«Символическая политика» Эммануэля Макрона
«Символическая политика» Эммануэля Макрона

В современной Франции роль президента страны является настолько значимой, что некоторые исследователи даже называют существующий политический строй «республиканской монархией»[1]. В этих условиях фигура каждого вновь избираемого главы государства неизменно привлекает большое внимание, порождает многочисленные рассуждения о перспективах развития страны, которые связываются не только с реальными возможностями Франции, но и с амбициями ее общенационального политического лидера.

60-летняя история Пятой республики уже неоднократно являла примеры необычных политиков, о которых у французов так и не сложилось окончательного мнения. Но даже на их фоне события 2017 года стали для многих неожиданными и непонятными. Наблюдатели и эксперты оказались весьма озадачены оценкой не только результатов майского голосования и предшествовавшей ему избирательной кампании, но и результатами первого года пребывания у власти нового главы государства.

Разгадке личности и «подлинных замыслов» Э.Макрона уже посвящено немало книг, которые варьируются от агиографических исследований[2], до работ, проникнутых  психобиографическим[3], философским[4], ситуационным[5] и историческим[6] подходами. Можно наблюдать и первые попытки анализа взглядов Э.Макрона на систему власти Пятой республики[7]. Для рассмотрения в данной статье был избран лишь один из аспектов поведения Э.Макрона как политического лидера – его стилевые предпочтения и запоминающиеся символические жесты, публично демонстрируемые в разных формах, но не всегда вызывающие однозначной реакции со стороны французов.

Эммануэль Макрон, стремительно ворвавшийся в большую французскую политику и сразу же завоевавший симпатии значительной части электората, начал своё правление со столь же быстрой потери популярности. Согласно опросам BVA, за лето 2017 года рейтинг президента снизился на 19 пункта (по данным Ifop – на 22). В итоге, к концу 4 месяца своего пребывания у власти Э. Макрон выглядел гораздо менее убедительно, чем предшественники: в августе его действиями на посту главы государства были довольны лишь 43% французов (по данным Ifop – 40%). Даже Ф. Олланда к концу аналогичного периода поддерживали 54% опрошенных. Что говорить о Н.Саркози, деятельность которого после первых 120 дней одобряли 69% французов[8]. А ведь в мае 2017 года, сразу после того как Э. Макрон был избран президентом страны, о нем положительно отзывались 62% французов (социологи Ifop даже зафиксировали кратковременное увеличение этого показателя до 64% в июне).

Важно отметить, что само по себе снижение рейтинга в первые месяцы президентства не является чем-то новым для французской политики последних десятилетий. Например, Ж.Ширак, ставший в 1995 году хозяином Елисейского дворца и только-только обошедший во втором туре социалиста Л. Жоспена, потерял с мая по август 20 пунктов своей популярности (с 59 до 39)[9]. Однако в случае с Э. Макроном стремительное падение уж слишком контрастирует с особенностями прошедшей кампании. Ведь новый президент победил на выборах с почти двукратным перевесом над своим оппонентом - Марин Ле Пен.

Конечно, только лишь из падения популярности на старте было бы неверно делать далеко идущие выводы. История показывает, что степень доверия со стороны французов динамично и разнонаправлено меняется, а сами опросы не могут предсказать перспективы того или иного политика, у которого впереди ещё несколько лет для демонстрации своего потенциала. Однако нельзя забывать, что Э. Макрон - не совсем обычный президент. Он не имеет большого политического опыта, нарочито дистанцируется от традиционных партий, но хочет радикальным образом «трансформировать»[10] страну, начав, при этом, с не самых непопулярных преобразований[11].

Динамика изменения популярности главы государства среди французов на протяжении первого года его президентства обнаруживает интересную закономерность: после каждого из явных спадов (август и октябрь 2017 и рубеж февраля-марта 2018) неизменно следует столь же заметный подъем, несмотря на стремление продолжить те преобразования, объявление или начало  которых только что становилось причиной снижения популярности (Рис. 1[12]).

Рис. 1. Индекс популярности Э.Макрона среди французов в период с мая 2017 по май 2018 гг. (по результатам опросов общественного мнения, проведенных организациями BVA и Ifop) как реакция на начатые преобразования в обществе

В качестве названия для такой реакции общественного мнения даже стал использоваться термин «небывалой волатильности»[13] применительно к оценке популярности президента страны. Комментируя ее причины, социологи уточняли, что это – отнюдь не следствие резких колебаний французов то в одну, то в другую сторону. Скорее всего, такие результаты свидетельствуют об изначальной неопределенности значительного числа жителей страны в отношении политического курса нового главы государства[14]. По итогам первого года его президентства  39% опрошенных французов считали, что Э. Макрон и правительство проводят реформы в «хорошем темпе» (при этом 35% полагали, что власть заходит «слишком далеко» по этому пути, а еще 19% придерживались  промежуточного мнения)[15]. Долгосрочная стратегия модернизации, которая была заявлена в предвыборной программе Э.Макрона, воспринимается как назревшая необходимость. Однако она требует определенных жертв от большинства социальных групп. И как только наступает «сакральный момент», власть тотчас же теряет популярность.

Но Э. Макрон в такие моменты не склонен отступать. Напротив, он предпочитает действовать довольно авторитарными методами. И это тоже часть стратегии. Еще до выборов он нарочито дистанцировался от своих предшественников – «гиперпрезидента» Н. Саркози, но в особенности «нормального» президента Ф. Олланда, упрекаемого за то, что тот «не верит в юпитерский стиль президентства» и поступает как обычный гражданин. Э. Макрон заявлял, что французам было нужно совсем не это, так как такая концепция власти не порождала ощущения общественной стабильности и безопасности[16]

Специалист в области политического дискурса, лингвист Ж. Лонги предположил, что использование Э. Макроном эпитета «юпитерский» не было случайным и несло довольно большую семантическую нагрузку, гораздо более значимую, чем его часто упоминаемые смысловые аналоги - «вертикаль власти» или «сила власти». Сравнение с верховным римским богом Юпитером было призвано подчеркнуть особые полномочия главы государства, такие как «господство», «владение атрибутами власти» и даже «сила божественного порядка»[17].

Журналисты сразу же ухватились за высказывание Э.Макрона и превратили его в расхожее клише - «юпитерский президент» (un président «jupitérien»), в качестве которого оно стало фигурировать в эффектных заголовках (Рис. 2).

Рис. 2. Обложки журнала «Либерасьон» и специального приложения к журналу «Пуэн», вышедших в июне-июле 2017 года и посвященные «юпитерскому» стилю Э.Макрона

После выборов этот образ довольно быстро закрепилось в массовом сознании как одна из характеристик, которую сам Э. Макрон, казалось бы, совершенно не стремился оспаривать.

29 июня 2017 года глава государства опубликовал на персональных страницах в соцсетях свой официальный портрет. Традиционные фотографии его предшественников были сделаны в президентской библиотеке (Ш. де Голль, Ф.Миттеран, Н. Саркози) или в саду Елисейского дворца (Ж.Ширак, Ф. Олланд). Лишь В.Жискар д’Эстен предпочел иную композицию – на фоне трехцветного национального флага. Э. Макрон решил совместить два привычных антуража: он стоит, опираясь на письменный стол своего рабочего кабинета, но на фоне открытого окна, выходящих в сад (Рис. 3[18]). Исследователи французской политики считают, что каждый глава государства в начале мандата отправляет нации своего рода кодовое сообщение об основных принципах будущей политики. В этом смысле портрет нового президента наполнен множеством символов. Специалист по семиотике Э. Мильчарек считает, что изображение, представленное публике, намеренно объединяет в себе разностильные элементы, которые взаимодополняют друг друга[19] и в совокупности позволяют расшифровать суть послания.

Рис. 3. Официальные президентские портреты Э.Макрона и двух его предшественников – Н. Саркози и Ф. Олланда (фото: «La Documentation française»)

Симметричная композиция с использованием акцентов света и тени выглядит уравновешенно и как бы приглашает спокойно рассмотреть все ее детали. Справа расположены массивные золотые часы – привычный атрибут заседаний кабинета министров. Слева - открытая книга «Военных мемуаров» де Голля и чернильница, украшенная галльским петухом. Все это призвано подчеркнуть преемственность традиции французской государственности, в духе которой Э. Макрон намерен управлять страной, несмотря на свою молодость и отсутствие политического опыта. Вместе с тем (кстати, фраза «en même temps[20]» довольно часто звучит из уст президента), в кадре заметны детали, подчеркиваюшие динамику грядущих перемен и их приоритеты. Два смартфона слева, в верхнем их которых как раз отражается галльский петух, указывают на придание особой значимости современных коммуникационных возможностей в сфере политики. Флаг Европейского союза, помещенный в правом краю снимка, притягивает к себе взгляд гораздо сильнее, чем национальный триколор слева. В таком композиционном решении можно усмотреть степень внимания, которое Э. Макрон намерен уделить европейской политике. Характеризуя имидж главы государства, историк и политолог А. Бенедетти заметил, что, выступая в роли «хранителя символов», президент пытается «придать новое измерение своему политическому авторитету», чей образ «рассеялся в неконтролируемом и буйном эфире медиа-пространства»[21].

Еще одним примером стилевых и, в значительной мере, символических предпочтений нового президента стал избранный им способ воплощения некоторых из обещанных реформ. Речь идет о разносторонних преобразованиях, позволяющих решать вопросы трудоустройства и увольнения работников не как раньше - на национальном и отраслевом уровнях, а через коллективные договоры на конкретных предприятиях, ослабив при этом роль профсоюзов. Такие меры, по замыслу власти, должны были «придать необходимую динамику рынку труда», позволить более гибко регулировать необходимое число работников и, в конечной степени, сократить число безработных.

В этом вопросе Э. Макрон не был первопроходцем. Попытку упрощения и либерализации трудового законодательства в 2016 году предпринял Ф. Олланд (так называемый «закон Эль Комри»). Однако, учитывая те сложности, с которыми столкнулся его предшественник, новый президент предпочел действовать более решительно. Вместо использования привычной парламентской процедуры с длительными дискуссиями по законопроекту на этот раз были использованы положения 38 статьи Конституции, позволяющей парламенту наделять правительство временными полномочиями для принятия законов. К августу 2017 года обе палаты парламента проголосовали за возможность принятия «мер по укреплению социального диалога»[22] (так была обозначена суть планирующихся поправок в Трудовой кодекс) путем издания ордонансов. На практике это означало, что законодательные инициативы, разработанные кабинетом министров, сначала передавались на подпись президенту, вступили в силу и лишь постфактум рассматривались в парламенте.

22 сентября 2017 года состоялась церемония подписания Э. Макроном пяти указов, содержащих 37 поправок в Трудовой кодекс. Ее транслировали в прямом эфире все французские телеканалы (Рис. 4). Политолог Ф. Моро-Шевроле усматривает в таком жесте прямое заимствование американского опыта, и тех инициатив, к которым в последнее время часто прибегает президент США Д. Трамп[23]. При этом нельзя сказать, что это слепое подражание. Скорее всего, речь идёт о выборе такого типа политической коммуникации, который позволяет продемонстрировать решимость в проведении намеченных преобразований. Большой вопрос – устроит ли такой подход французских избирателей?

Рис. 4. Церемония подписания пяти ордонансов о реформе Трудового кодекса 22 сентября 2017 года (фото Agence France-Presse)

Но Э.Макрона было бы неверно оценивать только лишь на основании отдельных символических жестов. Гораздо интереснее поразмышлять о возможных причинах избранного им стиля управления.

Внимательные наблюдатели отметили, что Э. Макрон был избран президентом отнюдь не с худшим результатом в истории Пятой республики, однако в целом в ходе кампании 2017 года голосование французов проходило при отсутствии с их стороны четкого позитивного электорального выбора[24]. С учетом сказанного ранее, помимо общего числа голосов, поданных за президента, необходимо учитывать еще два важных показателя: осознанность поддержки кандидата и тактику поведения избирателей.

Политолог И.М.Бунин считает, что в современной Франции столь высокая доля избирателей никогда еще не принимала решения в последний месяц перед голосованием[25], а в 2017 году среди избирателей Э.Макрона таких было 56% (более 18 млн. человек). Эти цифры дают нам понимание механизма политического выбора. Исследование CEVIPOF, проведенное в начале апреля 2017[26], позволяет делать вывод об устойчивости электоратов того или иного кандидата. В тот момент 41% опрошенных еще не приняли решение, за кого им голосовать и одновременно 79% из них интересовались президентскими выборами. 64% окончательно выбрали себе кандидата («сhoix définitif»), а 36% не исключали возможности еще пересмотреть свое решение (эта же пропорция выглядела как 59% на 41% за две недели до этого[27]. Причем, если среди потенциальных избирателей Э.Макрона такое соотношение составляло 61% на 39% (50% на 50% в середине марта), то у сторонников М. Ле Пен 82% на 18% (78% на 22% в середине марта), у Ф. Фийона 75% на 25% (69% на 31% в середине марта), у Ж.-Л. Меланшона 60% на 40% (59% на 41% в середине марта), а у Б. Амона 52% на 48% (47% на 53% в середине марта).

Еще более показательно выглядит картина распределения ответов избирателей, уже определившихся в своем голосовании за конкретного кандидата, о причинах такого выбора (Рис. 5[28]). Большинство избирателей Ф. Фийона (72%) и Б. Амона (71%) собирались поддержать своих кандидатов осознанно, в том числе и на основе общности идейных взглядов. Чуть в стороне от этой тенденции, но близко к ней, располагались избиратели М. Ле Пен (61%). А вот относительное большинство «сторонников» Э.Макрона (52%) признавались, что делают свой выбор «вынужденно», в силу отсутствия другого, более подходящего кандидата.

Рис. 5. Причины, по которой избиратели того или иного кандидата намеревались голосовать за него в первом туре (на основании осознанной поддержки или вынужденно)

Таким образом, большинство избирателей Э.Макрона сделали выбор в его пользу буквально за месяц до голосования в первом туре. Его электорат выглядел наиболее колеблющимся среди основных претендентов на Елисейский дворец и демонстрировал наименьшую поддержку на основе долгосрочных предпочтений.

Многие политологи отмечали, что одной из причин удачной кампании Э.Макрона было использование эффективных технологии, стимулирующих избирателей на принятие заведомо нужного решения в ходе голосования. Мы не склонны преувеличивать их значение, но и не станем приуменьшать.

Учитывая тот факт, что молодой претендент на президентский пост не имел поддержки знаковых политических партий и не был особо известен большинству французов, ему было необходимо сделать ставку на другие ресурсы, которые позволили закрепиться в сознании избирателей в качестве кандидата, голосование за которого не выглядело бы лишь как «протест против системы» или выбор «лучшего среди худших».

С этой целью Э. Макрон воспользовался услугами трёх молодых политических консультантов - Г. Льегея, А. Мюллера и В. Понса, начавших карьеру в качестве добровольцев кампании Б. Обамы в 2009 г., а также сотрудничавших с избирательным штабом Ф. Олланда в 2012 г., когда впервые и опробовали свои подходы на французской почве. В 2013 году они создали стартап «Liegey Muller Pons»[29] и разработали приложение для политиков с говорящим названием «Пятьдесят плюс один» (Cinquante Plus Un), позиционированным как технология, позволяющая завоевать абсолютное большинство на выборах разного уровня. Его идея состояла в том, чтобы позволить кандидату организовать свою кампанию максимально эффективно, не распыляя при этом силы и средства. Предлагаемый подход к работе с избирателями состоял в сосредоточении усилий на определенной целевой аудитории, выделяемой в ходе обработки данных, ранее полученных с десятка тысяч территорий в ходе переписи населения, итогов предыдущих выборов и других сведений. С точки зрения избирательной социологии это не было «новым словом», но во Франции инструмент целенаправленной коммуникации на общенациональных выборах системно и как основа для кампании никогда еще не применялся. В мае 2016 года, опираясь на возможности такой обработки информации, команда Макрона инициировала «Большое хождение в народ» (La Grande Marche[30]), в ходе которого волонтеры перемещались от дома к дому в определенных районах, но не с целью агитации (во Франции это запрещено), а для того, чтобы узнать, какие вопросы больше всего волнуют избирателей и что им нравится или не нравится в политике страны. Активисты постучались почти в 300 тысяч дверей и собрали материалы более 25 тысяч интервью. В среднем они потратили 14 минут на разговор с каждым человеком, который согласился побеседовать. Для интервьюеров было разработано специальное мобильное приложение с детальными рекомендациями как себе вести в той или иной ситуации для того, чтобы получить максимум возможной информации.

На основе полученных сведений была создана база данных с цитатами избирателей, которые были отсортированы по регионам и роду деятельности респондентов. Собранные материалы и цитаты затем активно использовались Э. Макроном в ходе президентской кампании. В результате многие избиратели слышали на его митингах слова, обращенные именно к ним, что повышало степень доверия к малоизвестному кандидату и, в условиях неопределенности, подталкивало к тому, чтобы проголосовать за него.

С учетом того, что свою предвыборную программу кандидат опубликовал довольно поздно (2 марта 2017 года) и большинство французов вряд ли ее удосужились прочитать, нам представляется, что результаты голосования 2017 года можно в значительной степени связывать с результатами маркетинговой стратегии Э. Макрона  в целом. Представ в качестве «кандидата всех французов», он для одних выглядел как «несистемный кандидат», а в глазах других олицетворял собой обновление Пятой республики без подрыва ее основ.

Однако итоговые результаты голосования на президентских выборах продемонстрировали, что большое количество французов, которые ни за что не проголосовали бы за Марин Ле Пен, не пожелали предоставить Э. Макрону «кредит доверия».  Мы склонны именно так интерпретировать зафиксированный во втором туре самый высокий уровень абсентеизма начиная с 1969 года. 25,44% избирателей (почти 12 млн. человек)  в мае 2017 года предпочли не участвовать в голосовании, а 11,52% от числа пришедших (почти 4 млн. человек)  опустили в урну пустой или недействительный бюллетень[31] (в первом туре этот показатель составлял 2,55%[32]). Подсчеты показывают, что за президента Э.Макрона во втором туре проголосовало 43% всех французских избирателей - 20,74 млн. человек (Рис. 6[33]). Напомним, что от числа тех, кто пришел на участки и чей голос был посчитан, это составляло гораздо больший процент - 66,10%. Именно эту цифру и предпочитали упоминать сторонники нового президента.

Рис. 6. Результаты голосования во II туре президентских выборов 2017 года (в процентном соотношении от числа всех избирателей Франции)

Приведенные цифры, на первый взгляд, позволяют усомниться в том, что победу Э. Макрона можно считать убедительной. Однако следует помнить, что наачиная с 1962 года, когда в результате осуществленной де Голлем конституционной реформы избрание главы государства стало осуществляться  прямым всеобщим голосованием, мажоритарная избирательная система «приводила» во втором туре к власти политика, обладавшего лишь относительным большинством поданных за него голосов. И такой результат создавал для любого президента неоспоримые формальные основы его политического лидерства на семилетний, а с 2000 года – на пятилетний срок. Он являлся одним из факторов динамической устойчивости политической системы Пятой республики. При де Голле формальное лидерство долгое время дополнялось харизматическим. Но уже с 1974 года, когда главой государства впервые становится не голлист Валери Жискар д’Эстен, не обладавший сопоставимыми с де Голлем личностными резурсами, вопрос о том, сколько же именно жителей страны оказали президенту поддержку, а сколько нет становится одной из проблем, на которые избраннику приходилось реагировать и немедленно[34].

С начала 80-х годов все сильнее проявляет себя феномен протестного голосования в ходе которого избиратели поддерживают во втором туре не того политика, за которого они с охотой бы отдали свои голоса, а скорее демонстрируют неприятие одного из кандидатов, автоматически приводя к власти другого. Такой «брак по расчету», в силу условности оказанной поддержки, может как способствовать дальнейшей политической стабилизации в обществе, так и создавать в нем потенциальный конфликт. Дальнейшее развитие ситуации во многом зависит от поведения нового президента, его знаний, опыта и интуиции.

Сказанное отнюдь не означает, что у политического лидера не может быть других внутренних ресурсов (привлекательного проекта преобразований, опоры на парламентское большинство или собственную партию, институциональных преимуществ как главы государства) или внешних возможностей (дезорганизации оппозиционных сил, благоприятной экономической конъюнктуры). Все эти факторы также определяют шансы на успех - расширяют или сужают их. Однако то, как лидер сможет ими воспользоваться - убедить граждан в своей правоте и получить от них поддержку – во многом зависит от типа политической коммуникации, тех ориентиров и символов, которые будут им выработаны и предложены, а также их поддержки со стороны населения.

4 мая 2018 года Центр исследования общественного мнения BVA опубликовал опрос, посвященный первому году пребывания Э.Макрона у власти. На фоне предыдущих замеров результат оказался в целом довольно предсказуем: глава государства популярен у 43% опрошенных французов. Этот показатель существенно выше, чем у его предшественников в тот же период (Ф. Олланд – 34%, Н. Саркози – 32%), но ниже, чем у Ж. Ширака – 48% и Ф.Миттерана – 65% (Рис. 7[35]).

Рис. 7. Результаты оценки популярности президентства Э.Макрона по итогам первого года президентства в сравнении с его предшественниками

Снижение популярности президента (в среднем на 19 пунктов по сравнению с началом мандата) можно наблюдать у представителей почти всех социопрофессиональных и возрастных категорий населения, за исключением тех, кто относил себя к административно-управленческому персоналу. Наиболее заметно положительная оценка Э.Макрона сократилась среди людей в возрасте старше 65 лет (-23%) и пенсионеров (-26%)[36].

Приведенные данные, безусловно, не свидетельствуют о катастрофическом падении рейтинга президента, но названные симптомы следует рассматривать с учетом особенности тех явно завышенных ожиданий от Э.Макрона, которые французы продемонстрировали на минувших выборах. 

Специалисты в области политической психологии отмечают, что образ политического лидера, как «набор определенных качеств, которые люди ассоциируют с определенной индивидуальностью»[37], изначально формируется как некий двойственный феномен. С одной стороны – это нечто самому политику принадлежащее. С другой – это нечто привносимое извне, создаваемое другими людьми и «накладываемое» на политика.

Безусловно, главным творцом своего образа является сам политик, реализуя определенную имиджевую стратегию. Однако миллионы людей воспринимают политиков исключительно через призму восприятия их виртуальных образов, существующих, как правило, в информационном пространстве (в печатной прессе, на телевидении, в сети Интернет и т.д.) В социальной психологии это называется «удаленным восприятием». Исключительную роль здесь играет воображение людей. И чем меньше известно о том или ином деятеле, тем более вероятно, что в случае позитивного восприятия его образа такому политику припишут неизвестные и, возможно, несуществующие качества. В случае если образ уже имеет негативный оттенок, - более вероятно наделение политика рядом дополнительных негативных характеристик.

Таким образом, в основе образа политика почти всегда лежит некий прототип – совокупность черт и характеристик, приписываемых политику другими людьми, и, соответственно, ожидаемых от него через реальные действия. В результате, сам образ существует как бы между конкретной индивидуальностью политика и этим прототипом[38]. В силу данной особенности почти всегда образуется некоторый разрыв или «зазор» между образом политика и реальной эффективностью предпринимаемых им шагов. Существование такого «зазора» имеет два возможных следствия. В условиях, когда политик реально способен соответствовать приписываемым ему качествам или даже превосходить их, «зазор» обеспечивает перспективу роста политика, определяет «зону его ближайшего развития». Если же лидер демонстрирует явное и постоянное несоответствие приписываемому ему образу, то это постепенно может привести к разрушению авторитета политика со всеми вытекающими последствиями для его электоральное поддержки.

В случае с Э. Макроном пока превалирует вторая тенденция. В упомянутом ранее опросе BVA  от 4 мая 2018 года 6 французов из 10 (57%) заявили о том, что скорее недовольны общими результатами первого года президентства. 41% опрошенных, наоборот, высказали удовлетворение, а 2% затруднились с ответом.

Анализ детальных предпочтений позволяет судить о причинах такого распределения мнений (Рис. 8[39]). Из 16 мер в области внутренней политики, инициированных Э. Макроном в этот период, скорее положительную оценку получили 10, причем довольно различного содержания: от элементов парламентской реформы и закона о борьбе с сексуальными домогательствами до изменений в правилах вакцинации детей и процедуре поступления в университеты. Другие две – реформа Трудового кодекса и законопроект об иммигрантах - обнаружили гораздо более полярные мнения с увеличивающимся перевесов в сторону скорее недовольных. Но наибольшее неприятие и даже раздражение у опрошенных французов вызвали три последние инициативы.

Рис. 8. Отношение французов к мерам, решениям и проектам, инициированным Э. Макроном в первый год президентства и имеющих отношение к внутренней политике страны

За реформу налога на крупные состояния Э. Макрон получил прозвище «президент богачей» («président des riches»[40]) потому что, заменив солидарный налог на состояние («impôt de solidarité sur la fortune» - ISF) налогом на дорогую недвижимость (impôt sur la fortune immobilière - IFI) он, по сути, вывел из-под обложения акции, облигации и другие ценные бумаги, чем сделал, по словам его оппонентов, «подарок наиболее состоятельным категориям населения».

Увеличение взноса по единому социальному налогу вызвало сильное недовольство пенсионеров. Правительство Франции приняло решение с 1 июня 2018 года повысить такой налог для людей, которые получают пенсию более 1200 евро в месяц, и за счет этой меры избавить от другого налога (на безработицу) работников частной сферы. В итоге повышение налога коснуться 60% французских пенсионеров (это 8 миллионов человек), но принесет в бюджет Франции чуть более 20 миллиардов евро в год. При этом для людей, получающих «хорошую» пенсию (1750 евро в месяц), потеря составит 357 евро в год.

Может показаться, что несколько особняком в тройке наименее популярных инициатив расположена мера по снижению максимальной скорости с 90 до 80 километров в час на второстепенных дорогах страны, протяженность которых составляет 400 тысяч километров. По данным кабинета министров, в 2016 году там произошло 55% всех ДТП со смертельным исходом. Об планах изменить правила правительство заявило еще в конце января 2018 года, но лишь 12 апреля, выступая на канале TF1, Э. Макрон пояснил, что если в течение двух лет предпринятая мера не докажет свою эффективность, ее отменят. По мнению большинства французских водителей, аварийность на дорогах зависит не столько от ограничения скорости, сколько от загруженности трасс, особенностей топографии и качества дорожного покрытия. В этой связи жители страны не понимают столь безапелляционного, но крайне спорного подхода властей к данному вопросу и выражают свое недовольство прежде всего стилем и способом принятия таких решений.

Таким образом, в своем отношении к реформам Э. Макрона французы разделены. Однако теперь линия разграничения проходит не по привычной шкале левые-правые, а исходя из личностного восприятия президентских инициатив. С одной стороны, они признают за главой государства желание провести давно назревшие преобразования, но с другой пока еще не достаточно уверены в их успехе. При этом, по меткому замечанию И.М.Бунина, негативную реакцию вызывают попытки Э. Макрона воссоздать «искусственную вертикаль в обществе, исторически основанном на демократических принципах и на системе сдержек и противовесов»[41]. Практика показывает, что ставка на такую стратегию может оказаться недостаточной для того, чтобы вновь завоевать голоса избирателей через четыре года.



[1] Duverger M. La Monarchie républicaine. P., 1974.

[2] Besson, P. Un personnage de roman, Paris : Plon, 2017.

[3] Fulda, A. Emmanuel Macron, Un Jeune Homme Si Parfait Paris : Plon, 2016.

[4] Couturier, B. Macron : un président philosophe Paris : Editions de l’observatoire, 2017.

[5] Jeanneney, J-N. Le Moment Macron – Un Président Et L’histoire Paris : Seuil, 2017.

[6] Prissette, N. Emmanuel Macron : Le président inattendu, Paris : First, 2017.

[7] Debray, R. Le nouveau pouvoir Paris: Editions du Cerf, 2017; Bourmaud, F.-X. Emmanuel Macron – Les Coulisses D’une Victoire, Paris : L’archipel, 2017.

[1] Duverger M. La Monarchie républicaine. P., 1974.

[8] Les chiffres qui illustrent la soudaine et brutale chute de popularité de Macron // Le Figaro, 28.08.2017 – URL: http://www.lefigaro.fr/politique/le-scan/decryptages/2017/08/27/25003-20170827ARTFIG00058-les-chiffres-qui-illustrent-la-soudaine-et-brutale-chute-de-popularite-de-macron.php

[1] Duverger M. La Monarchie républicaine. P., 1974.

[9] Quand Jupiter Macron affronte la malédiction de l'impopularité présidentielle // La Tribune, 23.07.2017 – URL: https://www.latribune.fr/economie/france/quand-jupiter-macron-affronte-la-malediction-de-l-impopularite-presidentielle-744929.html

[10] Les 4 mots-clefs de Macron // l'Express, 30.04.2018 - URL: https://www.lexpress.fr/actualite/politique/les-mots-de-macron_2003974.html

[11] Подробнее см.: Бунин И.М. Франция: новый политический год и стратегия модернизации Э. Макрона // Politcom.ru – 20.09.2017 – URL: http://politcom.ru/22781.html; Кудрявцев А.К. Социально-экономический курс президента Э.Макрона: между стратегией и тактикой // Франция при президенте Эммануэле Макроне: в начале пути. Отв. ред.: М.В. Клинова, А.К. Кудрявцев, Ю.И. Рубинский, П.П. Тимофеев. – М., 2018. С. 18-29.

[12] Un an après l’élection d’Еmmanuel Мacron, quel bilan tirer de cette première année de quinquennat? - URL: https://staticswww.bva-group.com/wp-content/uploads/2018/05/Bilan-de-la-première-année-à-lElysée-dEmmanuel-Macron-Rapport-DEF.pdf; Les indices de popularité, Août 2017 - URL: http://www.ifop.com/media/poll/3832-1-study_file.pdf

[13] Pourquoi la popularité de Macron est plus volatile que jamais // L'Obs, 11.03.2018 - URL: https://www.nouvelobs.com/politique/20180306.OBS3149/pourquoi-la-popularite-de-macron-est-plus-volatile-que-jamais.html

[14] Ibid.

[15] Un an après l’élection d’Еmmanuel Мacron, quel bilan tirer de cette première année de quinquennat? - URL: https://staticswww.bva-group.com/wp-content/uploads/2018/05/Bilan-de-la-première-année-à-lElysée-dEmmanuel-Macron-Rapport-DEF.pdf

[16] Macron ne croit pas "au président normal, cela déstabilise les Français" // Challenges, 16.10.2016 - URL: https://www.challenges.fr/election-presidentielle-2017/interview-exclusive-d-emmanuel-macron-je-ne-crois-pas-au-president-normal_432886

[17] Longhi J., Emmanuel Macron, le président qui se veut "jupitérien" // The Conversation, 17.05.2017 - URL: https://theconversation.com/emmanuel-macron-le-president-qui-se-veut-jupiterien-77815

[18] Portraits officiels des Présidents de la République // La Documentation française - URL: http://www.ladocumentationfrancaise.fr/droit-institutions/portraits-officiels-des-presidents-de-la-republique

[19] Symbolique, esthétique... Le portrait officiel d'Emmanuel Macron décrypté // L'Obs, 29.06.2017 - URL: https://www.nouvelobs.com/photo/20170629.OBS1388/symbolique-esthetique-le-portrait-officiel-d-emmanuel-macron-decrypte.html

[20] «Вместе с тем» - франц.

[21] Emmanuel Macron a réhabilité l'usage des symboles en politique //  Le Figaro, 07.05.2018 - URL: http://www.lefigaro.fr/vox/politique/2018/05/07/31001-20180507ARTFIG00247-emmanuel-macron-a-rehabilite-l-usage-des-symboles-en-politique.php

[22] Loi № 2017-1340 du 15 septembre 2017 d'habilitation à prendre par ordonnances les mesures pour le renforcement du dialogue social // Le Journal officiel de la République française, № 0217, 16.09. 2017 - URL: https://www.legifrance.gouv.fr/eli/loi/2017/9/15/MTRX1717150L/jo/texte

[23] Communication: Macron fait-il du Trump? // Le Journal du Dimanche, 22.09.2017 - URL: https://www.lejdd.fr/politique/communication-macron-fait-il-du-trump-3443222

[24] Non, Emmanuel Macron n'est pas le président le plus mal élu de la Ve République // Franceinfo, 08.05.2017 - URL: https://www.francetvinfo.fr/elections/non-emmanuel-macron-n-est-pas-le-president-le-plus-mal-elu-de-la-ve-republique_2180921.html

[25] Бунин И.М. Выборы Макрона или Выбор Франции: случайная победа или начало нового пути? // Политком.ру, 05.12.2017 - URL: http://politcom.ru/22864.html

[26] L'enquête électorale française: comprendre 2017. Vague 12bis, 31 mars – 2 avril 2017 // Science Po SEVIPOF - URL: https://www.enef.fr/app/download/15460538825/ENEF_vague12bis_avril2017.pdf

[27] L'enquête électorale française: comprendre 2017. Vague 12, 14-15 mars 2017 // Science Po SEVIPOF - URL: https://www.enef.fr/app/download/15393056225/ENEF_vague12_mars2017.pdf

[28] Ibid.

[29] https://www.liegeymullerpons.fr

[30] Macron lance sa "grande marche"... et bute sur un t-shirt // Marianne, 29.05.2016. - URL: https://www.marianne.net/politique/macron-lance-sa-grande-marche-et-bute-sur-un-t-shirt

[31] Résultats globaux du second tour de l'élection du Président de la République 2017 // Le ministère de l’Intérieur, 8.05.2017. - URL: https://www.interieur.gouv.fr/Archives/Archives-elections/Election-presidentielle-2017/Resultats-globaux-du-second-tour-de-l-election-du-President-de-la-Republique-2017

[32] Election présidentielle 2017 : résultats globaux du premier tour // Le ministère de l’Intérieur, 24.04.2017. - URL: https://www.interieur.gouv.fr/Archives/Archives-elections/Election-presidentielle-2017/Election-presidentielle-2017-resultats-globaux-du-premier-tour

[33] Résultats de l'élection présidentielle 2017 // Le ministère de l’Intérieur. - URL: https://www.interieur.gouv.fr/Elections/Les-resultats/Presidentielles/elecresult__presidentielle-2017/(path)/presidentielle-2017/FE.html

[34] См., например: Моисеев Г.Ч. Валери Жискар д'Эстен. Новый стиль правой политики // Французский ежегодник. 2003. М., 2003. С.233-254., Моисеев Г.Ч. Жискардизм как модель политического лидерства //  Франция на пороге перемен: экономика и политика в начале XXI века. М., 2016. С. 118-128.

[35] Bilan de la première année d'Emmanuel Macron à lElysée // BVA, Sondage réalisé du 18 au 19 avril 2018. - URL: https://staticswww.bva-group.com/wp-content/uploads/2018/05/Bilan-de-la-première-année-à-lElysée-dEmmanuel-Macron-Rapport-DEF.pdf

[36] Ibid.

[37] Denton R.F., Woodward G.C. Political Communication in America. N.Y., 1985. P.56.

[38] Кошелюк М.Е. Выборы: Магия игры. Технология победы. - М.: Макцентр, 2000. С-116-117

[39] Bilan de la première année d'Emmanuel Macron à lElysée // BVA, Sondage réalisé du 18 au 19 avril 2018. - URL: https://staticswww.bva-group.com/wp-content/uploads/2018/05/Bilan-de-la-première-année-à-lElysée-dEmmanuel-Macron-Rapport-DEF.pdf

[40] Les mesures de la première année d’Emmanuel Macron avantagent-elles vraiment les plus riches ? // Le Monde, 05.05.2018 - URL: https://www.lemonde.fr/les-decodeurs/article/2018/05/05/les-mesures-de-la-premiere-annee-d-emmanuel-macron-avantagent-elles-vraiment-les-plus-riches_5294884_4355770.html

[41] Бунин И.М. Франция: новый политический год и стратегия модернизации Э. Макрона // Politcom.ru – 20.09.2017 – URL: http://politcom.ru/22781.html



Рассказать о публикации коллеге 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2018 Исторические Исследования

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.