях четырёх «П»: мира (paix), процветания (prospérité), полной занятости (plein emploi) и прогресса (progrès)[10]. В одном из своих недавних выступлений он добавил к этим четырём пятое «П», подразумевая под ним «планетарное процветание»[11]. Консенсус, возникший между левыми и правыми центристами, наряду с ростом безработицы и неудачами правящих коалиций привели к нарастанию общественного протеста и скептицизма по отношению к истеблишменту, политикам перестали доверять, их упрекают в том, что они «превратились в циничную, коррумпированную, некомпетентную и не интересующуюся нуждами народа касту»[12]. Возникший раскол между гражданами и властной элитой существенно изменил политическую атмосферу в стране.

Помимо внутреннего фактора, победе Э.Макрона определённым образом способствовал фактор внешний, вынуждающий страну в процессе глобализации «крутиться в европейском сообществе, пытаясь сохранить свой вес в условиях растущей мощи других европейских стран»[13].

В этом контексте Э.Макрон и его партия, которая проявляет себя, именно в движении, постепенно нащупывая политический курс, сделала заявку на то, чтобы преодолеть возникший со всех сторон: социальной, экономической, культурной, медиатической, религиозной, международной – разлад между эволюцией политического режима и общества. Непопулярность всех традиционных партий и их правительств стала главной темой общественно-политической жизни, чем удачно воспользовался Э.Макрон во время президентских выборов. Хотя, факт, что 57% граждан воздержались во время парламентских выборов, свидетельствует о сохраняющихся серьезных разногласиях во взаимоотношениях между государством и обществом, и чтобы их преодолеть, новому главе государства и его правительству предстоит серьёзная работа.

Э.Макрон не спешит чётко формулировать свою идеологическую платформу. Определённо его нельзя назвать либералом. Будучи воспитанным на философии П.Рикёра, поработав его ассистентом, Э.Макрон своими выступлениями, на первый взгляд, проявился сторонником рикёровской «философии понимания», склоняясь скорее к «совещательной, парламентской демократии участия, чем к прямой представительной демократии»[14]. Этим можно объяснить необычный состав как его правительства, так и членов парламентской группы, куда вошло немало молодёжи (даже один студент) и новичков в политике, представляющих таким образом гражданское общество. В этой связи напрашивается на продолжение идея французских мэтров о том, что «в центре социальной структуры выделяется социальная группа, которая пытается реализовать в конце ХХ века то, что «новые социальные слои» периода Гамбетты сделали в конце XIX века»[15], с поправкой на то, что попытка эта увенчалась успехом во втором десятилетии XXI века.

Наконец, очевиден факт, что Э.Макрон в условиях, когда устои Пятой республики, казалось, основательно расшатались, выступил её гарантом. В отличие от ратовавших за Шестую республику Ж‑Л.Меланшона и Б.Амона, он не только в своих выступлениях не ставил под сомнение законность существующего политического строя, но и чётко дал понять, что при случае воспользуется гарантированными Конституцией правом на управление с помощью указов и статьей 49.3 о чрезвычайных полномочиях президента, к чему, например, опасались прибегать Ф.Миттеран и Ф.Олланд. Став президентом, Э.Макрон полностью перенял традиционный политический стиль главы государства, характерный для Пятой республики, придав ей, по утверждению Н.Русселье, «второе дыхание»[16]. Уже можно встретить определение стиля правления Э.Макрона как «республиканского монарха»[17]. Специалисты подсчитали, что в полуторачасовом выступлении 3 июля Э.Макрон наиболее часто употреблял слова: «Франция» (35 раз), «народ» (30 раз), «республика» (25 раз); а число упоминаний о базовых республиканских ценностях – «свобода, равенство, братство» - составило соответственно 20, 6 и 3 раза[18].

Обозначив 3 июля перед Конгрессом шесть направлений предстоящей институциональной реформы, Э.Макрон явно намеревается оздоровить работу парламента, который давно находится в кризисе, «утратил свою основную функцию принятия законов и играет в качестве компенсации роль оценки государственной политики»[19]. Удастся ли, как заявил Э.Макрон, «придать больше веса и возможностей республиканским избранникам»[20] за счёт сокращения на треть числа депутатов Национальной Ассамблеи и введения дозы пропорциональности на выборах в обе палаты парламента, покажет время. Традиционно парламент был также местом для политических дискуссий, где оппозиционные партии имели право открыто выражать своё мнение. При сложившемся абсолютном большинстве «макронистов» и остром кризисе «старых» партий, находящихся в процессе распада, серьёзной трансформации, если не исчезновения с политической сцены, должна произойти существенная перегруппировка политических сил Пятой республики. Осенью, после съездов социалистов и республиканцев, ситуация должна больше проясниться, но явно одно – оппозиция будет складываться вокруг конкретного лидера, способного создать партию/движение. На сегодня подобное персонализированное объединение - «Непокрорённая Франция» - организовал лишь Ж-Л.Меланшон. К тому же оппозицию правительству вполне могут составить профсоюзы и в более широком смысле – массовый социальный протест.

С краткосрочной перспективы, новизна победы Э.Макрона на президентских выборах для Пятой республики заключается, прежде всего, в том, что он добился победы фактически не имея ни собственной партии, ни чётко определённого электората, причём набрал силу за очень короткий срок, объединив своих сторонников в движение «Вперёд!». Вместе с тем, выбрав во время президентской кампании лозунг «ни левый, ни правый», который должен был дать понять электорату, что он не принадлежит ни к традиционным правым, ни к традиционным левым партиям, Э.Макрон на деле «открыл двери» как правым, так и левым политикам. Став президентом, он сформировал правительство из перешедших в его движение социалистов, правых республиканцев (LR), независимых республиканцев (UDI), центристов (MoDem), экологистов, левых радикалов, а также прежде беспартийных. Примечательно, например, что в правительство Э.Макрона вошёл очень популярный во Франции экологист Николя Юло, который не только никогда не входил в партию Зелёных (EE-LV), несмотря на многочисленные попытки ангажировать его этой партией, но и неоднократно отказывался от министерских портфелей, когда их предлагали ему президенты Н.Саркози и Ф.Олланд. Иными словами, «В 2017 г. Э.Макрон сумел воплотить в жизнь проект А.Жюппе периода создания СНД в 2002 г., то есть, создать партию, которая объединила бы неолибералов как из правых партий ОПР и ЮДФ, так и левых из ФСП»[21].

В этой связи, несомненно, новым вектором партийно-политической жизни Франции можно считать подход Э.Макрона к формированию своей партии «Вперёд, Республика!», получившей 308 депутатских мест в новом парламенте. Традиционно во Франции существовали строго организованные «партийные машины», какими были, например, системообразующие ФСП, РПР/СНД/LR. Выдвижение кандидатов на президентский пост происходило в них после организованной внутренними правилами процедуры, даже имея в виду недавно появившуюся практику внутрипартийных праймериз. Эффект Э.Макрона в том, что он перевернул ситуацию «с ног на голову», ибо сначала появился кандидат, а потом он уже создал свою партию. К тому же во вновь образованной партии нет съездов, федераций, существуют только местные комитеты, напоминающие современные «флешмобы». На прошедшем 8 июля форуме партии, собравшем 3 тыс. участников, чётко проявилось намерение дистанцироваться от практики «старых» партий. В частности, в партии будет коллективное руководство из трёх членов, не будет поста генерального секретаря, не будет членских взносов, а в целях расширенного участия граждан создаётся национальный совет, открытый для местных кадров. Стремление продемонстрировать своё отличие от «старых» партий проявляется у «макронистов» даже в политическом лексиконе. Слову «съезд» 8 июля они предпочли название «конвенция», что по-русски понятнее звучит, как «ассамблея». В партийной риторике «республиканцев-макронистов» широко употребляются англоязычные термины из арсенала делового мира предприятий: "brainstorming", "team-building" («мозговой штурм», «создание команды»)[22].

Кроме того, тактика Э.Макрона явно привела к подрыву прежней свойственной Пятой республике системы власти в виде треугольной партийно-политической связи: президент-большинство-партия. Отныне становится возможным «пилотирование» президентского большинства на места, не имея партийных ячеек. В том, что кандидаты теперь могут создавать партии в виде «ассоциаций», служащих векторами их политической траектории, Э.Макрон стал явно первопроходцем. И подтверждением этого нового этапа в истории Пятой республики можно считать попытки создать свои движения экс-социалистами Б.Амоном и М.Вальсом.

Подводя итог выше сказанному, подчеркнём, что президентские и парламентские выборы во Франции 2017 г., по многим параметрам открыли новую страницу в истории Пятой республики. Во‑первых, как пишет Ж.Ришар, «следует осознать, что президентские выборы 2017 г. останутся важным событием во французской политической истории, моментом решительного разрыва»[23]. В то же время, эти выборы не подорвали глубоко укоренившегося генетического кода Пятой республики. Как метко отметил известный французский социолог Р.Дебре, «система создала систему», чтобы выжить[24].



[1] Wieviorka M. Les quatre points cardinaux du populisme // URL: https://wieviorka.hypotheses.org/794 (Дата обращения 23.03. 2018 г.)

[2] Avec qui règne Macron ? // L’Obs, №2790, du 26 avril au 2 mai 2018, p.23. 

[3] В частности, так утверждает профессор Института политических наук г. Парижа Н.Русселье, опубликовавший недавно в издательстве «Галлимар» фундаментальный труд «La Force de gouverner. Le pouvoir exécutuif en France. XIX-XXI-e siècles», в интервью журналу «L’Obs». См.: «Une majorité presque encombrante pour le vainqueur» // L’Obs, №2745, du 15 au 21 juin 2017. P. 44-46. 

[4] Comprendre la V-e République (s.l.d. de J. Garrigues, S.Guillaume, J-F. Sirinelli). P., PUF, 2010. Р.7.

[5] В 2017 г., незадолго до президентских выборов, Ж.Ришар опубликовал фундаментальный труд «Histoire des droites en France de 1815 à nos jours», Paris, Perrin. 670, в котором представлен детальный анализ эволюции правых политических партий во Франции.

[6] Richard, G. "Il y a deux droites, l'une néolibérale, l'autre nationaliste" // https://www.nouvelobs.com/politique/20180201.OBS1599/il-y-a-deux-droites-l-une-neoliberale-l-autre-nationaliste.html (Дата обращения 02. 02. 2018 г.)

[7] «Славным тридцатилетием» во Франции считают время 1945-1975 гг.

[8] Furet F., Julliard J., Rosanvallon P. La République du centre. Р. 1990. Р.109.

[9] Comprendre la V-e République (s.l.d. de J. Garrigues, S.Guillaume, J-F. Sirinelli). P., PUF, 2010. Р.27.

[10] Ibid. P. 25, 537.

[11] Sirinelli J-F. Sirinelli J-F. Le populisme en France depuis la fin du 19e sièclе URL: http://canal-ua.univ-аngers.fr/avc/courseaccess?id=3758 (Дата обращения 27.03.2018 г.).

[12] Ivaldi G., Zaslove A., Akkerman A. La France populiste? URL: https://halshs.archives-ouvertes.fr/halshs-01491961 (Дата обращения 25.03.2018).  Р.6.

[13] Comprendre la V-e République…Р. 533.

[14] N. Roussellier. Une majorité precque encombrante pour le vainqueur // L’Obs, №2745, du 15 au 21 juin 2017. P. 46.

[15] Furet F., Julliard J., Rosanvallon P. La République du centre. Р. 1990. Р.120-121.

[16] N. Roussellier. Une majorité precque encombrante pour le vainqueur // L’Obs, №2745, du 15 au 21 juin 2017. P. 46.

[17] Avec qui règne Macron ? // L’Obs, №2790, du 26 avril au 2 mai 2018, p.24.

[18] http://www.lemonde.fr/les-decodeurs/article/2017/07/05/les-mots-qui-pesent-et-ceux-qui-manquent-l-analyse-des-discours-de-macron-et-de-philippe_5156350_4355770.html#KdrQCcSsvXKfCHSX.99 (Дата обращения 5 июля 2017 г.)

[19] N. Roussellier. Une majorité precque encombrante pour le vainqueur // L’Obs, №2745, du 15 au 21 juin 2017. P. 46.

[20] http://www.lemonde.fr/politique/article/2017/07/03/les-reactions-aux-discours-d-emmanuel-macron-devant-le-congres_5155063_823448.html#J5jbxFHdltGJFMI1.99 (Дата обращения 3 июля 2017)

[21] Richard, G. "Il y a deux droites, l'une néolibérale, l'autre nationaliste" // https://www.nouvelobs.com/politique/20180201.OBS1599/il-y-a-deux-droites-l-une-neoliberale-l-autre-nationaliste.html (Дата обращения  02. 02. 2018 г.)

[22] http://www.modem76.com/2017/07/en-convention-a-la-villette-la-republique-en-marche-prepare-son-avenir.htmlhttp://www.modem76.com/2017/07/en-convention-a-la-villette-la-republique-en-marche-prepare-son-avenir.html (Дата обращения 09. 07. 2017)

[23] Richard, G. "Il y a deux droites, l'une néolibérale, l'autre nationaliste" // https://www.nouvelobs.com/politique/20180201.OBS1599/il-y-a-deux-droites-l-une-neoliberale-l-autre-nationaliste.html (Дата обращения  02. 02. 2018 г.)

[24] Macron ou le couronnement de l’Amérique // L’Obs, №2741, du 18 au 24 mai 2017. P. 76.



Рассказать о публикации коллеге 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2018 Исторические Исследования

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.