Сообщение о поездке на остров Эфате в феврале 2018 года
Сообщение о поездке на остров Эфате в феврале 2018 года

В феврале 2018 года группа сотрудников кафедры этнологии исторического факультета МГУ посетила государство Вануату для проведения полевых наблюдений за культом Джона Фрума в городской среде. Группа состояла из студентки IV курса бакалавриата Е.А. Кузнецовой, аспирантки кафедры М.Н. Архиповой и доцента А.В. Туторского. Научные материалы экспедиции в данный момент обрабатываются. В последний день пребывания на острове Эфате мы посетили памятник «Владения вождя Рои Мата», включенный в 2008 году в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Этот памятник представляет собой синтез наследия первобытности и живой этнографической действительности.

Вануату – современное название архипелага островов и расположенного на нем государства, которые в документах и литературе XVIII-XX веков известны как Новые Гебриды. Они расположены в Южной части Тихого океана между Фиджи, французским заморским департаментом Новая Каледония и Соломоновыми островами. В переводе с одного из местных языков название значит «вечная земля» или «земля навсегда». Общегосударственным языком считается неомеланезийский пиджин – «биш-ля-мар» (название одного из видов морского огурца, бывшего важным предметом торговли в XIX веке) – или как произносят здесь бислама. Кроме этого, каждый ни-вануату – «человек вечной страны» – говорит и на английском, и французском. Это последствие совместного англо-французского владения островами в XX веке или кондоминиума – совместного управления колонией двумя метрополиями. В 1980 году Вануату получает независимость и примерно с этого времени начинается наша история.

Памятник «Владения вождя Рои Мата» состоит из трех «мест»: пещеры Фельс с наскальными изображениями на острове Лелепа (слово «fels» или «feles» на местном языке обозначает «пещера»), резиденции вождя в Мангаасе (ныне заброшенное поселение на берегу острова Эфате) и могилы Рои Мата на острове Эретока (другие названия того же острова – остров Маклая и «Остров-шляпа»). Мы посетили два места из трех, поскольку погода была ветреная, а перемещаться между местностями надо на лодке.

Наследие Н. Н. Миклухо-Маклая

Бухта Хаванна, которая образована тремя названными выше островами в XIX веке была главным портом Новых Гебрид. Оно было основано в 1849 году британским капитаном Джоном Эрскином. Первая половина 1870-х годов была пиком расцвета этого поселения. Оно насчитывало 31 колониста, преимущественно из англичан. На склонах гор рос хлопчатник. Однако в середине того же десятилетия цены на хлопок упали и колонисты начали разоряться. В 1878 году на поселение обрушился ураган. В 1882 году резиденция британского губернатора была перемещена в поселение Франсфиль примерно в 20 километрах к югу по побережью. Под именем Порт-Вила этот городок с начала XX века является столицей Новых Гебридов.

27 апреля 1879 года американская шхуна «Сэди Ф. Кэллер» встала на якорь в гавани Хаванна. На борту судна находился русский этнограф, антрополог и зоолог Н.Н. Миклухо-Маклай. В течение 12 дней он ездил на острова Лелепа и Эфате (он сам называл его Фатé) и делал зарисовки предметов материальной культуры и портреты местных жителей. Интерес ученого именно к острову Лелепа объясняется тем, что именно здесь располагалась община, которая позже всех приняла христианство –в 1898 году. 8 мая Маклай навсегда распрощался с Лелепой - шхуна поставила паруса и ушла на север к острову Эспириту Санто.

В 1879 году визит Н.Н. Миклухо-Маклая остался незамеченным местными жителями: слишком много европейских судов стояла в порте Хаванна. Никак не отмечено пребывание русского ученого в деревушке Лелепа преподобным Питером Милном, местным миссионером. Однако о русском ученом и его материалах снова вспомнили в XXI веке.

С 2001 года на острове Лелепа работал австралийский антрополог Кристофер Баллард. Он изучал представления местных жителей об истории, их родственные отношения, представления о европейцах. Баллард старался, чтобы его исследование было не просто «изъятием культурных ценностей и смыслов» из местной культуры, но и создавало новые культурные ценности для его респондентов. В англоязычной литературе такой тип работы называется «участвующим наблюдением» (англ. participatory observation), что представляет собой шаг в развитие методики «включенного наблюдения» (англ. participant observation), которая связывается с именем Б.К. Малиновским.

Кристофер Баллард привез жителям общины Лелепа европейские документы об острове, находящиеся в европейских и американских архивах.  Это были дневники миссионера Милна, свидетельства нескольких французских путешественников и отпечатков фотографий со стеклянных негативов, а также рисунки Н.Н. Миклухо-Маклая. Именно последние вызвали наиболее живое обсуждение. Дело в том, что они представляют собой «графический дневник», где наряду с самим изображением содержатся местные названия его частей, прорисовки орнаментов частей, а также имена людей, от которых записаны названия. Для местных жителей это была настоящая возможность пообщаться с предками: «увидеть» и «услышать» их[1].

По рисункам Маклая мастер Маньяру создал щелевой барабан, который был установлен в Мангаасе. В 2006 году барабан был установлен лицевой стороной к Мангаасу, но через несколько людей, по рассказам местных жителей, не упав, он развернулся лицевой стороной к морю: «Значит, Рои Мата принял подарок». Последнее замечание очень важно, поскольку Мангаас считается местом обитания особой «вождеской силы», которая на туземном языке называется наткар. Развернувшийся, но не упавший, не сломавшийся барабан обозначается, что сила наткар в Мангаасе по-прежнему присутствует, но не против установки барабана.

Предания о вожде Рои Мата

Следует несколько подробнее описать историю вождя Рои Мата, в особенности мифы и предания о нем, поскольку именно они представляют собой основу, как для «взаимодействия» с памятником, так и для идентичности ни-вануату.

Он появляется в легендах как капитан большого каноэ, пришедшего из-за океана с юга. Вместе со своими спутниками Рои Мата высаживается на самой восточной оконечности острова Эфате в поселении Маньюра. Он назначает вождей в уже существовавших до него поселениях острова, много путешествует по его побережью и, наконец, основывает свою резиденцию в поселении Мангаас, откуда правит Эфате и его округой. В этой части легенд проявляется особенность океанийской мифологии, в которой «основатели» и «создатели» земли и природы не всегда одни и те же лица, что создатели культурных и политических институтов. Так, для большинства островов Меланезии культурный рывок вперед связан с распространением в данном регионе археологической культуры лапита (ок. 1350 – 250 гг. до н.э.)[2]. Считается, что именно носители этой культуры привнесли сюда большие каноэ, керамику, более сложную политическую организацию и, судя по легендам, более проработанную систему родства. Хотя исторически Рои Мата не относится ко времени культуры лапита, его мифическая фигура в полной мере соответствует понятию «культурный герой» – создатель основ культуры – и не имеет никакого отношения к фигуре демиурга – создателя земли и неба, растений и животных.

Впрочем, легенды живут своей жизнью. Теперь во многих деревнях острова Эфате есть небольшие рассказы о ребенке по имени Рои Мата, который родился на острове, жил в различных деревнях и создал систему матрикланов «нафляк». Независимо от того родился ли Мата на острове или прибыл на каноэ, он со временем осознал, что жители острова много времени проводят в сражениях друг с другом, не могут найти общего языка. Однажды, он приказал всем своим подданным принести какою-нибудь вещь, которой в их краях было много в Мангаас. Кто-то принес «вита» (осьминога), кто‑то – «нанью» (кокосы), кто-то – нгмаль (ямс), кто-то – «крам» (морской гребешок, из раковин которых делают топоры). Вождь Рои Мата объединил всех пришедших с одним типом вещей в группы, которым дал соответствующее имя. Так в деревнях появились кланы кокоса, хлебного дерева, ямса, краба, осьминога и ряд других. К последнему относился сам Рои Мата и его родственники. Рои Мата запретил воевать членам одного матриклана. Так, система нафляк положила конец «Великой войне на Эфате».

С точки зрения историка и этнографа можно высказать несколько критических соображений в адрес легенды[3]. Во-первых, совершенно отсутствует клан «свиньи», хотя именно свинья считается символом богатства, а свиные клыки были основной денежной единицей в до-европейские времена. Если бы люди несли самое ценное, то 80% жителей острова должны были бы принести именно свиней. Во-вторых, система нафляк является основой землевладения, причем она противостоит другой системе – наматрао. Наматрао – это земельное право передающееся по мужской линии от индивидуума к индивидууму. При системе нафляк коллективным собственником земли являются женщины, относящиеся к одному матриклану. Согласно легенде, патрилинейная система наследования предшествовала матрилинейной. Более того, матрилинейная система является нововведением, возможно в какой-то степени «изобретением» вождя Рои Мата. И именно матрилинейная система наследования принесла мир на Эфате. Выражаясь марксистским языком, коллективное женское землевладение, введенное сверху правителем, предотвратило многочисленные межплеменные конфликты. Эта фраза, с одной стороны, противоречит всем стереотипным представлениям о развитии культуры в догосударственную эпоху, с другой, звучит вполне созвучно с современными представлениями о роли женщин и войны в истории.

Пещера Фельс

Рои Мата скончался во время праздника налеоана, который проходил на острове Лелепа в деревне Лоу Патроу. Праздник натамвате был неотъемлемой частью системы нафляк. Раз в пять лет представители всех общин Эфате собирались в одном месте и угощади друг друга своими дарами. Смысл этого праздника очень близок к таким широко известным этнографическим феноменам как потлач у индейцев Северо-Западной Америки или мока у папуасов долины Горока в центральной части Папуа-Новой Гвинеи. Особенностью праздника было то, что вожди должны были не только дарить что-то, но и есть. Потребление пищи было одним из состязаний вождей. По легенде Рои Мата съел очень много пищи и от этого умер. Его тело перенесли в пещеру Фельс на Лелепе, затем отправили в Мангаас на Эфате. Однако вождеская сила наткар была настолько велика в присутствии мертвого лидера, что жители Мангааса опасались за свои жизни. Было принято решение захоронить Рои Мата на острове Эретока.

В 1967 году французский археолог Хосе Гаранже провел археологические раскопки на месте погребения вождя Рои Мата на острове эретока, в его резиденции в Мангаасе на острове Эфате и сделал два небольших шурфа в пещере Фельс. Раскопки дали общую датировку – конец XVI – начало XVII веков. Судя по всему, именно к этой дате и относится время деятельности легендарного вождя вождей Эфате. В пещере Фельс присутствует несколько видов изображений, сделанных рукой человека: красного цвета и черного цвета. По мнению Гаранже, именно черные изображения соответствуют времени Рои Мата. Наиболее известные из них – это собственно фигура вождя с двумя дубинами в руках и изображение черепахи.

Очень важно подчеркнуть, что изображения в пещере «живут своей жизнью», которая частична скрыта от глаз людей. Для ее понимания я чуть более подробно опишу наше собственное пребывание в пещере и экскурсию, которую провела нам одна из местных жителей, сотрудница общества наследия вождя Рои Мата, по имени Элен. Пещера представляет собой гигантский свод высотой около 35 метров в известняковом массиве. В плане пещера представляет собой неправильный круг диаметром около 40 метров. Когда человек попадает в пещеру, первое что он видит – это огромное изображение кабана размером около 5 метров в поперечнике. Эллен говорит: «Все изображение в пещере сделаны духами. Часть из них открывается всем, как этот кабан. Другая часть – многим, но не всем, третья часть – только местным жителям, а четвертая часть – избранным. А еще есть изображения, которые можете видеть Вы, но не могу видеть я». Речь шла о естественных изображениях, созданных причудливым переплетением трещин и выступов различного цвета на своде пещеры. Помимо кабана, видного всем, нам открывается еще и хвост кита, ныряющего в океан.

Мы подходим к стене, на которой видны изображения, сделанные красным цветом и черные точки. «Посмотрите!» - восклицает Элен, – «сколько здесь бабочек! Последний раз столько бабочек в этой пещере было 10 лет назад. Значит, вы – удачливые посетители. Духи принимают вас». Если даже предположить, что в рекламных целях все посетители являются «удачливыми» и их «принимают духи», то остается еще один интересный момент. Животные, оказывается, - тоже часть картины, которую видит местный житель. Их наличие или отсутствие, присутствие того или иного вида животных также имеет значение для трактовки диалога с духами, который происходит во время каждого визита в пещеру. «А что это за изображения?» - вежливо интересуемся мы. «А это черные точки указывают на количество дней, которое проходит со дня равноденствия до того, как приплывают черепахи», - отвечает Элен. И продолжает, включая фонарь на мобильном телефоне: «А вот это – отпечаток руки. Но посмотрите какой он большой!» Она, находясь на расстоянии около двух метров от стены, подносит руку к фонарику. Тень ее руки совпадает с очертаниями негативного отпечатка на фоне пятна красной краски. «Представляете, каким огромным был человек, чей отпечаток руки вы видите? Возможно, это отпечаток руки самого Рои Мата, а может быть, кого-то из его воинов».

Собственно, фигуры самого Рои Маты и гигантской черепахи, отличающейся от фигуры вождя только толщиной, не вызывают у Элен интереса и, она не останавливается на них подробно. Мы обходим пещеру у выхода Элен останавливается и указывая на остров Эретока, видный через отверстие в скале: «Могила Рои Мата видна отсюда. Он всегда присутствует здесь в пещере». Опять же гораздо большее значение, чем в представлениях и культурных практиках европейцев, играют ландшафты и пейзажи. Для нас – это не культура, поскольку они не созданы в ходе деятельности человека, но для меланезийцев – это очень важная часть их культуры как практик, повседневной деятельности. Для Элен важны естественные изображения, «открывающиеся отдельным людям», присутствие и отсутствие животных в пещере, пейзажи, которые тоже несут информацию. Для нас же важны рисунки древних, понимание точек, картинок и пятен…

До свидания Лелепа!

Проведя полдня вместе с Элен в Мангаасе и на Лелепе мы не столько посетили памятник, включенный в список всемирного наследия ЮНЕСКО, сколько совершили незабываемое путешествие в мир традиционной культуры. Автору этих строк приходилось бывать в знаменитых пещерах с верхнепалеолитическими изображениями во Франции и Испании. Изображения в них имеют множество трактовок, но никто не знает «правильную». Лишь во второй половине XX века ученые стали обращать внимание на естественные выступы скал, напоминающие голову львицы или что-то еще. Если из европейской пещеры выходишь с неотвеченными вопросами, то нельзя сказать, что на Вануату на все наши вопросы были даны ясные ответы. Однако здесь ты слышишь ответ, не до конца понимаешь его, но знаешь людей, которые могут растолковать его. Собственно, многочисленные толкования видимых всем знаков и есть традиционная или меланезийская культура.



[1] Ballard C. The return of the past: on drawing and dialogic history //The Asia Pacific Journal of Anthropology. 2013. Vol. 14. №. 2. Pp. 136-148; Wilson M., Ballard C., Kalotiti D. Chief Roi Mata's domain: Challenges for a world heritage property in Vanuatu // Historic Environment. 2011. Vol. 23. №. 2. Pp. 3-14.

[2] Винецкая А. А., Туторский А.В. Берег Маклая 140 лет спустя (Фигура ученого и трансформация культуры папуасов) //Исторический журнал: научные исследования. 2014. №. 4. С. 381-390.

[3] Подробнее об использовании устных источников для реконструкции истории см: Щавелев А.С. "Устный нарратив" в первых славянских летописях и хрониках: идентификация и реконструкция //Восточная Европа в древности и средневековье. 2010. Т. 22. С. 283-289; Щавелёв А.С. Новое возвращение Маклая //Россия и АТР. 2016. №. 1 (91). С. 279-284.



Рассказать о публикации коллеге 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2018 Исторические Исследования

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.