Социальные проблемы Венесуэлы: мифы и реальность
Социальные проблемы Венесуэлы: мифы и реальность

Вокруг Венесуэлы в целом и сложившейся там социальной ситуации в частности сформировалось мощное информационное поле «мифов» и домыслов, которые мешают разглядеть реальную картину. Опираясь на авторитетные статистические источники, попытаемся разобраться, какие из представлений соответствуют действительному положению дел, а какие относятся к числу «вбросов».

Демографический и социально-экономический «портрет» венесуэльского общества в целом выглядит достаточно оптимистично, хотя по некоторым направлениям (например, эмиграция) имеют место негативные тенденции. На протяжении многих лет наблюдается непрерывный рост народонаселения. На рубеже 2014-2015 гг. была преодолена отметка в 30 миллионов. К 2017 г. В Венесуэле, пятой по численности населения стране Латинской Америки, проживало 31,3 млн человек[1]. Вместе с этим происходит снижение темпов демографического роста. Если в начале президентского мандата Н. Мадуро ежегодный прирост населения составлял 1,44% (2013), то к 2017 г. его темпы сократились до 1,24%[2]. В определенной степени это обусловлено ростом эмиграции. Многие годы Венесуэла не испытывала никаких миграционных проблем: так, в период с 2010 по 2014 гг. коэффициент годовой миграции находился на нулевом уровне. Однако в последние два года (2016-2017) в связи с ухудшением общей экономической ситуации статистика фиксирует отрицательное миграционное сальдо со значением -1,2[3]. Основными географическими направлениями эмиграции являются Испания и Италия (на них приходится 40% эмигрантов), США (36%), Колумбия (7%), Доминиканская Республика (3%), Мексика (2%) и Канада (2%)[4]. Остальная часть равномерно распределена между другими латиноамериканскими странами. Всего по состоянию на 2016 г. за пределами страны проживает около 2,2 млн венесуэльцев, а численность иммигрантов составляет 1,4 млн[5].

Основной источник роста населения – высокая рождаемость. По этому показателю венесуэльское общество опережает большинство государств региона с коэффициентом рождаемости, превосходящим общерегиональный на 1,4 пункта и составляющим 17,9 рождений на 1 тыс. населения (2015-2020). Несмотря на тенденцию к снижению естественного прироста населения (в 2013 составлявшего 19,6 рождений), он остается достаточно высоким. По количеству детей на одну женщину Венесуэла также опережает средний уровень остальных государств с показателем 2,2 (2015)[6]. Базовый демографический параметр, характеризующий степень развития здравоохранения, – уровень детской смертности – существенно ниже среднелатиноамериканского (17,8 смертей на тыс. новорожденных) и равен 12,1 (2015)[7]. Здесь Венесуэла стоит в ряду таких государств, как Аргентина (12,9) и Панама (14,2), выделяясь в лучшую сторону на фоне Колумбии (16,9) и Бразилии (17,4), но уступая Кубе (5,3) и Чили (6,7). Показатель же общей смертности ниже общелатиноамериканского на 0,3 пункта и составляет 5,7 смертей на тыс. населения. В структуре численности населения преобладают молодые возрастные группы, относящиеся к экономически активному населению (от 15 до 25 лет – 17,3%, от 25 до 54 лет – 40,4%)[8]. Таким образом, Венесуэла достаточно обеспечена трудовыми ресурсами и не испытывает проблем с пенсионным обеспечением пожилых групп населения. Именно этим в немалой мере обусловлен тот факт, что в Венесуэле функционирует одна из самых прогрессивных пенсионных систем в Латинской Америке. Порог выхода на пенсию один из самых низких в регионе и составляет для мужчин 60 лет, а для женщин – 55 («впереди» находится Боливия с рубежами в 55 и 50 лет соответственно).

По показателю доли государственных социальных расходов в ВВП Венесуэла является одним из лидеров латиноамериканского региона. В 2013-2014 гг. она составила 17,8%, уступив лишь Кубе (31,8%), Бразилии (26,3%) и Коста-Рике (23,3%)[9]. К сожалению, более актуальной информации по данному параметру Экономическая комиссия по Латинской Америке и Карибам (ЭКЛАК) не предоставляет.

Проблема безработицы не столь остро стоит в Венесуэле, где ее уровень ниже общерегионального на 0,4% и составляет 7% (2015)[10]. По степени грамотности среди взрослого населения (старше 15 лет) Венесуэла на 2,2% превосходит общелатиноамериканский уровень, равный 95,4% (2015). Лучше обстоит дело с грамотностью в молодежной среде. Здесь Венесуэла, хоть и отстает от среднего уровня Латинской Америки на полпроцента, но демонстрирует показатель в 97,7% (2015)[11]. По такому синтетическому показателю, являющемуся индикатором здоровья нации, как продолжительность жизни, Венесуэла уступает «средней» Латинской Америке 0,9 года и демонстрирует уровень в 75 лет (2015).

Интегральным показателем, характеризующим социальную ситуацию в стране, традиционно является уровень бедности и нищеты. Одновременно эти социальные параметры выступают самыми спорными и бурно обсуждаемыми в публичном пространстве. В венесуэльском контексте крайне сложно определить их объективный уровень, поскольку в информационном поле разворачивается столкновение двух противоположных «картин мира», фактически взаимоисключающих друг друга. С одной стороны, проправительственные официальные источники, создавая положительный образ страны, акцентируют информационное внимание на усилиях и достижениях власти по стабилизации социальной ситуации. Согласно их данным, общенациональный уровень бедности за 2016 г. сократился с 19,7% до 18,3%, а уровень нищеты – с 4,9% до 4,4%[12]. В 2014 г., спустя год после прихода к власти Н. Мадуро, ими фиксировался уровень нищеты в объеме 5,4%[13]. Со времени избрания президентом У. Чавеса в 1998 г. этот показатель, составлявший тогда 10,8%, удалось, согласно их оценкам, сократить вдвое. Оппозиционные СМИ дают прямо противоположную – депрессивную – картину социальной деградации, описывая положение в таких терминах, как «гуманитарный кризис», «социальная катастрофа» и пр. Они оперируют данными пролонгированного опроса общественного мнения, проведенного венесуэльской неправительственной организацией «Фонд Хосе Марии Бенгоа» - «Опрос об условиях жизни в Венесуэле» (Encuesta sobre Condiciones de Vida en Venezuela, Encovi). Исследование длилось с 2014 г. по 2016 г., в выборку попали 6,5 тыс. венесуэльских семей. Согласно результатам Фонда, в этот период количество бедных семей выросло с 48% до 82%[14]. Ограниченность данного опроса состоит в том, что он фиксирует субъективную оценку бедности, способную расходиться с объективным положением вещей. Семьи со средним доходом склонны к самоопределению себя в качестве бедных, сравнивая с уровнем дохода в других странах. В пользу этого говорит тот факт, что в выборку опроса Encovi попали главным образом семьи преподавателей ведущих ВУЗов страны. Тем не менее, данные опроса были широко растиражированы и оппозиционных СМИ в качестве иллюстрации социального упадка в Венесуэле.

Представляется, что референтным источником, способным показать объективный уровень бедности, выступает авторитетная международная научно-исследовательская инстанция ЭКЛАК. Ввиду определенной инертности, вызванной, по всей вероятности, закрытостью венесуэльских статистических институтов, ЭКЛАК также не дает актуальной информации по Венесуэле по основным базовым социальным показателям, включая бедность и нищету. Даже в новейших изданиях 2016-2017 гг. Комиссия фиксирует лишь данные за 2014 год. Так, согласно ЭКЛАК, в 2014 г. уровень бедности в Венесуэле составлял 32,6%, а нищеты – 9,5%[15]. На общем латиноамериканском фоне по данным показателям Венесуэла демонстрировала средний уровень и ее параметры были вполне сопоставимы, например, с Колумбией (28,5%/8,1%), Панамой (25,8%/11%), Никарагуа (29,6%/8,3%) и Боливией (39,2%/17,2%). Обращает на себя внимание и тот факт, что, по оценкам ЭКЛАК, Венесуэла образца 2014 г. находилась практически на идентичном уровне бедности с Аргентиной образца 2016 года. Так, в 2016 г. в южноамериканском гиганте Комиссия зафиксировала уровень бедности в 30,3%. Таким образом, венесуэльская социальная ситуация, по крайней мере, по данному социальному параметру, не выбивается из общего ряда и не представляет собой вопиющее исключение, как это стремятся показать оппозиционные СМИ. Вместе с тем, ЭКЛАК фиксирует в Венесуэле явную тенденцию к росту бедности и нищеты. Так, по сравнению с 2012 г. бедность выросла к 2014 г. на 11 пунктов, а нищета – на 3,5. Оценки латиноамериканского статистического центра коррелируют с национальными данными. Так, венесуэльский Национальный институт статистики (Instituto Nacional de Estadistica, INE), предоставляющий динамику бедности и нищеты только до 2015 г., фиксирует количество бедных и нищих семей в 2015 г. на уровне 33,1% и 9,3% соответственно, а в 2014 – 32,6% и 9,5%[16]. В 2012 г. по оценкам INE эти показатели составляли 21,2% и 6%. Таким образом, на основе относительного совпадения данных ЭКЛАК и INE можно констатировать, что их оценки примерно отражают реальное положение вещей в Венесуэле. 

Отдельно стоит сказать об уровне голода в Венесуэле. Данная проблема является одной из самых острых и широко обсуждаемых в оппозиционных СМИ, согласно которым 75% венесуэльских семей не располагают доходом, способным обеспечить базовую продуктовую корзину[17]. ЭКЛАК развенчивает миф о массовом голоде в Венесуэле и предоставляет данные о проценте населения, питающегося ниже минимального энергетического уровня. Согласно оценкам специалистов, этот показатель в период 2014‑2016 г. находился на уровне 5%, который совпадает со средним по Латинской Америке и одновременно с показателями таких стран, как Аргентина, Мексика, Уругвай, Чили, Бразилия, Коста-Рика и Куба[18].

Основу современной социальной политики Венесуэлы составляют так называемые социальные миссии, которые можно характеризовать как государственные проекты, направленные на решение неотложных социальных проблем с целью повышения уровня человеческого развития страны. Первые миссии появились в 2003 г., к моменту прихода к власти Н. Мадуро в 2013 г. действовало уже 34 программы. Большинство из них были продолжены в неизменном состоянии, часть модифицирована, были созданы и новые. Поскольку социальная политика периода правления У. Чавеса уже была ранее рассмотрена, мы остановимся на новшествах[19], введенных правительством Мадуро. Начиная с 2014 г., по всей стране ведется строительство так называемых «Баз миссий». Это многопрофильные функциональные центры, в которых «пересекаются» образовательные и медицинские миссии. К началу 2017 г. было построено и введено в действие 1,2 тыс. подобных центров[20]. Первой миссией, созданной новым правительством, стала в апреле 2013 г. миссия «Эффективность или ничто» (Gran Misión Eficiencia o Nada), направленная на создание механизмов контроля гражданского общества за качеством государственного управления. Исполнение этой функции было возложено на территориальные и коммунальные советы, которые были наделены дополнительными полномочиями по надзору за местными органами власти. Спустя два месяца власти инициировали миссию «Молодежь Родины» (впоследствии названа именем чавистского активиста Роберта Серры, убитого в октябре 2014 г.), направленную на обеспечение социальной защиты молодежи. Суть этой миссии состояла в систематической организации комплекса образовательных, спортивных и культурных мероприятий. Спустя четыре года миссия была дополнена направлением, ориентированным на стимулирование занятости молодежи (безработица среди нее более чем вдвое превышает общенациональный показатель, достигая 5,8% (2016)[21], и выступает мощным фактором криминалитета). В середине 2017 г. власти инициировали План «Молодежное дело» (Plan Chamba Juvenil). Идея состояла в том, чтобы направить незадействованные трудовые ресурсы экономически активного населения в возрасте 15-35 лет на обеспечение уже действующих социальных миссий, а также ряда производственных программ государства, главным образом в сельском хозяйстве. Помимо зарплат, выплачиваемых участникам Плана, для них предусмотрены дополнительные денежные бонусы от государства. Среди молодежи была проведена добровольная программа записи и регистрации, собравшая к началу 2018 г. 880 тыс. человек[22].

В ноябре 2013 г. правительство инициировало Миссию «Транспорт» с целью улучшения качества государственных транспортных услуг. В ее рамках в ряде городов были запущены городские автобусные маршруты с использованием машин китайского производства «Yutong» (для их сборки в Венесуэле функционирует совместное межгосударственное предприятие). Помимо этого, во многих штатах созданы кооперативные таксопарки, на балансе которых состоят импортированные из Китая автомобили марки «Chery».

При описании системы общественного транспорта целесообразно взять в качестве примера модель, функционирующую в столичном федеральном округе Каракас (т.н. Большой Каракас). Его транспортная структура включает три уровня – подземный, наземный и надземный. Первый представлен разветвленной и развитой сетью метрополитена, второй – традиционным наземным транспортом (главным образом автобусы и маршрутки), третий – линиями фуникулеров (телеферико), так называемым «MetroCable». Третий вид транспорта обусловлен географией Каракаса, где многие районы (в основном в них проживают бедные слои горожан) расположены на достаточно высоких холмах, и соединить их с остальной частью города возможно только посредством подвесных канатных дорог. Начиная с 2010 г. функционирует телеферико из пяти остановок над баррио Сан-Агустин. В 2012 г. был запущен второй маршрут, связавший находящиеся высоко на горе жилища района Мариче со станцией метро Петаре.

Метро и «MetroCable» интегрированы в единую систему и находятся под полным государственным контролем, что позволяет поддерживать символические цены на проезд. Так, одна поездка в обеих системах стоит 10 боливаров. Учитывая тот факт, что минимальная базовая зарплата по прогнозам на 2018 г. должна составить 797 тыс. боливаров[23], данные виды транспорта фактически являются бесплатными. Нередко можно увидеть такую картину: сотрудники, уходя на обеденный перерыв, оставляют вход в метро или «MetroCable» свободным. Сложнее обстоит дело с расценками в городском наземном транспорте. Государству не удалось его монополизировать, и он де-факто находится в хаотическом состоянии. Примерно лишь пятая часть трафика обеспечивается государственными службами. Остальные маршруты отданы на откуп мелким частным транспортным фирмам, которые, постоянно конкурируя между собой, повышают цены на проезд. По городу курсируют ветхие, часто в аварийном состоянии, маршрутные микроавтобусы частников. В зависимости от длины маршрута, цена проезда в таком автобусе варьируется от 1 тыс. (в среднем) до 10 тыс. боливаров (в спальные районы). Ценовая политика в государственном наземном транспорте следует в фарватере, продиктованном частниками.

В условиях возрастающей роли армии в венесуэльском обществе и в целях профилактики раскола среди военных правительство запустило в середине 2014 г. миссию «Первый негр»[24], специализирующуюся на оказании социальной и экономической поддержки военнослужащим. Миссией предусмотрены льготные кредиты на покупку жилья, автомобилей и бытовой техники, а также специальные пенсионные программы.

К числу программ, подвергшихся серьезной модификации, относится миссия «Продовольствие» (Misión Alimentación). В рамках ее функционирует сеть государственных магазинов «Mercal», где продаются продукты и товары первой необходимости по субсидируемым (так называемым «справедливым») ценам. Начиная с 2016 г. правительство приняло решение частично отойти от этой схемы (супермаркеты «Mercal» не были тотально закрыты, хотя отдельные случаи имели место). Причиной перехода к иной модели продовольственного распределения стала широко распространившаяся коррупция: с одной стороны, недобросовестные чиновники, пользуясь служебным положением, в массовом порядке вывозили товары контрабандой за границу, главным образом в соседнюю Колумбию; с другой – мелкие уличные спекулянты («бачакерос») скупали товары и перепродавали их по завышенным ценам. Все это стимулировало дефицит продовольствия и других товаров, что и заставило перейти к модели распределения «из рук в руки». Для этого была создана национальная сеть «Местных комитетов по производству и снабжению» (Comités Locales de Abastecimiento y Producción, CLAP).

По изначальному замыслу они должны были представлять связующие звенья между непосредственным производителем (сельскохозяйственными коммунами и предприятиями) и потребителем. Однако пока эта модель далека от реальности, и большая часть распределяемых продуктов импортируется. На конечном этапе формируется стандартная продовольственная «корзина», которая доставляется заказчику непосредственно домой (логистические функции выполняются силами муниципальных коммун и военными). Коробка CLAP представляет собой продуктовый набор весом 13‑14 кг. На семью из трех человек такого количества продуктов хватает примерно на две недели. Чтобы получать наборы, надо подать заявку в территориальную коммуну. К концу 2017 г. общее число венесуэльцев, изъявивших желание их получать, превысило 6 млн. В общей сложности за 2016-2017 гг. было распределено 117 млн. наборов[25].  Первоначально планировалось, что коробки CLAP будут распределяться не реже двух раз в месяц, однако повсеместно имеют место перебои в снабжении (во многих случаях периодичность доставки не превышает одного раза в два месяца). Также наблюдается рост цены одного набора. Изначально она была фиксирована на уровне 10 тыс. боливаров, однако к 2018 г. под напором инфляции достигла 25 тыс. боливаров[26].

Одним из центральных элементов обеспечения адресности социальной политики стала инициатива правительства по внедрению «Удостоверения Родины» (Carnet de la Patria) – своеобразного аналога российской «Социальной карты». Идея была выдвинута в середине 2016 года, однако перейти в практическую плоскость удалось в следующем году. C января 2017 г. в стране началась массовая кампания выдачи удостоверений нового типа. На протяжении года прошло несколько «волн» регистрации, в результате чего удалось превысить изначально намеченный объем. Вначале планировалось обеспечить «Удостоверениями Родины» 15 млн граждан; по данным на январь 2018 г. их получили 16,5 млн[27]. Для этого в федеральном масштабе было развернуто волонтерское движение «Мы-Венесуэла», в состав которого входило около 150 тысяч добровольцев. Главная задача, поставленная перед движением, состояла в агитации и объяснении гражданам преимуществ, которые может дать новый документ.

Удостоверение представляет собой электронную карточку, выполняющую в основном идентификационную функцию, а также в ограниченном объеме платежную (см. ниже). Как персональный идентификационный документ карточка во многом дублирует уже существующее удостоверение личности и содержит индивидуальную информацию об обладателе (на передней части помещена фотография), включая личный цифровой код QR[28]. В своей второй ипостаси «Удостоверение Родины» может приниматься как платежный инструмент при оплате выдаваемых продуктовых наборов CLAP. В январе 2018 г. был запушен пилотный проект, в рамках которого за получение базовых наборов стало возможным расплачиваться с помощью средств, начисленных на карточку[29]. В условиях дефицита денежной массы и растущей инфляции подобный инструмент электронного расчета позволил отчасти облегчить доступность распределяемых государством продуктов. Кроме того, внедрение «Удостоверения Родины» как платежного инструмента позволило исключить из финансовых цепочек частных банковских посредников, которые подчас брали большой процент. В результате денежные операции в рамках миссий стали осуществляться напрямую между государством и гражданами. Кроме того, на «Удостоверение Родины» зачисляются субсидии государства различным слоям населения, подпадающим под ту или иную государственную программу денежных выплат (малоимущие, матери-одиночки, инвалиды, беременные и т.д.), пенсии престарелым гражданам, многочисленные разовые государственные бонусы (так называемые боны, например Рождественский бонус 2017 г.). Ограниченная финансовая функциональность «Удостоверения Родины» отчасти компенсируется другим инструментом – карточкой «Очаги Родины», функционирующей в рамках одноименной социальной миссии, введенной в действие в 2015 году. На личный счет в государственном банке зачисляются государственные выплаты и бонусы, которые можно обналичить с помощьюнее. Однако она не оснащена чипами как дебетные или кредитные карты, поэтому ее нельзя непосредственно использовать как инструмент платежа.

Третья функция удостоверения состоит в том, что оно представляет собой своеобразный «входной билет» в социальную политику государства в целом и в «социальные миссии» в частности. Получение карточки позволяет подключиться к той или иной миссии и стать ее бенефициаром. Например, встать в очередь на получение бесплатного социального жилья в рамках миссии «Жилье» отныне получал возможность только владелец «Удостоверения Родины». В январе 2018 г. правительство решило расширить функциональность «Удостоверения Родины», дополнив сферу его применения возможностью оплачивать проезд в общественном транспорте[30]. В конце 2017 г. появился новый вариант электронной карты, предназначенный для студентов, – «Студенческое удостоверение Родины», на которое зачислялись стипендия и субсидии тем, кто обучался не только в государственных, но и частных ВУЗах[31].

Надо отметить, что получение «патриотических» электронных карточек носило не обязательный, а добровольный характер, что дало основание критикам проекта для утверждений о его политизированном характере. По мнению ряда обозревателей из стана оппозиции, таким образом правительство планировало выявить «чавистский» электорат и использовать полученный результат в сугубо электоральных целях. Отчасти подобного рода опасения имели под собой почву. В частности, в ходе губернаторских выборов в декабре 2017 г. участие в голосовании фиксировалось также при помощи «Удостоверений Родины». Но если политическая составляющая и имеет место, то было бы ошибочным сводить новый инструмент исключительно к ней. Представляется, что ведущим в инициативе правительства является социальный компонент.

Весьма спорным в информационном пространстве остается вопрос об охвате социальных миссий. Правительственные источники утверждают, что так или иначе бенефициарами государственных программ стали не менее 20 млн венесуэльцев (60% населения)[32]. Согласно данным опроса ENCOVI того же «Фонда Хосе Марии Бенгоа», с 2015 по 2016 гг. количество реципиентов государственных программ выросло с 25% до 28%[33]. В любом случае перед правительством стоит императив расширения охвата миссий, поскольку полноценная социальная политика должна носить общенациональный характер. Надо отметить, что социальные миссии, являясь знаковым международным брендом боливарианского правительства, вместе с тем находят частичную поддержку среди оппозиции. Ее лидеры, подвергая миссии критике по отдельным направлениям, одновременно чувствуют их широкую общественную поддержку и не рискуют радикально отказаться от сложившейся модели социальной политики в случае гипотетического прихода к власти.

Таким образом, можно заключить, что современная социальная политика Венесуэлы, носящая во многом дотационный характер, обеспечивает значительной части населения приемлемые условия жизни даже в условиях экономических трудностей, чем во многом и объясняются результаты трех последних избирательных кампаний. О «гуманитарной катастрофе» всерьез говорить не приходится. Вместе с тем эта политика пока не в достаточной мере отвечает на экономические вызовы и требует от государства более последовательных и принципиальных действий для эффективного управления в социальной сфере. 



[1] IndexMundi. Venezuela. – URL: https://www.indexmundi.com/g/g.aspx?c=ve&v=21&l=es

[2] IndexMundi. Venezuela. – URL: https://www.indexmundi.com/g/g.aspx?c=ve&v=24&l=es

[3] IndexMundi. Venezuela. – URL: https://www.indexmundi.com/g/g.aspx?c=ve&v=27&l=es

[4] Análisis de la migración venezolana. 25.07.2017. Портал dlatinos.com. – URL: http://www.dlatinos.com/univision/analisis-de-la-migracion-venezolana/

[5] Hay más de 2 millones de venezolanos fuera de su país. 09.07.2016. – URL: https://www.revistavenezolana.com/2016/07/mas-2-millones-venezolanos-pais/

[6]Anuario Estadístico de América Latina y el Caribe. CEPAL. 2016. p. 15.

[7] Ibid. p. 23.

[8] IndexMundi. Venezuela. – URL: https://www.indexmundi.com/es/venezuela/distribucion_por_edad.html

[9] Panorama Social de América Latina. CEPAL. 2015. p. 80.

[10] Anuario Estadístico de América Latina y el Caribe. CEPAL. 2016. p.17.

[11] Ibid. p. 21.

[12] En 2016 se logró reducir la pobreza. Presidente Maduro: 2017 será un año victorioso, de avances y recuperación. Correo del Orinoco, Caracas, 15.01.2017. – URL: http://www.correodelorinoco.gob.ve/presidente-maduro-2017-sera-un-ano-victorioso-avances-y-recuperacion/

[13] Gobierno Nacional ratifica meta de acabar con la pobreza extrema para el 2018. Correo del Orinoco, Caracas, 30.09.2015. – URL: http://www.correodelorinoco.gob.ve/gobierno-nacional-ratifica-meta-acabar-pobreza-extrema-para-2018/

[14] Encovi: 82% de los hogares está en pobreza. El Nacional. Venezuela. 17.02.2017. – URL: http://www.el-nacional.com/noticias/crisis-humanitaria/encovi-los-hogares-esta-pobreza_81460

[15] Panorama Social de América Latina. Documento informativo. CEPAL. 2017. p. 92.

[16] Pobreza por línea de ingreso. 1er semestre 1997 - 1er semestre 2015. INE, Venezuela. 2015. URL: http://www.ine.gov.ve/index.php?option=com_content&view=category&id=104&Itemid=45#

[17] El hambre en Venezuela: arma activada contra el pueblo. El Nacional. Venezuela. 28.08.2017. – URL: http://www.el-nacional.com/noticias/editorial/hambre-venezuela-arma-activada-contra-pueblo_200857

[18] Anuario Estadístico de América Latina… p.24.

[19] Пятаков А.Н. Социальные миссии Венесуэлы: национальный и международный аспекты». Латинская Америка. 2015, № 4. – С. 86-102.

[20] Maduro llama al reimpulso de las Bases de Misiones socialistas en todo el país. La Radio del Sur. 06.02.2017. URL:  https://laradiodelsur.com.ve/2017/02/maduro-llama-al-reimpulso-de-las-bases-de-misiones-socialistas-en-todo-el-pais/

[21] URL:http://actualidadlaboral.com.ve/seccion/detalles/desempleo-juvenil-cuando-la-experiencia-cuenta

[22] URL: http://www.vicepresidencia.gob.ve/index.php/2018/01/10/plan-chamba-juvenil-registra-880-mil-jovenes-inscritos/

[23] http://www.el-nacional.com/noticias/economia/maduro-aumento-salario-minimo_217336

[24] Названа так в честь Педро Камехо (1790-1821) – венесуэльского солдата негритянского происхождения, служившего адъютантом С. Боливара и павшего в боях Войны за Независимость. У товарищей по оружию и впоследствии в венесуэльской историографии он был прозван «Первым негром Республики». П. Камехо был первым афроамериканцем, получившим воинское звание в венесуэльской армии.

[25] Más 117 millones de combos Clap en todo el país entre 2016 y 2017 se distribuyeron. Sitio oficial de vicepresidencia. 05.01.2018. URL: http://www.vicepresidencia.gob.ve/index.php/2018/01/05/mas-117-millones-de-combos-clap-en-todo-el-pais-entre-2016-y-2017-se-distribuyeron/

[26] Aumentan precio de las cajas CLAP. El Universal. 08.01.2018. URL: http://www.eluniversal.com/noticias/economia/aumentan-precio-las-cajas-clap_683480

[27] URL:  https://www.telesurtv.net/news/Para-que-sirve-el-Carnet-de-la-Patria-Logros-de-la-cedula-revolucionaria-de-Venezuela--20180115-0011.html

[28] URL:  http://www.carnetdelapatria2018.com/#CARNET-DE-LA-PATRIA-Venezuela-2018

[29] https://www.aporrea.org/misiones/n317685.html

[30] Maduro ordenó usar el carné de la patria como sistema de pago del transporte público, 22.01.2018. – URL:  http://www.contrapunto.com/noticia/maduro-ordeno-usar-el-carne-de-la-patria-como-sistema-de-pago-del-transporte-publico-182884/

[31] URL:http://www.panorama.com.ve/politicayeconomia/Maduro-aprobo-el-Carnet-de-la-Patria-Estudiantil-20171121-0043.html

[32] 20 millones de venezolanos han sido beneficiados por las misiones sociales. AVN, 28.03.2015.

[33] URL:https://www.fundacionbengoa.org/noticias/2017/images/ENCOVI-2016-Pobreza.pdf



Рассказать о публикации коллеге 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2019 Исторические Исследования

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.