Демократизация Греции после военного режима «черных полковников» (1974-1975)
Демократизация Греции после военного режима «черных полковников» (1974-1975)

В 1974 году в Греции закончился семилетний период военной диктатуры «черных полковников», во время которого были запрещены политические партии, введена жесткая цензура, подверглись арестам политические деятели, были нарушены основные принципы демократии в стране. Падение диктатуры было вызвано не только экономическим кризисом 1973 года, но и внешнеполитической авантюрой военных, связанной с Кипром. Стремясь осуществить энозис – присоединение Кипра к Греции, «черные полковники» способствовали военному перевороту на острове и свержению президента Кипра Макариоса. В ответ, в июле 1974 года, Турция ввела на остров свои войска; Греция оказалась на грани войны с Турцией[1].

В этих условиях военные были вынуждены обратиться за помощью к гражданским политикам, среди которых ключевой фигурой был лидер правой партии Национальный Радикальный Союз (ЭРЭ) Константин Караманлис, пользовавшийся авторитетом на международной арене. Именно правительство К.Караманлиса в 1959 году, понимая невозможность присоединения острова к Греции, способствовало юридическому признанию независимости Кипра, сохранив его территорию и административную целостность[2].

Новые документы из Архива К.Караманлиса, использованные в настоящей статье, позволяют представить сложный процесс политической модернизации Греции после военной диктатуры.

23 июля 1974 года по инициативе генерала Федона Гизикиса, который на тот момент являлся президентом Греции, было проведено собрание, на которое были приглашены видные политические деятели Греции, находившиеся в оппозиции военному режиму. В ходе обсуждения было принято единодушное решение о необходимости создания нового правительства, которое будет выражать интересы народа и будет поддержано народом. На пост главы правительства была предложена и одобрена кандидатура известного политика К.Караманлиса[3]. Примечательно, что К.Караманлис, который жил в период правления полковников во Франции, сразу же согласился на предложение вернуться в Афины и возглавить новое правительство.

События в июле 1974 года развивались стремительно, этого требовала сложившаяся ситуация и необходимость реорганизации политической жизни Греции. В ночь с 23 на 24 июля 1974 года К.Караманлис прилетел в Афины на предоставленном ему лично французским президентом самолете. По прибытии в аэропорт он обратился к греческому народу с приветственной речью, в которой выразил радость от своего возвращения на родину и пообещал, что сделает все возможное, чтобы справиться с критической ситуацией в стране и восстановить демократию[4]. Спустя всего пару часов К.Караманлис принес присягу в качестве премьер-министра, а днем принесло присягу новое правительство, которое получило название Правительство Национального Единства.

В греческой прессе отмечалось, что присяга нового гражданского правительства дала надежду на возвращение к конституционному строю, неразрывно связанному со свободными выборами, которых ждали демократически настроенные греки[5]. Одобрительно отзывались о К.Караманлисе и зарубежные СМИ. Британское издание «Таймс» отмечало, что формирование гражданского правительства, возглавленного К.Караманлисом, поднимало занавес новой эры, вселяло надежду на создание новой, демократической Греции, а дата 24 июля, несомненно, стала знаковой в жизни страны[6]. Французская газета «Монд» писала, что К.Караманлис выразил намерение восстановить демократию, и, зная этого человека, можно быть уверенными, что он это непременно сделает[7].

Стоит отметить, что кандидатура К.Караманлиса на должность премьер-министра была одобрена очень быстро. В чем же причина успешного возращения политика? Прежде всего, надо обратить внимание на огромную популярность личности К.Караманлиса, которого знали и ценили как греческие, так и зарубежные политики. Немаловажную роль в этом сыграл опыт К.Караманлиса в политической сфере в прошлые годы. В период своей первой администрации в качестве премьер-министра (1955‑1963 гг.) К.Караманлис проводил успешную политику экономической модернизации, направленную на реконструкцию страны. Был взят курс на индустриализацию и создание необходимых условий для вступления Греции в Европейское Экономическое Сообщество (ЕЭС). В те годы благодаря политике экономической модернизации правительству К.Караманлиса удалось стабилизировать курс национальной валюты, снизить темпы инфляции, устранить дефицит бюджета. В целом удалось добиться стабилизации экономики Греции, что позволило проводить преобразования последующим правительствам. Его позиция в отношении Кипра (он был против энозиса острова) оценивалась современниками негативно, однако в сложившихся условиях реалистичный взгляд К.Караманлиса на этот вопрос не допустил юридического раздела острова, была оказана помощь грекам-киприотам[8].

Находясь в эмиграции во Франции в годы правления черных полковников, К.Караманлис открыто высказывался против военного режима. Прилетев в Афины после падения диктатуры, он встретил всеобщее признание греков. Узнав о его прибытии, тысячи афинян отправились в аэропорт, чтобы приветствовать К.Караманлиса. Зарекомендовав себя сильным и ярким политиком, К.Караманлис внушал доверие грекам, и его демократические взгляды на устройство общества были самыми подходящими в сложившейся ситуации. В свете кипрских событий 1974 года было очевидно, что правительство полковников окончательно настроило против себя греческое общество, и был необходим политик, способный получить поддержку населения для последующих преобразований.

При вступлении в должность премьер-министра К.Караманлис выдвинул два условия: во-первых, военные силы должны быть отстранены от участия в политической жизни; во-вторых, все политические силы страны должны поддержать кандидатуру К.Караманлиса[9]. Выдвинутые условия показывали, что К.Караманлис, сознавая необходимость реорганизации и демократизации институтов власти в Греции, нуждался в поддержке всей страны. Премьер-министр дал понять, что переход к демократии в стране можно осуществить только после установления контроля над армией, а также при объединении всех политических сил под руководством одного лидера.

В обращении 25 июля 1974 года к народу премьер-министр заявил о будущей работе нового правительства. Первостепенными задачами Правительства Национального Единства были решение кипрской проблемы и построение эффективной и прогрессивной демократии. Взывая к национальным чувствам, К.Караманлис убеждал греков в том, что новое правительство сможет проложить дорогу к свободе, демократии и благополучию нации[10].

Помимо Константина Караманлиса, в состав правительства вошли гражданские министры, многие из которых выступали против режима полковников и подвергались преследованиям с их стороны. Члены нового правительства были как политиками из Национального радикального союза К.Караманлиса (ЭРЭ), так и из других партий[11].

Состав правительства характеризует участие в нем представителей разных политических направлений, что говорит о стремлении объединить все силы Греции в период национального раскола. Правительство Национального Единства должно было стать начальным этапом на пути перехода от диктатуры к демократии и, осуществляя свою деятельность, обеспечить проведение парламентских выборов.

Уже спустя несколько дней работа нового правительства принесла определенные плоды. Так, 26 июля 1974 года был издан указ об амнистии политическим заключенным, что положило конец преследованиям в Греции[12]. Затем была отменена Конституция 1968 года, принятая режимом Хунты.  Первая статья Учредительного Акта от 1-го августа 1974 года восстанавливала Конституцию 1952 года, за исключением положений, определяющих форму правления[13]. Другие постановления того же акта указывали, что до окончательного установления формы правления свободным волеизъявлением греческого народа обязанности главы государства будет осуществлять Президент Республики. Таким образом, Правительство Национального Единства дало понять грекам, что вопрос о будущей форме правления зависел от решения народа.

Решение конституционного вопроса было одним из важных шагов на пути к преодолению кризиса, так как именно конституция должна была легитимировать новую власть и, закрепив основные права и свободы человека, восстановить тем самым парламентаризм в стране. С началом работы Правительства Национального Единства стало очевидно, что оно стремится предоставить народу право в будущем выбрать членов парламента, форму государственного устройства, и в целом вовлечь население в политический процесс. После семилетнего диктаторского режима эти перемены были особенно ощутимы.

Законом от 28-го сентября 1974 года был снят запрет на существование Коммунистической партии[14]. Этот закон, а также предоставление амнистии политическим заключенным легализовали деятельность Коммунистической партии Греции. С 1949 года КПГ находилась в подполье, многие ее члены были в заключении или эмиграции. Легализовав партию коммунистов, новое правительство способствовало законному выходу на политическую арену новых участников, что в свою очередь означало восстановление многопартийности.

Таким образом, с 24 июля 1974 года в Греции начался новый этап развития общества, ознаменовавший постепенный переход от режима диктатуры к демократии. Правительство Национального Единства приступило к деятельности с первого дня своего создания. Под руководством К.Караманлиса гражданское правительство в краткие сроки провело первые демократические преобразования в стране. Совершив первый шаг на пути к новому режиму, правительство сосредоточило внимание на подготовке к парламентским выборам, накануне которых стали формироваться новые партии.

Бурные процессы в политической жизни Греции середины 1970-х гг. не могли не коснуться функционирования партий. Важным для новой партийно-политической системы был вопрос, сможет ли она обрести такие формы, которые соответствовали бы изменениям в социально экономической сфере и не потерять стабильности.

На протяжении почти полуторавековой истории «партий» в Греции они были основанными на принципах клиентелизма группами, включающими узкий круг лиц. Объединяющую роль играл лидер, а не идеологические установки, поэтому чаще всего «партия» прекращала свое существование с окончанием политической карьеры (или смертью) своего основателя. В «партиях» отсутствовала массовая организация, а их активность проявлялась прежде всего перед выборами. По сути, греческие «партии» до 1970-х годов не были партиями в том смысле, в котором они сложились в Западной Европе уже к началу 20-го века. Однако, было одно исключение – Компартия Греции. Существующая с 1918 года, эта партия, в отличие от традиционных, имела четкую структуру и массовую организацию. Тем не менее, жестко конфронтационный характер взаимоотношения КПГ и других политических сил поставил ее вне политических режимов страны до 1974 года. После раскола КПГ в 1968 году, к моменту легализации фактически уже существовало две партии: ориентировавшаяся на КПСС КПГ (внешняя) и близкая еврокоммунистам КПГ (внутренняя).

В 1974 году партийная структура Греции претерпела значительные изменения по сравнению с периодом до военной диктатуры. Большинство партий возродилось в иных формах, под иными названиями, хотя часто с прежними лидерами.  Новые партии стали создаваться уже спустя полтора месяца после падения режима полковников. 3 сентября 1974 года Андреас Папандреу заявил о создании новой партии – Всегреческое Социалистическое Движение (ПАСОК), в Декларации которой были записаны основные этапы, необходимые для «строительства социалистической и демократической Греции»[15]. Однако, надо помнить, что лозунг социализма А.Папандреу не означал необходимости социалистической революции, а подразумевал своеобразный путь модернизации Греции[16].

4 октября 1974 года К.Караманлисом была создана партия Новая Демократия, куда вошли сторонники К.Караманлиса из партии ЭРЭ (Национальный Радикальный союз), находившейся у власти в период первой администрации К.Караманлиса. В Декларации Новой Демократии лидер обосновал главные задачи созданной партии, название которой заключило в себе первостепенную цель – создание нового политического режима, восстановление демократии в Греции.

В Декларации К.Караманлис обратился к прошлому страны, напоминая, что именно в Древней Греции зародилось само понятие демократия, то есть данный политический режим является совершенно естественным для этой страны. Однако для существования такой хрупкой системы, как демократия, нужны особые условия, мягкий политический климат[17]. Необходимо учитывать опыт прошлого, чтобы, не повторяя ошибок, позволить Греции процветать – так считал лидер партии. По мнению К.Караманлиса, за два месяца с момента его приезда в Грецию, страна сделала большой рывок на пути к «политическому чуду»: удалось бескровным путем перейти от диктатуры к новому режиму[18]. Действительно, за два месяца Правительству Национального Единства удалось сделать первые шаги по направлению к демократии. Амнистия политических заключенных, легализация коммунистической партии, отмена конституции 1968 года – все это позволило привести в действие процесс демократизации. Более того, предстоящие парламентские выборы и референдум вселяли уверенность в греков, что именно они теперь будут решать судьбу страны, их права и свободы будут защищены. Однако предстояло сделать еще многое для развития и завершения этого процесса. 

Лидер партии отметил, что необходимо поддерживать традиции и положительный опыт прошлого, но также нужно двигаться вперед, принимая во внимание общеевропейские ценности. Именно так Греция сможет развиваться в правильном направлении. К.Караманлис был известен приверженностью Европе еще в период его первой администрации.  И в этой предвыборной кампании К.Караманлис заявил, что Греция принадлежит Европе и сможет способствовать реализации идеи единой Европы и политически, и культурно[19]. Еще в 1961 году Греция подписала Афинское соглашение о вступлении Греции в ЕЭС в качестве ассоциированного члена. К концу правления военной диктатуры Греция оказалась в сложнейшем экономическом и политическом кризисе, поэтому ставился вопрос о рациональности вступления в Евросоюз. В политических кругах велись серьезные споры на тему вступления Греции в ЕЭС. Тем не менее, К.Караманлис отстаивал позицию, что интеграция Греции в Европу – самый оптимальный и необходимый путь для страны.

В Декларации Новой Демократии затрагивался и вопрос о создании новой конституции как очередного шага на пути к демократии. В новой конституции предполагалось отразить основные права греков в политической, экономической и социальной сферах, все греки должны быть равны перед законом[20]. Являясь в прошлом лидером партии правого толка, теперь К.Караманлис призывал отойти от обычных ярлыков правых и левых партий.  Сама партия Новая Демократия была больше приближена к центру, чему способствовали новые реалии политической жизни Греции и произошедшие перемены после семилетнего военного режима. Создавая партию Новая Демократия, ее лидер ставил своей целью вывод из политической жизни военных, а также создание условий для перехода к режиму демократии, который подразумевал многопартийность, парламентаризм, новую конституцию с основными демократическими свободами, проведение референдума. Вся политическая модернизация Греции, провозглашенная партией Новая Демократия, заключала в себе конечную цель К.Караманлиса – полноправное вступление Греции в европейское сообщество, отход от устаревших традиций в пользу прогресса наравне с Европой.

Еще одно изменение во многом повлияло на политическую ситуацию накануне выборов. Так как стало появляться много партий, для проведения выборов вводилась система пропорционального представительства, согласно которой в парламент проходили партии, получившие не менее 17% голосов избирателей. Для блока из двух партий необходимый процент голосов составлял 25%, из 3 и более партий – 30%[21]. Новая система при проведении выборов способствовала образованию блоков партий вместо многочисленных небольших партий.

7 октября 1974 года был образован политический блок Союз центра -  Новые силы, в основе которого находились партия Союз центра, созданная в 1961 году Георгиосом Папандреу, и Новые Демократические Силы. Объединение возглавил Георгиос Маврос, который сменил Г.Папандреу после его смерти в 1968 году в Союзе центра.  В период правления полковников, Г.Маврос, как и многие другие политики, находился в ссылке. Программа блока во многом была похожа на программу Новой Демократии К.Караманлиса. Г.Маврос поддерживал модернизацию Греции и ее вступление в ЕЭС. Однако по проблеме Кипра высказывалась позиция, требующая разрешения вопроса в пользу Афин[22].

После легализации деятельности Коммунистической партии Греции к выборам стали готовиться левые партии и организации. Несмотря на произошедший в 1968 году раскол, КПГ продолжала сопротивление военному режиму, осуществляя подпольную деятельность в сотрудничестве с другими политическими силами. Готовясь к выборам, объединенные левые, состоявшие из обеих КПГ и Единой Демократической Левой (ЭДА), выступали за национализацию основных секторов экономики, комплексную программу социальной защиты населения и за политику неприсоединения. Как и ПАСОК, левые боролись за народный суверенитет и национальную независимость, обвиняя в установлении диктатуры империалистические интересы США и НАТО. Так, пропорциональная система выборов способствовала складыванию на политической арене четырех блоков, и к предстоящим выборам партии готовились в составе этих объединений. В процессе подготовки к выборам выделилось 4 основных политических блока: Новая Демократия, Союз центра - Новые силы, ПАСОК, Объединенные левые.

Образовавшиеся партии выдвигали программы, которые в первую очередь выражали главные проблемы Греции того времени. Каждый блок предлагал свой метод решения этих проблем, хотя в чем‑то взгляды на те или иные вопросы были схожими. Во многом совпадали позиции партий Новая Демократия и Союз центра - Новые силы. Однако в отличие от Новой Демократии, в программе которой не отражался вопрос о судьбе монархии и весьма лояльно был освещен вопрос отношений с НАТО, партия Г.Мавроса определенно отвергала идею реставрации монархии, а проблема возвращения в НАТО (Греция временно вышла из военной организации НАТО в августе 1974 года) должна была решиться только при условии поддержки Афин в Кипрском вопросе[23]. Против НАТО и связей с ЕЭС выступали ПАСОК и Объединенные левые. Почти все политические силы высказывались против института монархии, а также за необходимость осуждения и привлечения к ответственности виновных в перевороте 21 апреля 1967 года и Кипрской трагедии. Типичным для всех партий было обещание защищать национальные интересы греков, что всегда ставилось в Греции на первое место. В ходе предвыборной кампании в телеобращении 13 ноября 1974 года к гражданам Греции К. Караманлис заявил, что стране нужно сильное правительство, при котором демократия будет процветать. В силах народа – преодолеть национальный кризис, а предстоящие выборы могут стать отправной точкой для национального возрождения[24]. Завершал свою избирательную кампанию К.Караманлис речью на площади Синтагма, где собралась огромная толпа, в которой насчитывалось около 1 000 000 человек. Политик утверждал, что все преобразования на пользу нации и демократии в стране сможет претворить в жизнь именно Новая Демократия, она сможет сформировать сильное и надежное правительство. В его обращении к избирателям присутствовала изрядная доля патетики, нацеленная вызвать чувство патриотизма. К.Караманлис заявлял: «Я горжусь вами. С таким народом не стоит бояться никого и ничего… с таким народом Греция может гордо предстать перед всем миром»[25].

17 ноября 1974 года должны были состояться парламентские выборы. Решение провести выборы в такие короткие сроки вызвало споры и осуждения со стороны многих партий, лидеры которых утверждали, что им было предоставлено недостаточно времени для формирования и организации полной предвыборной программы и подготовки к выборам. Обвинения направлялись в основном в сторону премьер-министра К.Караманлиса, так как именно он возглавлял Правительство Национального Единства.

С одной стороны, можно предположить, что К.Караманлис назначил выборы так скоро для собственной выгоды, чтобы воспользоваться своей популярностью и расположить к себе основную массу населения. Однако стоит обратить внимание на то, что, например, А.Папандреу, выдвигавший обвинения против К.Караманлиса, создал партию ПАСОК практически на месяц раньше, чем К.Караманлис – партию Новая Демократия. Более того, большинство политиков, которые участвовали в выборах осенью 1974 года, представляя определенные партии, пришли в политику еще до режима полковников. То есть почти все они были хорошо знакомы грекам и весьма популярны (например, партия Союз Центра, Коммунистическая партия Греции – КПГ и др.)

Прошедшие 17 ноября выборы показали следующие результаты: Новая Демократия во главе с К.Караманлисом получила 220 мест в Парламенте, объединение Союз центра – Новые силы во главе с Г.Мавросом – 60 мест, ПАСОК во главе с А.Папандреу – 12 мест, Объединенные левые – 8 мест. Так как после передачи власти от военных лиц гражданским именно К.Караманлис был главным лицом, олицетворявшим переход к демократии, он же стал в глазах народа национальным спасителем. С учетом опыта первой администрации К.Караманлиса, а также деятельности возглавляемого им Правительства Национального Единства, прогрессивные взгляды и демократические инициативы политика высоко ценились в обществе, что только повышало его популярность. В условиях политического и экономического кризиса избиратели 17 ноября 1974 года голосовали за «надежного человека у руля»[26], каким был К.Караманлис. Введение новой системы проведения выборов также сыграло свою роль в победе Новой Демократии. Более того, за короткий период подготовки к выборам некоторые партии, например, коммунисты, не успели в полной мере организоваться.

Одним из важных вопросов, стоявших перед новым гражданским правительством, стало проведение референдума о будущем государственном устройстве в Греции. Перед греками стояла важная задача: фактически им предстояло решить, по какому пути дальше пойдет страна. Гражданам было необходимо выбирать между монархией и республикой.

В период правления полковников уже проводился референдум 1973 года, на котором монархия была упразднена, однако новым гражданским правительством этот референдум был признан недействительным. Из этого следует, что к 1974 году монархия в Греции официально отменена не была. Тем не менее, король находился в изгнании, и вопрос о его возвращении предстояло решить путем народного голосования.  Референдум стал очередным шагом на пути к демократии, и судьба монархии оказалась в руках греческих граждан.

К.Караманлис не высказывался открыто насчет своих позиций по поводу монархии, что вызывало критику со стороны других политических сил. Это позволяло К.Караманлису сохранить поддержку избирателей разных направлений на парламентских выборах – как монархистов, так и республиканцев. Политика лавирования премьер-министра, с одной стороны, помогала поддерживать популярность К.Караманлиса среди греков, и с другой, вызывала неодобрение со стороны его конкурентов.

Король Константин II и поддерживавшие его монархисты верили в возможность возвращения короля на родину и восстановление монархии. Тем более, что во время диктатуры король Константин II и К.Караманлис состояли в переписке и неоднократно обсуждали ситуацию в стране[27]. Тот факт, что король поддерживал общение с К.Караманлисом, давал монарху надежду на возвращение в страну и возможное восстановление монархии.

В ходе подготовки к референдуму проводилась предвыборная кампания сторон, выступавших в защиту монархии или республики. Однако, было принято решение, запрещавшее участвовать в предвыборной кампании лидерам политических партий.  Таким образом, телевизионные выступления были направлены не на отображение позиций представителей партий, а на отображение позиций двух сторон: про-монархисткой и про-республиканской. Данная мера свидетельствовала о том, что вопрос о судьбе монархии и будущей форме государственного правления в Греции был важным для страны, и его решение должно было остаться вне конкуренции политических партий. Кроме того, на решение граждан не должен был влиять авторитет лидеров партий, что также обусловило запрет на их выступление.

26 ноября 1974 года на телевидении с речью выступил король Константин II. Он заявил, что готов подчиниться воле суверенного народа, и признался, что в прошлом были допущены ошибки. В своем выступлении Константин II дал понять, что готов вернуться в Грецию в качестве монарха даже в роли номинальной фигуры, и именно от народа будет зависеть возможность его возвращения. В своей эмоциональной речи Константин II подчеркнул, что Греция – его страна и его дом, а также дом его детей, и призвал народ принять верное решение[28]. Выступление монарха подтвердило, что сам Константин II сознавал сложность своего положения и понимал, что его возвращение в Грецию оставалось под вопросом.

В защиту республиканского строя выступали многие политики и общественные деятели, среди которых были: журналист и переводчик Мариос Плоритис, генеральный секретарь Коммунистической партии Греции Леонидас Киркос, профессор гражданского права в Афинском университете Георгиос Кумантос, депутат от Союза Центра - Новые Силы Алекос Панагулис, а также один из основателей партии ПАСОК Костас Симитис.

Наиболее показательной была речь Мариоса Плоритиса, в которой он заявил, что перед участниками референдума стоит важная задача решить, будет ли глава государства греком, избранным народом, или же им станет «наследник иностранной династии», который назначался иностранцами и всегда был чужим народу. Он также отметил, что при «неправильном» выборе Президента Республики его можно заменить мирным путем на голосовании после окончания его срока. Но допустив ошибку при выборе монарха, его можно будет заменить лишь насильственным путем, т.е. с помощью революции[29]. Критика греческих монархов, которые, в силу исторических обстоятельств, были иностранцами, дала результаты.

Референдум о будущем государственном устройстве Греции состоялся 8 декабря 1974 года[30]. Стоит отметить, что явка составила 75,5% (4,72 млн человек из 6, 25 млн). Высокая явка на референдум является показательной, она указывает на заинтересованность граждан в решении данного вопроса. После семилетнего правления военного режима для греков была особенно важной возможность участвовать в политической жизни страны, решать проблемы демократическими методами.

Большинство голосов – 69% - было отдано против монархии, 31% – за монархию. За республику в 30 избирательных округах было отдано 60–70% голосов, более 80% в следующих округах: Ираклион (89,43%), Лассити (88,42%), Ретимно (94,10%), Ханья (92,70%). Таким образом, фактически весь остров Крит высказался за республиканскую форму правления. Значительное большинство голосов против монархии было отдано в крупных городах, таких, как Афины, Салоники, Пирей.

В то же время, в некоторых других избирательных округах больше голосов было отдано в пользу монархии. Среди них: Арголида (46,67%), Элида (46,88%), Лакония (59,52%), Ксанти (46,25%), Родопы (50,54%). В основном, монархия получила больше поддержки в областях на территории Пелопоннеса. Стоит отметить, что лишь в двух округах процент голосов за восстановление монархии превысил 50%[31].

Итак, результаты референдума наглядно показали поддержку населением республиканского строя, и в частности, поддержку инициатив К.Караманлиса, с именем которого связывались изменения. После референдума К.Караманлис выступил с заявлением, что референдум был проведен без нарушений. По его словам, народ впервые смог высказаться свободно и без давления по такому важному вопросу[32]. Это решение, заявил он, должно безоговорочно соблюдаться всеми греками, и теперь вопрос о форме государственного правления окончательно решен. Таким образом, после 8 декабря 1974 года официально прекратила существование монархия в Греции.

Чтобы понять, почему греки проголосовали на референдуме большинством голосов в пользу республики, нужно учитывать сразу несколько факторов. Во-первых, это связано с основами института монархии в Греции, начиная с приобретения независимости в 1830 - м году. На протяжении XIX–XX вв. Грецией правили иностранные принцы, ставленники Великих держав, которые не вызывали доверия греков.

Во-вторых, личность Константина II, который правил Грецией до переворота полковников, была скомпрометирована не только действиями его предшественников, но и его собственными. Когда произошел переворот 21 апреля 1967 года, король признал полковников в качестве законного правительства Греции. 13 декабря 1967 года была предпринята попытка ответного переворота короля против полковников, которая завершилась неудачей, после чего Константин II покинул Грецию[33]. Эти события настроили греков против короля, так как Константин не только показал себя как слабый правитель, но и более того, сначала поддержал военный режим, что создавало впечатление сговора короля и военных. Сам переворот 21 апреля 1967 года воспринимался как результат правления Константина II, монарха считали виновным в семилетнем режиме полковников и последующих трагедиях.

В то же время освобождение от военной диктатуры, первые шаги к демократии, надежды на будущие перемены – все это ассоциировалось у греков с именем К. Караманлиса, чья популярность возросла, в отличие от Константина II, чей авторитет наоборот упал. Авторитет премьер-министра также повлиял на результаты референдума. Фактически, греки выбирали между слабым монархом и сильным премьер-министром. К. Караманлис, который к моменту референдума уже 4 месяца находился в Греции и под руководством которого действовало Правительство Национального Единства, вызывал большее доверие. Новое гражданское правительство уже сделало первые шаги по преодолению национального раскола, что поднимало авторитет премьер-министра в глазах общественности.

Итак, стране нужны были новые подходы к управлению государством, поэтому институт монархии, с которым связывались нестабильность и трагические события в истории Греции, оказался не нужен населению, что подтвердил референдум 8 декабря 1974 года.

Еще одним важным шагом на пути к демократии было осуждение режима «черных полковников» с целью предотвращения возможности повторного военного переворота. Военные всегда играли серьезную роль в жизни греческого общества, однако после семилетнего периода правления «черных полковников» значение армии приобрело негативный окрас. Если раньше военные ассоциировались у греков с защитой и безопасностью, теперь они вызывали страх и недоверие. Необходимо было принять кардинальные меры, чтобы подобные ситуации, как переворот 21 апреля 1967 года, больше не повторились. Для этого нужно было отстранить военных от власти, «вернуть их в казармы». Такая цель стояла перед гражданским правительством, и она была непроста в исполнении. Прежде всего, опасность обострения взаимоотношений между военными и гражданскими властями требовала осторожности в проведении мер.

19 августа 1974 года был собран Высший Совет национальной обороны (ВСНО) Греции под председательством премьер-министра К.Караманлиса. Десять генералов из числа высшего командного состава были отправлены в отставку. На их место призывались представители греческого генералитета, снятые с постов в период военного режима 1967–1974 гг.[34] Таким образом, новое гражданское правительство дало понять, что может сохранять контроль над политической ситуацией. Кадровые перестановки и отставка генералов произошли менее чем через месяц после начала работы Правительства Национального Единства, что подтверждает решительность гражданских властей как можно скорее наладить политическую ситуацию в стране. И в то же время чистки в вооруженных силах растянулись на длительный срок, так как сохранялась напряженность в отношениях Греции с Турцией. В октябре 1974 года начались процессуально-судебные мероприятия против руководства военного режима. При этом, расследование обстоятельств военного переворота 21 апреля 1967 года поручалось не гражданским чиновникам, а военным, в частности главнокомандующему вооруженными силами генералу Д.Арбузису. 21 октября 1974 года были выдвинуты обвинения против диктатора Г.Пападопулоса, генерала Д.Иоаннидиса (бывшего начальника военной полиции), генерала М.Руфогалиса (бывшего начальника Центральной службы информации КИП), генерала Д.Загоринакоса (бывшего главнокомандующего вооруженными силами), а также 30 бывших офицеров ВС и полиции. 23 октября 1974 года были арестованы и сосланы на остров Кея руководители военного режима и переворота 21 апреля: Г.Пападопулос, Ст.Паттакос, Н.Макарезос, И.Ладас и М.Руфогалис[35].

За действиями Правительства Национального Единства в отношении военных следила как греческая, так и зарубежная пресса. Например, американская газета «Нью Йорк Таймс» отметила, что премьер-министр К.Караманлис не спешит с процессом наказания участников переворота 21 апреля 1967 года. Так, первоначально он изолировал лидеров Хунты, чтобы предоставить дело в руки правосудия и правительства, которое должно быть выбрано 17 ноября 1974 года. Также было заявлено, что нетерпение пострадавших от Хунты понятно, однако вынесение приговора для каждого из виновных должно быть оставлено на усмотрение судов[36].

1 ноября 1974 года специальная палата Афинского Апелляционного суда приняла решения о начале судебного процесса против Г. Пападопулоса. Бывший руководитель военного режима и бывший президент страны обвинялся в государственной измене в форме военного переворота. 5 ноября 1974 года 49-ти деятелям военного режима было предъявлено обвинение в государственной измене (участие в военном перевороте в целях захвата власти), массовых незаконных арестах и гибели людей[37]. Процесс чисток в вооруженных силах отражал последовательный курс политики К. Караманлиса, направленный на установление демократии в стране. 14 января 1975 года Парламентом была принята Резолюция по вопросу об осуждении «черных полковников». В ней события 21 апреля 1967 года характеризовались как военный переворот с целью узурпации власти и лишения прав народа. Кроме того, признавались недействительными декреты Хунты, которые подразумевали амнистию руководящим кругам военного режима за любые правонарушения[38]. Пятая статья Резолюции гласила, что амнистия, предоставленная политическим заключенным 26 июля 1974 года, не распространяется на преступления, совершенные участниками государственного переворота 21 апреля 1967 года. Статья седьмая объявляла все акты законодательных органов власти, действующих с 21 апреля 1967 года по 23 июля 1974 года недействительными[39]. По решению суда руководители военного режима Георгиос Пападопулос, Стилианос Паттакос и Николаос Макарезос были приговорены к смертной казни. Остальные были приговорены к различным срокам лишения свободы[40]. Однако, 23 августа 1975 года правительство К. Караманлиса приняло решение отменить смертную казнь трех подсудимых и изменить ее на пожизненное заключение. После принятия решения К. Караманлис сделал соответствующее заявление, в котором указал, что демократическое правосудие является независимым и конституционным актом, позволяющим смягчение наказания[41]. Замена смертного приговора лидерам военного режима на пожизненное заключение свидетельствовало о том, что новое правительство было ориентировано на европейские принципы. Однако, решение правительства о смягчении наказания вызвало негативную реакцию оппозиции. Так, лидер объединения «Союз Центра-Новые Силы» Г. Маврос обвинил правительство во вмешательстве в судебный процесс и призвал к немедленному созыву Парламента. Лидер партии ПАСОК А. Папандреу также критиковал правительство за невыполнение ранее вынесенного приговора. По его мнению, К. Караманлис не контролировал ситуацию, в связи с чем А. Папандреу призвал распустить Парламент и назначить новые выборы. Компартия Греции заявила, что принятое решение может способствовать появлению новых диктаторов, стремящихся к власти[42]. Критика правительства К. Караманлиса со стороны оппозиционных партий продолжалась с самого начала процесса демократизации в Греции, что являлось естественным для многопартийной политической системы. Лидеры оппозиции обвиняли правительство в превышении полномочий и нарушении судебного приговора, призывая к применению наказания – смертной казни – в отношении осужденных инициаторов военного переворота 21 апреля 1967 года – Г. Пападопулоса, С. Паттакоса и Н. Макарезоса. Те не менее, решение К. Караманлиса имело веские основания; отказываясь от насильственных методов, его правительство ставило Грецию в один ряд с европейскими странами. Кроме того, замена смертной казни на пожизненное заключение завершила процесс осуждения «черных полковников», виновные были наказаны. С июля 1974 года по август 1975 года велась последовательная работа по устранению военных из руководящих структур и управления государством. Таким образом, был сделан очередной шаг на пути перехода от диктатуры к демократии.

Следующим важным этапом на пути политической модернизации Греции стало принятие новой конституции, проект которой был представлен Кабинету министров уже 23 декабря 1974 года. Правительство определило четкие сроки принятия конституции[43]. Основной Закон должен был закрепить произошедшие изменения в политической жизни страны, установление гражданского демократического правительства, упразднение института монархии, восстановление прав и свобод граждан, многопартийность. Проект конституции был разработан под контролем премьер-министра К. Караманлиса, и в его основу легли как предыдущие конституции Греции (1927, 1952 года), так и опыт законотворчества европейских стран (Франции и ФРГ)

 Конституция Греции 1975 года включила в себя вопросы экономической, политической и социальной сферы в жизни общества. Греция провозглашалась парламентско - президентской республикой. Конституция устанавливала основные права и свободы человека, народный суверенитет объявлялся фундаментом государственного строя Греции. Была утверждена свобода личности, право собраний и свобода религиозного сознания, отменена цензура. В сравнении с Конституцией 1952 года, характер новой конституции носил более светский характер. Основной закон также предусматривал налаживание связей с международными организациями, например, ЕЭС[44].

Несмотря на демократичность конституции, в ее статьях имели место противоречия. Некоторые статьи содержали оговорки, за счет которых государство могло контролировать разные сферы общественной жизни. Президент наделялся большими полномочиями, исполнительная власть преобладала над законодательной, что вызвало разногласия при обсуждении проекта конституции в Парламенте в декабре 1974 года. Несмотря на критику оппозиционных партий и их отказ участвовать в голосовании, Конституция была принята 11 июня 1975 года силами партии Новая Демократия.

Таким образом, практически за год в Греции произошли изменения, благодаря которым удалось стабилизировать политическую ситуацию в стране. Греция встала на путь демократизации и прогресса, что приблизило ее к уровню европейских стран. По сравнению с предшествующим периодом правления военного режима 1967–1974 гг., перемены были значительными: власть перешла в руки гражданского правительства, была восстановлена многопартийность, проведены демократические выборы, принята новая Конституция. Важную роль в процессе демократизации в Греции в 1974–1975 гг. играл премьер-министр К.Караманлис.

 Неизменной в его политическом курсе оставалась приверженность Европе. Сам К. Караманлис утверждал, что «Греция принадлежит Европе», и его политика была направлена на подтверждение этих слов, демократизация политической жизни в Греции в 1974–1975 гг. стала первым важным шагом на пути к интеграции страны с Европейским Сообществом.

 Вступление Греции в ЕЭС одобряли многие политические силы в стране и объяснялось это несколькими причинами. Прежде всего, Европейское Экономическое Сообщество рассматривалось как источник инвестиций и привилегированного доступа к широкому рынку для Греции, а также иностранных инвестиций бизнес – сообщества. Левые партии приветствовали членство в сообществе, потому что оно могло стать противовесом американскому влиянию в Греции (американское влияние в Греции заметно снизилось после 1974 года, так как США связывали с диктатурой 1967–1974 гг. и Кипрской трагедией в июле 1974 года). Кроме того, членство в ЕЭС приветствовалось политиками и дипломатами, потому что это означало, что Греция могла получить равный голос с европейскими державами, такими, как Германия и Франция. Наконец, за счет вступления в Сообщество Греция могла повысить свой престиж на международной арене[45].

Таким образом, за короткий период с лета 1974 по лето 1975 года гражданское правительство достигло значительных результатов в процессе преодоления последствий военной диктатуры «черных полковников» 1967–1974 гг. и политической модернизации страны. Политика К. Караманлиса положила начало демократизации Греции, которая встала на путь прогресса и интеграции с Европой. В 1981 году была достигнута цель К. Караманлиса: Греция вступила в ЕЭС.



[1] Rizas S. The Greeks Military Regimes Towards Cyprus, 1967-1974 // Modern Greeks Studies Yearbook. 2002/2003. – Vol. 18 – 19. P.247.

[2]  Никитина Т.В.  Трудный путь политика (Кипрский вопрос в политике Греции 50-60-х гг.ХХ в.) // Родина (спецвыпуск), 2010. С. 120-122.

[3] Κωνσταντίνος Καραμανλής Αρχείο: Γεγονότα και κείμενα. Т.7  -  Aθήνα, 1995. Σ.225.

[4] Κωνσταντίνος Καραμανλής Αρχείο: Γεγονότα και κείμενα. Т.8  -  Aθήνα, 1996. Σ.17.

[5] Ibid. Σ.21.

[6] Times. 24.07.1974 // Κωνσταντίνος Καραμανλής Αρχείο. Т.8. Σ.21.

[7] Le Monde. 25.07.1974 // Κωνσταντίνος Καραμανλής Αρχείο. Т.8. Σ.22.

[8] Подр. cм.: Рукомойникова М.В. Проблема реконструкции Греции в политике правительства К.Караманлиса 1955 - 1963 гг: Автореф. дис. … канд. истор. наук. М., 2004.

[9] Κωνσταντίνος Καραμανλής Αρχείο. Т.8. Σ.27.

[10] Ibid. Σ.29.

[11] Woodhouse C.M. Karamanlis: The Restorer of Greek Democracy. – Oxford: Clarendon Press, 1982. P. 214.

[12] Κωνσταντίνος Καραμανλής Αρχείο. Т.8. Σ.33.

[13] Ibid. Σ.50.

[14] Κωνσταντίνος Καραμανλής Αρχείο. Т.8. Σ.171.

[15] Ιδρυτική Διακήρυξη Βασικών Αρχών και Στόχων. 3 Σεπτέμβρη 1974 // Το Κίνημα// ΠA.ΣO.K. [Электронный ресурс]. URL: http://www.pasok.gr/%CF%84%CE%BF - %CE%BA%CE%AF%CE%BD%CE%B7%CE%BC%CE%B1/ (дата обращения: 04.02.2018).

[16] Подр. см.: Никитина Т.В. Модернизация Греции: внутренняя политика правительства А.Папандреу (1981-1989 гг.) // «Государственное управление». Электронный вестник, 2017, №64. С. 278-298).

[17] Κωνσταντίνος Καραμανλής Αρχείο. Т.8. Σ.172.

[18] Ibidem.

[19] Κωνσταντίνος Καραμανλής Αρχείο. Т.8. Σ.172.

[20] Ibid. Σ.173.

[21] Greece at the Polls: The National elections of 1974 and 1977. Ed. By Penniman / Washington, 1981, P. 34.

[22] Улунян Ар. А. После режима – М., 2005. С. 34.

[23] Asmussen J. Cyprus at war. Diplomacy and Conflict during the 1974 Crisis. – N.Y., 2008.

[24] Κωνσταντίνος Καραμανλής Αρχείο. Т.8. Σ. 212.

[25] Ibid. Σ 214.

[26] Clogg R. A concise History of Greece. – Cambridge: Cambridge University Press, 1992. P.168.

[27] Κωνσταντίνος Καραμανλής Αρχείο. Т.7. Σ. 239.

[28] Κωνσταντίνος Καραμανλής Αρχείο. Т.7. Σ. 239.

[29] Πλωρίτης Μ. Δυναστείες και δυνάστες. – Αθήνα,1974. Σ. 169.

[30] Κωνσταντίνος Καραμανλής Αρχείο. Т.8. Σ. 254.

[31] Κωνσταντίνος Καραμανλής Αρχείο. Т.8. Σ. 254.

[32] Ibidem.

[33] Pettifer J. The Greeks. The land and people since the war. – London, 1993. P.24.

[34] Κωνσταντίνος Καραμανλής Αρχείο. Т.8. Σ. 212.

[35] Ibid. Σ. 186.

[36] New York Times, 23.10.1974 // Κωνσταντίνος Καραμανλής Αρχείο. Т.8. Σ. 186.

[37] Κωνσταντίνος Καραμανλής Αρχείο. Т.8. Σ.198.

[38] Ibidem.

[39] Κωνσταντίνος Καραμανλής Αρχείο. Т.8. Σ.198.

[40] Ibidem.

[41] Ibid. Σ. 502.

[42] Ibidem.

[43] Κωνσταντίνος Καραμανλής Αρχείο. Т.8. Σ.276.

[44] Σύνταγμα της Ελλάδας 1975/1986 // Τα ελληνικά Συντάγματα 1822-1975/1986, Αθήνα 1998. Σ.287-375; Конституция Республики Греция (1975/1986гг.) // Конституции зарубежных государств. М., 1997. С.363-430.

[45] Pettifer J. Op. cit. P.35.



Рассказать о публикации коллеге 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2018 Исторические Исследования

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.