Поражения Республиканцев на выборах в 2017 г.: социально-экономические и политические факторы
Поражения Республиканцев на выборах в 2017 г.: социально-экономические и политические факторы

В 2017 году партия Республиканцев потерпела ряд крупных поражений. Впервые за более чем полувековую историю Пятой Республики представитель правых сил не вышел даже во второй тур президентских выборов. Вслед за этим правые не только проиграли парламентские выборы, но и установили новый антирекорд, набрав наименьшее за всю историю Пятой Республики число депутатских мандатов в Национальном собрании.

Между тем еще за полгода до президентских выборов кандидат Республиканцев – Франсуа Фийон считался явным фаворитом. При крайне низкой популярности президента, Франсуа Олланда и раздробленности левых сил политические лидеры правых не ожидали серьезной конкуренции состороны последних. В данной статье анализируются причины, которые привели к столь масштабным поражениям и исследуется факторы, которые влияют на ситуацию в партии в настоящее время.

  1. Политические партии и избиратели

Партийно-политическая жизнь Франции традиционно носила биполярный характер. В стране противостояли друг другу два блока – правые и левые, издавна предлагавшие конкурирующие модели общественного устройства и в течение десятилетий сменявшие друг друга у власти и в оппозиции. Двухполюсной характер политической жизни поддерживался мажоритарной избирательной системой вдвух турах с необходимым для прохождения во второй тур барьером в 12,5% голосов. Обычно эта система приводила к тому, что во втором туре оказывались кандидаты от правительственного большинства и от оппозиции. Центристский электорат во втором туре расходился по политическим полюсам, а мелкие партии не имели шансов на победу. В Национальном собрании, таким образом, действовало устойчивое большинство. Основным представителем левых являлась Французская социалистическая партия (ФСП), а правых – партия Республиканцев, созданная в 2015 г. на базе партии Союз за народное движение.

Задачи руководства правящей ФСП по мобилизации избирателей перед президентскими выборами 2017 г. осложнялись отсутствием социально значимых успехов в экономической политике, прежде всего на рынке труда, катастрофически низким уровнем общественной поддержки президента Олланда, расхождениями между ожиданиями сторонников социалистов и практикой партии у власти, организационной раздробленностью левых сил. Позиция кандидата от основной оппозиционной силы – Республиканцев - Фийона - выглядела явно предпочтительнее. Однако после первого же тура президентских выборов 2017 г. кандидаты Республиканцев и ФСП выбыли из избирательной гонки. Фийон и представитель ФСП Бенуа Амон набрали вместе всего порядка 26% голосов, в то время как в2012 г. – лидеры данных политических лагерей Саркози и Олланд получили 56% голосов.

Какие факторы же послужили тому причиной? Отчуждение избирателей от основных политических движений было вызвано разочарованием избирателей в партиях как организациях, предлагающих глобальный общественный проект. В связи с процессами глобализации национальное государство все больше лишается рычагов контроля над экономическими процессами, движением капиталов, информационных потоков и рабочей силы. Французским правящим кругам необходимо придерживаться определенных экономических параметров для того, чтобы иметь возможность участвовать в европейских интеграционных процессах. Рамки для маневра в социально-экономической политике стали ограниченными, постоянно снижается амплитуда колебаний курса в зависимости отполитической окраски кабинета, находящегося у власти.

Параллельно со сближением позиций правых и левых по основным вопросам общественного развития происходит усложнение политической повестки дня. Наблюдается деструктуризация политических разломов, размежевания в обществе зачастую проходят вне традиционного позиционирования. Политическое представительство между тем осталось в рамках противоборства левых и правых, что более не отражает весь спектр современных реалий. Все более явным становится раскол между французами, выигрывающими и проигрывающими от процессов глобализации. Открытость внешнему миру и культурный либерализм высокооплачиваемых кадров противостоит получающему все большее распространение среди работников с низкой квалификацией враждебному отношению к глобализации, евроскептицизму и культурному консерватизму.

Неустойчивая экономическая ситуация в стране, высокий уровень безработицы, коррупционные скандалы, серия террористических актов способствовали росту у французов неуверенности в будущем, утраты доверия к традиционным политическим элитам. При этом речь идет не столько об объективных факторах обеднения, сколько о субъективном ощущении утраты былой социальной стабильности, характерной для послевоенной эпохи «славного тридцатилетия», когда высокие темпы роста ВВП сочетались с практическим отсутствием безработицы и сопровождались постоянным ростом покупательной способности населения. Нестабильная ситуация на рынке труда, постепенное вытеснение бессрочного контракта новыми формами трудоустройства – контрактами на фиксированный срок, различными видами частичной и неполной занятости способствовали росту у населения неуверенности в будущем.

Эти процессы и вывели на лидирующие позиции не принадлежащего к основным блокам Эммануэля Макрона, а также лидеров антисистемных организаций - главу крайне правого Национального фронта (НФ) Марин Ле Пен и руководителя крайне левого движения непокоренная Франция Жан-Люка Меланшона. Антикапиталистическая риторика последнего привлекает часть левых избирателей, которые болезненно восприняли отход президента-социалиста от свойственной левым практики стимулирования спроса, переход к строгой бюджетной экономии.

Традиционное размежевание между правыми и левыми на выборах 2017 г. сменилось дихотомией проигрывающие-выигрывающие от глобализации, которое олицетворяют вышедшие вовторой тур Макрон и Ле Пен. Макрон представлялся несистемным кандидатом. Хотя в политическом плане для этого утверждения есть основания, выдвинутая им социально-экономическая программа представляла собой лево-правый синтез, который стал возможен благодаря сближению доктрин правых и левых. Благоприятную ситуацию для Макрона предоставила и специфика политического предложения на выборах со стороны традиционных политических сил.

  1. Праймериз Республиканцев: социально-экономические программы кандидатов и результаты

Кандидат Республиканцев на президентские выборы впервые был определен голосованием партийных активистов. Традиционно выдвижение партийных функционеров на значимые партийные посты происходило после аппаратных игр кулуарным путем, на президентских выборах «естественным кандидатом» считался лидер партии. Однако 2010х. гг. сначала социалисты, а в нынешней избирательной кампании и правые ввели в политическую практику праймериз, в которых могли принимать участие члены партий, а иногда и просто сторонники данной организации. Помимо выдвижения наиболее популярного политика организаторы праймериз преследовали цель избежать дробления электората между возможными кандидатами одного политического лагеря.

Праймериз Республиканцев состоялись 20 и 27 ноября 2016 г. Данное голосование вызвало немалый интерес среди французов – предвыборные телевизионные дебаты смотрели 8,5 млн. телезрителей, в голосовании участвовали более 4 млн. человек. Было представлено 7 кандидатов, причем согласно опросам общественного мнения с большим отрывом лидировали мэр г.Бордо, бывший премьер 1995-1997 гг. Ален Жюппе и бывший глава государства Николя Саркози. Однако за несколько недель до первого тура в их борьбу вмешался премьер-министр 2007-2012 гг. Франсуа Фийон, долгое время занимавший в рейтинге правых 3-4 место. Фийон совершил настоящий политический взлет и вышел в лидеры по итогам 1 тура, набрав 44% и обогнал Жюппе, получившего поддержку 28% участвовавших в голосовании и Саркози, за которого проголосовало 20%, выбив последнего из избирательной гонки[1]. В ходе предвыборных дебатов Фийону удалось доказать избирателям, что он вышел из тени бывшего главы государства и является самостоятельной политической фигурой. Потерпевший поражение Саркози публично поддержал своего премьер-министра.

В ходе предвыборной кампании Фийон отчетливо позиционировал себя как правого кандидата и сделал ставку на традиционный электорат правоконсервативных сил, в то время как Жюппе пытался привлечь на свою сторону право и даже левоцентристов. В представленных на суд общественности программах Фийона и Жюппе наблюдаются совпадения по основным направлениям социально-экономической политики. Оба кандидата следовали традиционным постулатам правых – они предлагали сократить государственных расходы и количество госслужащих, добиться повышения экономического роста путем снижения налогообложения с предприятий, отменить 35 часовую рабочую неделю, повысить возраст выхода на пенсию до 65 лет. Вместе с тем если мэр Бордо предлагал внедрять реформы постепенно, то бывший премьер склонен к радикальным реформам, решительным, бескомпромиссным действиям.

По отношению к проблемам общественного развития и семейным ценностям Фийон проявил себя более консервативным политиком, нежели Жюппе, Так, характеризуя французскую национальную идентичность Жюппе заявил, что «идентичность Франции это прежде всего многообразие», в то время как соперник считал, что «базой, основой нашей идентичности остаются наша культура и язык, хотя они обогащались вкладом иностранного населения»[2]. Сторонник жесткой иммиграционной политики, противник усыновления гомосексуальными парами Фийон нашел благодарную аудиторию среди коренных французов, приверженцев консервативных семейных ценностей, избирателей, воспитанных вкатолической традиции.

Во втором туре праймериз Фийон одержал уверенную победу, набрав 66,5% голосов против 33,5% голосов у его конкурента[3]. Однако в представленном бывшим премьером проекте общественного развития не нашли достаточного отражения социальные аспекты будущей политики. Во французском обществе сильны позиции сторонников государственных гарантий в социальной сфере. Так, в декабре 2016 г. при выборе приоритетов для будущего 56% опрошенных высказались за«улучшение ситуации с зарплатой» и меньшинство – 44% – за «улучшение конкурентоспособности французской экономики». Такие понятия как «социальное обеспечение» и «общественные службы» вызывали позитивное отношение у соответственно 71% и 52% французов, в то время как такие термины как «либерализм» и «прибыль», радетелем которых выступил Фийон, заслужили положительные эмоции только соответственно у 27 и 24% французов[4]. То есть предложения Фийона всоциально-экономической сфере открывали простор для критики его политическим соперникам слева. Бывший премьер выглядел скорее способным перетянуть к себе часть избирателей Национального фронта, нежели привлечь центристов и левоцентристов.

  1. Республиканцы на президентских и парламентских выборах

Проведенные Республиканцами и социалистами первичные выборы внесли невиданную ранее непредсказуемость в процесс выдвижения кандидатов. В сентябре 2016 г. ни один фаворит избирательной гонки, кроме Марин Ле Пен, не числился в списке претендентов. Жюппе и Саркози, Олланд, и Вальс сошли с дистанции, уступив место политическим фигурам второго плана - Фийону, которому победу в праймериз предсказывали только 7% французов, и Амону, лидерство которого встане социалистов предугадали всего 8% избирателей[5].

Результаты праймериз как у Республиканцев, так у социалистов показали, что политически ангажированные сторонники обоих лагерей отдали предпочтение кандидатам, принадлежавшим кидеологическим полюсам партий. Данным кандидатам было трудно найти поддержку за пределами своего политического лагеря. Правый консерватор Фийон имел недостаточно убедительный социальный раздел программ. Победивший в праймериз социалистов Амон принадлежал к числу «фрондеров» ФСП, он регулярно критиковал «слева» социально-экономическую политику президента Олланда и выдвинул неприемлемые для многих предложениями уравнительного толка. Данная конфигурация оставила вцентре политического спектра гораздо большее пространство для синтеза правых и левых идей, чем вряде предыдущих выборов.

Тем не менее до февраля 2017 г. Фийон лидировал в избирательной кампании. Однако сокрушительный по его удар по авторитету в глазах французов нанес скандал, получивший название «пенелопагейт» по имени супруги бывшего премьера Пенелопы. После публикации в конце января заметки в сатирическом издании Canard Enchainé достоянием общественности стал тот факт, что Пенелопа Фийон, которая упоминалась во всех интервью мужа как далекая от политики домохозяйка, посвятившая жизнь воспитанию пятерых детей, восемь лет состояла надолжности помощницы своего мужа, являвшегося в то время депутатом Национального собрания. Закон не запрещал нанимать наработу родственников, но не удалось отыскать следов какой-либо деятельности Пенелопы на этом посту. Фийона обвинили в том, что он воспользовался своим статусом для извлечения выгоды в пользу семьи. В общей сложности выплаты жене и детям бывшего премьера, также оформленным в качестве парламентских помощников, достигли 900 тыс. евро. Суть скандала находилась, прежде всего, в сфере морали. Фийон, кандидат, близкий к правым католическим силам, афишировал свою честность, противопоставляя себя своим противникам на праймериз правых, в особенности Саркози, замешанному во многих скандалах политико-судебного характера. Согласно данным опросов, 47% избирателей испытали гнев, 30% разочаровались в бывшем премьере. Фийон потерял за февраль 6,5% голосов, 2,5% из которых перешли к Макрону[6].

От этого удара, вызвавшего явные колебания среди руководства Республиканцев, Фийон оправиться так и не сумел. Развернувшиеся следственные действия привели к стагнации его рейтингов и бегству политических союзников. Двадцать мэров, принадлежавших к правому центру, попросили Фийона снять свою кандидатуру из-за начавшегося юридического расследования. В начале марта предвыборный штаб покинули многие известные деятели правых, в том числе директор избирательной кампании Фийона Патрик Стефанини, его заместитель Себастьян Лекорню, казначей кампании Жиль Бойе, заместитель директора кампании, организатор праймериз Тьерри Солер, а также политические последователи Жюппе – Брюно Ле Мер, Эдуард Филипп и др. Все они примкнули к команде соперника Фийона – бывшего министра экономики Эммануэля Макрона. На последнего переориентировались 11бывших министров Жака Ширака. В его группе поддержки оказались многие представители крупного бизнеса, медиамагнаты и видные политические и общественные деятели.

Динамичная и умело организованная в американском политическом стиле избирательная кампания Макрона набирала обороты. Еще в апреле 2016 г. по принципу сетевых структур им было организовано движение «Вперед!», впоследствии переименованное во «Вперед, Республика!», которое позиционировалось как «и правое, и левое». Макрон черпал электорат у основных политических сил кроме НФ, Так, в феврале ему готовы были отдать предпочтение 14% избирателей Меланшона 2012 г., 35% избирателей Олланда 2012 г., 30% избирателей Байру и 17% голосовавших за Саркози и только 3% Ле Пен[7].

В первом туре Макрон получил 24,01% голосов и вышел на лидирующие позиции. Соперницей Макрона во втором туре стала Марин Лен Пен, набравшая 21,30%. Неспособность властей сохранить действовавшие социальные гарантии, а также террористические акты, неудачи властей Евросоюза впопытках справиться с наплывом мигрантов благоприятствовали поддержанию на плаву популярности НФ.

Фийон с 20,01% голосов занял третье место и оказался за бортом избирательной кампании[8]. Примечательно, что кандидат Республиканцев смог привлечь только 60% избирателей Саркози 2012 г. Электорат бывшего президента разошелся и влево, и вправо. 17% его избирателей отдали предпочтение Макрону, 14% - Марин Ле Пен[9]. Среди сторонников Фийона преобладали пожилые французы: за него проголосовали 41% избирателей старше 65 лет и только 10% от 18 до 24 лет[10].

Во втором туре Макрон одержал предсказуемую победу над М.Ле Пен, набрав 66,10% голосов против 33,9% у своей конкурентки[11]. Таким образом, 39 летний Макрон стал самым молодым президентом Республики в истории. Столь убедительная победа объясняется опасением французов относительно нестабильности, угрожавшей Франции в случае прихода к власти лидера крайне правых. Выбор французов пал на политика, еще несколько лет назад неизвестного широкой общественности, ниразу не занимавшего выборной должности, чья экономическая программа имеет явные черты преемственности с действиями крайне непопулярного Олланда.

Премьер-министром президент назначил малоизвестного широкой публике политического деятеля из стана Республиканцев, Эдуарда Филиппа, мэра г.Гавра, активно поддержавшего в 2016 г. Жюппе при подготовке к праймериз правых. В молодости Филипп состоял в ФСП и был членом команды Мишеля Рокара, но затем его политические взгляды сместились вправо. По приглашению Жюппе Филипп участвовал в создании партии Союз за народное движение. В первое правительство Филиппа (15 мая – 19 июня) вошли еще два деятеля правых: - Брюно Ле Мер, Жерар Дарманэн. Ле Мер (директор кабинета Доменика де Вильпена 2006-2007 гг., министр сельского хозяйства во втором и третьем правительстве Фийона, кандидат в первом туре праймериз правых), возглавил министерство экономики и финансов. Он покинул партию Республиканцев и выдвигался на парламентских выборах отпропрезидентского движения «Вперед, Республика».

Этими назначениями исполнительная власть стремилась переформатировать политическую жизнь в стране, разрушив традиционные политические размежевания, одновременно она создала существенные помехи для избирательной кампании правых. Часть деятелей правого толка перед парламентскими выборами они подписали воззвание 173 выборных лиц правых и центра с призывом «пожать протянутую руку» президента Республики. В итоге они смогли усидеть на двух стульях: баллотировались от Республиканцев, однако против них не выдвигались кандидаты отпропрезидентского движения.

Перед парламентскими выборами Республиканцы, планировавшие сосуществование и недооценившие масштабов охватившей страну «макрономании», не нашли убедительных лозунгов для мобилизации электората. Данные выборы характеризовались крайне низкой явкой уставших отдлительных кампаний французов – в первом туре абсентеизм составил 51,30%, во втором достиг рекордных для парламентских выборов показателей 57,36%[12]. Французы традиционно подтвердили выбор, сделанный ранее. Характерно, что в 72% округов, в которых Фийон лидировал по итогам первого тура президентских выборов, на парламентских выборах большинство проголосовало закандидата президентской партии «Вперед, Республика»[13]. Республиканцы получили в первом туре 15,77% голосов, во втором – 22,23% и набрали 112 депутатских мест[14]. Вместе с союзниками из Союза независимых демократов Республиканцы получили всего 130 мандатов, что почти вдвое меньше, чем вушедшем составе палаты. С начала Пятой республики никогда правые движения не получали так мало депутатских мандатов (в 1981 г. при первом сроке президента Миттерана у правых было 158 мест). Вобразованное после выборов второе правительство Филиппа был включен еще один деятель Республиканцев – глава избирательного штаба Ле Мера на праймериз Себастьян Лекорню. Передпартией встали вопросы поиска стратегии и тактики в оппозиции.

  1. Республиканцы в оппозиции Макрону

Правые уже находились оппозиции в 2012 – 2017 гг., когда на посту главы государства находился Олланд. Однако во время противостояния Олланду Республиканцы выступали единым фронтом, и идейные различия, хотя и существовали, но не демонстрировались в явном виде. Под влиянием масштабного поражения и политического курса новой исполнительной власти идейные истратегические разногласия различных групп Республиканцев вышли на поверхность. Партия переживает идеологический, стратегический и организационный кризис.

Особенно ярко проявился кризис политического лидерства. Всего за полгода сдали свои позиции признанные лидеры - Жюппе, Саркози и Фийон. Среди Республиканцев не нашлось политической фигуры, способной объединить существовавшие в партии идейные течения. Более того, под влияние поражений ускорился процесс дробления партии на фракции.

Группа во главе с президентом партии, председателем совета региона Овернь-Рона-Альпы Лораном Вокье представляет правое крыло Республиканцев и стремится воплотить в жизнь «сильную, народную и социальную правую». Вокье свойственен консерватизм в вопросах общественного развития и изрядная доля евроскептицизма. Жюппе охарактеризовал подобную позицию как «ретроградный идеологический консерватизм»[15]. Стратегическая линия данного партийного течения состоит в попытке привлечь тех избирателей правых, которые в 2007 г. голосовали за Саркози, а впоследствии перешли кподдержке Национального фронта. После сокрушительного поражения лидера крайне правых вовтором туре президентских выборов НФ впал в глубокий кризис и, для правых, возможно, наступил благоприятный момент для борьбы за влияние на этот электорат.

Представители другой фракции Республиканцев поддержали некоторые начинания Макрона. Яркими представителями этого течения являются председатель совета региона Верхняя Франция Ксавье Бертран и председатель совета региона Иль-де-Франс Валери Пекресс. Они сторонники либеральной концепции экономики и европейского строительства. Данные политики ориентируются в большей степени на правоцентристских и центристских избирателей, которых надеются привлечь в случае неудач курса Макрона. Пекресс следует линии на «воплощение аутентичной правой традиции: ниподчиненной Макрону, ни заигрывающей с НФ». Она критиковала Вокье за соскальзывание вриторику, свойственную крайне правым, за «сведение социальных вопросов к проблемам идентичности» и «попытки сближения с крайне правыми»[16]. Налицо стремление некоторых лидеров этого течения, не порывая с Республиканцами, создать внутри партии «под себя» некие идейные клубы или прообразы будущих организационных структур. Так, Пекресс основала внутри партии идейное движение «Свободные». Натали Косюшко-Моризе, бывший номер 2 в Союзе за народную демократию (предшественницы Республиканцев), также в Совете Парижа создала свою фракцию «Прогрессивные иконструктивные республиканцы».

Необходимо отметить, что размежевание по вопросу о тактике по отношению к Национальному фронту проявило себя еще на региональных выборах 2015 г., когда после первого тура кандидаты этой партии захватили лидерство в шести регионах. Тогдашний премьер Мануэль Вальс призвал все политические силы к «республиканскому фронту», а Саркози воздержался от этого шага и встал на позицию «ни-ни»: ни союза с левыми силами, ни блокирования с Национальным фронтом, что вызвало возражения среди некоторых однопартийцев. По вопросу о политических союзах сторонники Вокье придерживается тактики «ни-ни», в то время как мнение другой части Республиканцев можно выразить словами Косюшко-Моризе: «у меня есть политический противник – ФСП и есть враг – Национальный фронт»[17]. Косюшко-Моризе в то время лишилась поста вице-президента партии, и эту должность получил Вокье.

И, наконец, представители еще одной группы Республиканцев продемонстрировали готовность работать с Макроном. В Национальном собрании эти 35 депутатов составили отдельную группу «конструктивных», для того, чтобы «сопутствовать реформам, когда они идут в правильном направлении, и противостоять им, когда понадобится». В группе Республиканцев, таким образом, остался 101 депутат. Размежевание депутатов явно проявилось во время голосования 4 июля по вопросу о доверии к правительству. В «исторической» группе Республиканцев 23 депутата проголосовали против, 75 – воздержались, 1 – за. В группе «конструктивных» 12 выступили за, 23 – воздержались[18].

Сотрудничество с Макроном было расценено в руководящих органах партии как предательство. Против Натали Косюшко Моризе на парламентских выборах были выдвинуты два правых кандидата, аСолер был вынужден подать в оставку с поста председателя группы Республиканцев в региональном совете Иль де Франса. Взаимоотношения между группами правых в Национальном собрании доходят дооткрытых конфликтов.

Лидеры Республиканцев не выработали твердой линии по отношению к реформам Макрона. Запервых 18 месяцев своего правления Макрон ставил своей задачей провести через парламент шесть реформ в социальной сфере. Он начал с самой потенциально конфликтной из них - реформы трудового кодекса. Правительство в течение трех месяцев согласовывало свой проект с профсоюзами и патронатом. Реформа должна уменьшить роль профсоюзов в переговорах об условиях труда, включая размер заработной платы, упростить процедуру и установить потолок компенсаций при увольнении. Правительству пришлось пойти на ряд уступок профсоюзам, сохранив в ряде сфер деятельности приоритет отраслевых соглашений над трудовым договором на предприятии. Проведение переговоров сперсоналом было облегчено на мелких предприятиях до 50 занятых. На более крупных предприятиях, от 50 до 300 работников, переговоры будут проводиться с участием профсоюзного делегата, но система представительства персонала существенно упрощена. Несмотря на ожидаемое противодействие состороны части профсоюзов и крайне левых сил, последовавшие митинги и демонстрации неполучили большого размаха. Вместе с тем данная реформа оставила в неприкосновенности те факторы, от которых, по мнению экономистов, зависит уровень безработицы: содержание трудовых договоров, 35-часовую рабочую неделю, высокую минимальную зарплату.

Правый электорат был доброжелательно настроен к новому главе государства. Это не удивительно, так как 40% французов полагали, что Макрон проводит «слишком правую» политику и только 14% расценивали ее как «слишком левую»[19]. 60% опрошенных полагали, что реализованное президентом сокращение жилищных субсидий на 5 евро относится к числу «скорее правых, правых или очень правых» реформ, 59% подобным образом оценили установление предела компенсаций при увольнении, 54% - замену налога на крупные состояния налогом на дорогую недвижимость[20]. В декабре 2017 г. деятельность главы государства и премьера одобряли соответственно 60 и 63% сторонников Республиканцев[21].

Республиканцы по сравнению с другими политическими партиями обладают наиболее внушительными возможностями для оппозиционной деятельности. Им принадлежат 100 депутатских мест в Национальном собрании, большинство в Сенате, они широко представлены в местных органах власти – в городах, департаментах и регионах. Однако в первые месяцы правления Макрона правые были мало заметны в общенациональных политических дискуссиях. Реформа трудового кодекса пользовалась вцелом их одобрением. Бертран заявил, что реформы идут в правильном направлении, и нет ни одной причины, по которой их не надо поддерживать. 81 депутат из 100 поддержали правительство, только некоторые, в том числе Вокье отметили, что реформы не заходят недостаточно далеко.

Не случайно при ответе на вопрос, какая партия олицетворяет оппозицию, 46% французов назвали непокоренную Францию, и только 24% – Республиканцев. В качестве политических деятелей, которые в перспективе будут наилучшим образом представлять оппозицию. 59% французов указали наМеланшона, 51% - на Ле Пен. Лидеры республиканцев шли с большим отставанием – в Вокье и Пекресс видят лидеров оппозиции только 27% опрошенных[22].

Партия Республиканцев имела невысокий политический вес в глазах избирателей. Так, в начале декабря 2017 г. менее трети (30%) французов заявили, что эта партия «имеет проект для Франции», только 27% полагали, что она «близка заботам граждан» и 23% расценивают ее руководство как квалифицированное[23]. О деморализации электората правых свидетельствует тот факт, что только чуть больше половины (51%) избирателей Фийона в первом туре президентских выборов считали, что у партии качественные руководители, 43% сомневались в том, что партия может вернуться к власти в 2022 г.[24]

Единственной ложкой меда в бочке дегтя для Республиканцев в 2017 г. стали частичные выборы в Сенат, состоявшиеся 24 сентября. На данных выборах путем непрямого голосования в44департаментах выборщиков – депутаты региональных и муниципальных советов, мэров городов, обновлялся 171 мандат из 348. Правые силы усилили свои позиции, они получили 20 новых мест и сформировали группы из 146 Республиканцев и 50 правоцентристов[25]. Что касается партии «Вперёд, Республика!», то её группа, созданная в Сенате из перебежчиков из других партий, на фоне снижения общественной поддержки президента, утратила часть мест (число её мандатов упало с 29 до 23). Преимущество правых на данных выборах объясняется тем, что в 2014-2015 гг. они выиграли выборы вместные органы власти, а «Вперед, Республики» в эти годы не существовало.

10 декабря на пост председателя партии был избран 42 летний глава региона Овернь-Рона-Альпы Лоран Вокье. Он одержал убедительную победу, набрав в первом туре 74,64% голосов[26]. В выборах приняли участие 100 тыс. членов партии из списочного состава 235 тыс. Многие политики правого толка надеялись на Валери Пекресс, которая представляет более еврофильскую и гуманистическую линию, нежели Вокье. Однако она отказалась участвовать в данных выборах. Соперники Вокье - Маэль де Калан, представлявший сторонников Жюппе, и Флоранс Портелли, кандидат от приверженцев Фийона, были малоизвестны общественности, считались политическими фигурами второго плана и несмогли составить серьезной конкуренции Вокье. На следующий день после подведения итогов голосования партию покинули правоцентрист Бертран и некоторые его сторонники. Перед новым лидером Республиканцев стоят серьезные задачи: ему необходимо преодолеть центробежные тенденции, причем вопрос состоит в том, насколько занятая позиция на правом фланге политического спектра может сочетаться с сохранением правоцентристской части организации и электората, и убедить французов, что данная партия способна быть основной оппозиционной силой.

Таким образом, настоящее время Республиканцы переживают глубокий идеологический, стратегический и организационный кризис, связанный с поражениями на президентских и парламентских выборах. Центробежные тенденции пока превалируют над центростремительными. Назначение премьер министром Эдуарда Филиппа, политического деятеля из стана Республиканцев, переход части правых лидеров к полной или частичной поддержке политического курса президента обострили существовавшие в партии противоречия. Победа Вокье не решила стоящих перед Республиканцами проблем, так как эта политическая фигура вызывает отторжение у многих политических деятелей правых, которые критикуют его идейные установки и оспаривают стратегическую линию, полагая, что под его руководством партия может сместиться к позициям крайне правых.

Время покажет, сможет ли партия восстановиться после поражений и предложить ясную альтернативу курсу Макрона, многие реформы которого в социально-экономической области созвучны настроениям правого электората. В случае снижения общественной поддержки президента правые сохраняют возможность привлечь к себе часть его сторонников, так как его большинство является неоднородным в идейно-политическом отношении. Во многом перспективы Республиканцев зависят отуспехов или неудач нового президента в реформировании страны.



[1] Résultats de la primaire de la droite: Fillon largement en tête du premier tour // Le Monde 21.11.2016 URL: http://www.lemonde.fr/election-presidentielle-2017/article/2016/11/20/primaire-de-la-droite-fillon-largement-en-tete-sarkozy-en-mauvaise-posture_5034730_4854003.html

[2] Ce qu’il faut retenir du débat Fillon-Juppé //Le Monde 25.11.2016 URL: http://www.lemonde.fr/election-presidentielle-2017/article/2016/11/25/ce-qu-il-faut-retenir-du-debat-fillon-juppe_5037604_4854003.html

[3] Résultats de la primaire à droite : Fillon plebiscité avec 66,5% des voix// Le Parisien 27.11.2016 URL: http://www.leparisien.fr/elections/presidentielle/primaires/primaire-a-droite-les-resultats-partiels-du-second-tour-27-11-2016-6382575.php

[4] См.: SciencesPO CEVIPOF L’enquête électorale francaise: comprendre 2017 LA NOTE / #12 / vague 9 Decembre 2016 file:///C:/Users/ARICHA/Downloads/ENEF_vague9_decembre_2016%20(1).pdf

[5] SciencesPO CEVIPOF L’enquête électorale francaise: comprendre 2017,, Vague 6 / septembre 2016 URL: //ENEF_vague6_septembre_2016.pdf, p.40, 57.

[6] SciencesPO CEVIPOF L’enquête électorale francaise: comprendre 2017 Vague 11/ février 2017 // URL: ENEF_vague11_fevrier_2017.pdf p.39.

[7] Emmanuel Macron : forces et faiblesses d’un électorat composite // IFOP Focus N° 149 Février 2017 URL: http://www.ifop.fr/media/pressdocument/958-1-document_file.pdf

[8] Election présidentielle 2017 : résultats globaux du premier tour// URL: https://www.interieur.gouv.fr/Archives/Archives-elections/Election-presidentielle-2017/Election-presidentielle-2017-resultats-globaux-du-premier-tour

[9] Le profil des electeurs et les clefs du premier tour de l’election presidentielle // ifop. 25.04.2017. URL: http://www.ifop.com/media/poll/3749-1-study_file.pdf

[10] Présidentielle 2017 – 1er tour : Décrypter le vote des Français // BVA 23.04.2017 URL: https://www.bva-group.com/sondages/presidentielle-2017-1er-tour-decrypter-le-vote-des-francais/

[11] Résultats globaux du second tour de l'élection du Président de la République 2017. URL: https://www.interieur.gouv.fr/Archives/Archives-elections/Election-presidentielle-2017/Resultats-globaux-du-second-tour-de-l-election-du-President-de-la-Republique-2017

[12] Résultats des élections législatives 2017. URL: https://www.interieur.gouv.fr/Elections/Les-resultats/Legislatives/elecresult__legislatives-2017/(path)/legislatives-2017/FE.html

[13] Comment LesRépublicains et LaFrance insoumise ont-ils résisté à la vague LRM aux législatives?// Le Monde. 14.06.2017. URL: http://www.lemonde.fr/les-decodeurs/article/2017/06/14/comment-les-republicains-et-la-france-insoumise-ont-ils-resiste-a-la-vague-lrm-aux-legislatives_5144569_4355770.html#3YDdFgMzTF9Y7EFs.99

[14] Résultats des élections législatives 2017// URL: https://www.interieur.gouv.fr/Elections/Les-resultats/Legislatives/elecresult__legislatives-2017/(path)/legislatives-2017/FE.html

[15] Législatives: les mauvais choix de Francois Baroin // Le Monde.03.06.2017. URL: http://www.lemonde.fr/elections-legislatives-2017/article/2017/06/13/les-mauvais-choix-de-francois-baroin_5143601_5076653.html#zurpqWPX5GejOrzv.99

[16] Ibid.

[17] Les Républicains: Sarkozy évince NKM et choisit Wauquiez//Challenges 14.12.2015 URL: https://www.challenges.fr/politique/les-republicains/nathalie-kosciusko-morizet-evincee-de-la-direction-de-les-republicains_48689

[18] Quinault-Maupoil T. Vote de confiance : comment ont voté les députés // Le Figaro 05.07.2017. URL: http://www.lefigaro.fr/politique/2017/07/04/01002-20170704ARTFIG00327-vote-des-confiance-qui-a-vote-quoi.php

[19] Trop à droite, trop à gauche, ou équilibrée ? Comment les Français jugent la politique de Macron // LCI politique. 05.10.2017. URL: http://www.lci.fr/politique/sondage-politique-emmanuel-macron-et-gouvernement-jugee-equilibree-par-45-des-francais-2066505.html

[20] SciencesPO CEVIPOF L’enquête électorale francaise: comprendre 2017 Vague 17 / novembre 2017 URL: https://www.enef.fr/données-et-résultats/ , p.41

[21] Ifop. Les indices de popularité. Décembre 2017 // URL: http://www.ifop.com/media/poll/3930-1-study_file.pdf

[22] Le regard des français sur les oppositions a Emmanuel Macron //IFOP 30.08.2017 URL: http://www.ifop.com/media/poll/3831-1-study_file.pdf

[23] IFOP. Balises d’opinion » #9 // Les Français et l’image du parti Les Républicains. URL: http://www.ifop.com/media/poll/3925-1-study_file.pdf

[24] Ibid.

[25] Liste des sénateurs par groupes politiques.// Le Sénat URL: https://www.senat.fr/senateurs/grp.htm l

[26] Laurent Wauquiez réussit son pari et prend la tête du parti Les Républicains. Le Monde 11.12.2017// URL: http://www.lemonde.fr/politique/article/2017/12/11/laurent-wauquiez-reussit-son-pari-et-prend-la-tete-du-parti-les-republicains_5227696_823448.html#wRy6ujxcu63klZxE.99



Рассказать о публикации коллеге 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2018 Исторические Исследования

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.