Россия и Венесуэла: трудности политического сотрудничества
Россия и Венесуэла: трудности политического сотрудничества

Партнерство с Венесуэлой для России XXI века – не только одно из ключевых в латиноамериканском контексте, но и одно из «эксклюзивных» в смысле насыщения именно политической составляющей. Речь можно вести о широком круге показателей такой «эксклюзивности» – от признания Венесуэлой суверенитета Южной Осетии и Абхазии в 2009 г. до бытности ее крупнейшим заказчиком российских оборонных поставок в последнее десятилетие[1]. Поскольку сейчас Венесуэла находится в состоянии глубокого государственного кризиса, который оказывает серьезное влияние на ее международный курс, имеет смысл обратить внимание на ряд факторов, осложняющих (или еще могущих осложнить) именно политическую сторону российско-венесуэльских отношений.

Во-первых, это фактор делегитимизации правительства Николаса Мадуро при видимой большой ставке России именно на нынешний режим, с последующим вынужденным формированием имиджа России как «союзницы чавистов». Партнерство России и Венесуэлы в XXI веке строилось как идеологизированное изначально, поскольку с венесуэльской стороны его оформление в середине 2000‑х годов совпало с расцветом боливарианского эксперимента[2]. Но так как Уго Чавесу удавалось сохранять статус неизменно популярного общенационального лидера, «поворот к России» во внешней политике его страны тоже представал как мотивированный национальными интересами. В настоящее время политическая элита и общество в Венесуэле сильно фрагментированы, а Н. Мадуро, оставаясь официальным правопреемником чавистского курса, утратил популярность и легитимность. Так, например, в октябре 2016 г. рейтинг президента составлял всего 19,5%, что по сравнению с любыми наихудшими показателями эры Чавеса являлось абсолютным антирекордом[3]. По прошествии чуть более года, в конце февраля 2018 г., до 90% венесуэльцев отмечали, что недовольны происходящим в стране[4]. Во всех этих условиях партнерство с Россией, как чавистское начинание, перестает быть национальным приоритетом: красноречивым свидетельством такой перемены выступает, например, демонстративное аннулирование зимой 2017 г. Национальной Ассамблеей Венесуэлы сделки о покупке «Роснефтью» 40% акций «Petromonagas» как противоречащую конституции и наносящую вред интересам республики[5].

Надо сказать, что риск «партизации» российско-венесуэльских отношений и видимого превращения России из стратегического партнера Венесуэлы в союзника режима Н. Мадуро в целом осознается как отечественным экспертным сообществом, так и властными кругами, дипломатами. Так, например, если проанализировать содержание стенограмм выступлений и интервью уполномоченных кадров Министерства, доступных на его официальном сайте, по поводу ситуации в Венесуэле за последний год, можно заметить метаморфозу российской позиции: от однозначной и безоговорочной поддержки «проводимому боливарианским правительством во главе с президентом Николасом Мадуро курсу на недопущение дестабилизации внутриполитической обстановки»[6] до переключения внимания «с людей на принципы» в духе призывов к соблюдению конституционности и ненасильственным практикам разрешения внутривенесуэльского кризиса и даже позитивных оценок варианта с досрочной организацией президентских выборов в апреле 2018 г. как, в том числе, сокращающих мандант Н. Мадуро[7].

В современных российско-венесуэльских отношениях перманентно, хотя и незримо, присутствует третий игрок – США. При этом полагать, что традиции дружбы российского и венесуэльского народов естественно связаны с общей для двух сторон склонностью негативно воспринимать США как цивилизационно-геополитическую реальность, скорее ошибочно. Сложность и неоднозначность социально-психологического явления антиамериканизма в Венесуэле составляют второй фактор риска для российско-венесуэльского политического взаимодействия, о котором нужно сказать. На взгляд автора, применительно к Венесуэле, как и ко всей Латинской Америке, антиамериканизм логично рассматривать на двух уровнях – официально-элитарном (собственно, то, что про США говорится правительством с разнообразных официальных трибун) и неофициально-массовом (речь о восприятии США самими рядовыми гражданами в обыденной жизни в свете знакомства с проявлениями их международного статуса). Понятно, что в этом смысле существование официального антиамериканизма в Венесуэле не вызывает сомнений, однако с неофициальным все сложнее. Так, по данным Pew Research, Венесуэла в 2017 г. являлась латиноамериканской страной (выборка в составе Аргентины, Бразилии, Венесуэлы, Колумбии, Мексики, Перу, Чили) население испытывает больше всего симпатий к американской демократии. Непосредственное восприятие США венесуэльцами было таково: 47% опрошенных воспринимали США позитивно, 35% - негативно (и это при «факторе Трампа», нанесшем международному имиджу США серьезный вред)[8]. Что же касается России, то по данным «Latinobarómetro», например, в 2015 г. (год тех самых выборов в Национальную ассамблею, после которых она стала оппозиционной) «плохо» или «очень плохо» воспринимали Россию более 41% населения, 35,5% относились «хорошо» или «очень хорошо», при этом 21,9% ответили, что «не знают», как относиться к России[9]. Отдавая себе отчет в том, что цифры варьируют во времени и в зависимости от опросных методик, тем не менее, можно отметить, что смысл таких восприятий на неофициально-массовом уровне единый: стереотипы о США как богатой, развитой, преуспевающей стране из-за географических, исторических, демографических (только в 2017 г., например, в США было подано 32 тыс. запросов о предоставлении убежища от венесуэльских эмигрантов[10]) условий встроены в венесуэльскую социальную ткань чрезвычайно прочно. Образ России, между тем, очень неоднозначен. Так, 2 марта 2018 г. влиятельная в масштабах всей Латинской Америки аргентинская газета «Clarin» опубликовала интервью одного из лидеров венесуэльской оппозиции, экс-спикера парламента Хулио Борхеса, в котором он сравнил сопротивление оппозиционеров режиму Н. Мадуро с борьбой поляков при Л. Валенсе против советизма[11]. О том, что Венесуэла предстает побочной жертвой холодной войны между Россией и США, можно прочитать и в “Telesur”[12]. Консервативные латиноамериканские и американские СМИ также популяризируют тезис о том, что Россия имеет в Венесуэле ситуационные оппортунистские интересы; режим Мадуро ей нужен как плацдарм для дальнейшего продвижения в регионе; отношения имеют характер патронажа[13] и т.д.

Касаясь пагубного влияния «партизации» росcийско-венесуэльских политических отношений на российскую латиноамериканскую стратегию в принципе, важно отметить третий фактор: дискредитацию боливарианского проекта в том числе в международном плане. России в целом близок венесуэльский курс на построение более эгалитарного многополярного миропорядка. Но, по признанию экспертов, Венесуэла из-за внутреннего кризиса утратила мягкосиловые возможности[14], свой главный инструмент лидерства в латиноамериканском регионе – способность «идейно конструировать» Латинскую Америку Подрыв внешней легитимности боливарианизма приводит к институциональной исключенности Венесуэлы из латиномериканского контекста: она не участвует в ОАГ, Меркосур, АЛБА стремительно теряет свою популярность. Если принять во внимание тот факт, что отношения с Венесуэлой служат «лакмусовой бумажкой» российских подходов к Латинской Америке вообще, России нужно для себя четко определить, с какими именно аспектами боливарианского проекта она хочет ассоциироваться.

Говоря о трудностях политического сотрудничества России и Венесуэлы, автор не ставил цели предложить исчерпывающий список практических шагов, которые бы сняли названные риски. Но если стремиться обрисовать некие общие направления позитивной трансформации российского внешнеполитического подхода к Венесуэле, они, как представляется, могут быть следующими. Во‑первых, привлекая экспертное сообщество, важно было бы обеспечить более глубокое и комплексное понимание раскладов сил в политической контр-элите страны. Это позволит на практике сформировать разноплановые каналы прагматического взаимодействия с ней, с учетом многовариантности развязок венесуэльского кризиса (заметим, что при сохраняющейся остроте социально-экономической ситуации победа на президентских выборах в мае 2018 г. Н. Мадуро скорее сокращает возможность для будущих «мягких» развязок). Во-вторых, важны акцентуация фактора информационного пространства республики, переосмысление роли России в нем. В-третьих, представляется важным учитывать предшествующие чавизму государствостроительные опыты и связь их с возвышением Венесуэлы в субрегиональном контексте. Такой момент связан с тем, что в последнее время как национальные, так и зарубежные критики режима Н. Мадуро склонны видеть решение проблем страны в задействовании механизмов, не только традиционных для, казалось бы, уже «отыгранного» и критически отрефлексированного ее прошлого, но и фактически табуированных современным латиноамериканским политическим контекстом, начиная долларизацией экономики[15] и заканчивая военным переворотом[16].



[1] Garcia Marco, D. Dónde compra Venezuela sus armas y cuál será el impacto real del embargo impuesto por la Unión Europea // BBC Mundo. 14.11.2017. URL: http://www.bbc.com/mundo/noticias-america-latina-41978949

[2] Mijares, V.M. Soft Balancing the Titans: Venezuelan Foreign‐Policy Strategy Toward the United States, China, and Russia // Latin American Policy. 2017, Vol. 8, Issue 2. Pp. 207-214.

[3] Рейтинг Николаса Мадуро упал ниже 20% // REGNUM. 18.11.2016. URL: https://regnum.ru/news/2207291.html

[4] Director de Datanálisis: 90% de los venezolanos percibe la situación del país como negativa // Panorama. 22.02.2018. URL:http://www.panorama.com.ve/politicayeconomia/Director-de-Datanalisis-90-de-los-venezolanos-percibe-la-situacion-del-pais-como-negativa-20180222-0064.html

[5] Райбман Н., Петлевой, В. Парламент Венесуэлы аннулировал сделку по увеличению доли «Роснефти» в Petromonagas до 40% // Ведомости. 10.02.2017. URL: https://www.vedomosti.ru/business/articles/2017/02/10/677096-venesueli-nichtozhnoi-rosnefti  

[6] Интервью Посла России в Венесуэле В.Ф.Заемского информагентству ТАСС, 15 февраля 2017 года. URL: http://www.mid.ru/web/guest/about/professional_holiday/news/-/asset_publisher/I5UF6lkPfgKO/content/id/2642717

[7] Интервью директора Латиноамериканского департамента А.В.Щетинина информационному агентству ТАСС, 16 февраля 2018г. URL: http://www.mid.ru/web/guest/nota-bene/-/asset_publisher/dx7DsH1WAM6w/content/id/3078125

[8] Wike, R., Stokes, B., Fetterolf, J. The tarnished American brand. – Pew Research Center, 2017. URL: http://www.pewglobal.org/2017/06/26/tarnished-american-brand/

[9] Venezuela: Opinion sobre Rusia, 2015. – Latinobarómetro, Analisis on-line.

[10] El éxodo de los venezolanos desborda a la region // El Observador. 10.03.2018. URL: https://www.elobservador.com.uy/el-exodo-los-venezolanos-desborda-la-region-n1180105

[11] Niebieskikwiat, N. "Venezuela ya se ha convertido en un problema para toda la región" // Clarín. 02.03.2018. URL: https://www.clarin.com/mundo/venezuela-convertido-problema-toda-region_0_SJ83m8POz.html

[12] Горрайс Лопес, Г. Венесуэла как побочная жертва холодной войны между США и Россией // Иносми (Telesur TV, Венесуэла). 06.05.2017. URL: https://inosmi.ru/politic/20170506/239300154.html

[13] См., напр., Sanchez, A., Figueroa, B. Russia & Venezuela: From Allies to Patronage? // International Policy Digest. 23.09.2017. URL: https://intpolicydigest.org/2017/09/23/russia-venezuela-allies-patronage/; Mora, A. Venezuela quickly becoming Russia's newest satellite state // The Hill. 20.11.2017. URL: http://thehill.com/opinion/finance/361176-venezuela-becoming-russias-newest-satellite-state

[14] Подробнее см., напр., Розенталь, Д.М. Образ страны. Размышления о "мягкой силе" Венесуэлы // Латинская Америка, 2016. №11. Сс.68-80.

[15] См. Garcia Marco, D. Las ventajas e inconvenientes de dolarizar la economía de Venezuela, la controvertida propuesta del candidato Henri Falcón para derrotar a Nicolás Maduro // BBC Mundo. 03.05.2018. URL: http://www.bbc.com/mundo/noticias-america-latina-43984863

[16] См. Venezuela Condemns 'Coup' Comment by US' Rex Tillerson // Telesur. 02.02.2018. URL: https://www.telesurtv.net/english/news/Venezuela-Slams-Coup-Remarks-Made-by-Secretary-of-State-Tillerson-20180202-0013.html



Рассказать о публикации коллеге 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2019 Исторические Исследования

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.