Электоральный портрет Национального фронта на выборах 2012 г. и 2017 г.
Электоральный портрет Национального фронта на выборах 2012 г. и 2017 г.

Лидер Национального фронта (с 1 июня 2018 г. – Национального объединения) Марин Ле Пен неоднократно, как и многие другие современные политики, становился объектом политическим шуток и, в том числе, героем французских комиксов. Один из сюжетов французского комикса «Разбитое лицо Марин Ле Пен» содержал комический диалог между Ле Пен и вице-президентом партии (до 2018 г.) Ф. Филиппо, который объяснял Марин, что «проклятье партии заключается в том, что ее электорат – это 20% традиционных фашистов, 40% выступающих против ислама, 40% социальной нищеты и 100% тех, кого уже достали другие партии»[1]. Для того чтобы разобраться, сколько же в этой шутке правды, следует обратиться к анализу электорального портрета избирателей Ле Пен.

Прежде чем говорить об изменениях электората партии, необходимо отметить, что в период между выборами 2007 и 2017 гг. произошел существенный рост численности партии. По различным оценкам, в 2007 г. в Национальном фронте насчитывалось 7000 членов партии, в январе 2011 г. их было уже 22000 человек, а всего спустя год президентства в Национальном фронте Марин Ле Пен их численность увеличилась почти в два раза, достигнув 40000[2]. Впоследствии, динамика роста несколько сократилась, что было вызвано окончанием «электорального бума», связанного со сменой лидера партии и предвыборной гонкой, однако тенденция постепенного увеличения численности партии по‑прежнему сохранялась. Так, осенью 2015 г. руководством НФ озвучивалась цифра в 52500 членов партии[3], а в ноябре 2017 г. (через несколько месяцев после выборов) Ле Пен называла официальной цифру в 80000 человек, однако покинувший партию вице-президент НФ Ф. Филиппо утверждал, что данный показатель на самом деле завышен в два раза[4].

Хотя для НФ увеличение численности партии является существенным, количество членов НФ несравнимо меньше в сравнении с показателями других политических сил Франции. Например, численность Французской социалистической партии, по различным оценкам, составляла на 2017 г. примерно 120000, а «Республиканцы» насчитывали около 235000[5]. Наконец, партия Э. Макрона «Вперед, Республика» в декабре 2018 г. заявила, что достигла показателя в 400000 членов партии[6] (тем не менее, в прессе отмечалось, что подобная высокая цифра связана со способом вступления в партии путем регистрации в интернете и без необходимости платить взнос). 

Помимо количественного роста числа избирателей партии с приходом Марин Ле Пен к лидерству в НФ произошел ряд изменений в характеристике электорального портрета партии. Во-первых, выборы 2012 г., а затем и 2017 г. продемонстрировали, что «маринистский» НФ примерно одинаково поддерживают женщины и мужчины: в 2012 г. за Ле Пен проголосовали 20% французов и 17% француженок[7], пятью годами позже разрыв составил еще меньше 22% мужчин, и 21% женщин[8]. Для сравнения на выборах 2002 г. электорат Жан-Мари Ле Пена в большей степени был мужским, соотношение между голосованием мужчин и женщин тогда составило 20% против 14%. Рост поддержки Марин со стороны французских избирательниц во многом объяснялся привлекательностью её образа современной, молодой, активной женщины, являющейся матерью троих детей.

Распределение электората «маринистского» НФ по возрастным категориям претерпело некоторые изменения в период с 2012 г. до 2017 г. Несколько выросла типичная для правопопулистских партий поддержка со стороны избирателей среднего возраста: если в среднем за Ле Пен отдали голоса 21,4% избирателей в I туре выборов 2017 г., то среди французов в возрасте от 25 до 34 лет за нее проголосовали 25%, а для людей 35-49 лет процент, поддержавших Ле Пен, составил, по данным разных опросов, от 26 до 29%[9]. Марин Ле Пен также удалось привлечь на свою сторону значительную долю молодых избирателей (если в 2012 г. за нее проголосовали 15% избирателей в возрасте от 18 до 24 лет, то в 2017 г. – уже 21%). В целом, к 2017 г. «маринистский» электорат стал более устойчивым и менее зависимым от возраста избирателей: единственной категорией, в которой по-прежнему сохранялась низкая популярность Ле Пен, являлись люди старше 65 лет (здесь, уровень поддержки Ле Пен в 2017 г. составил 14%, тогда как 39% избирателей из этой категории проголосовали за Ф. Фийона и 26% – за Э. Макрона)[10].

В социо-профессиональном плане поддержка Ле Пен приходится на три основные категории: рабочие, служащие и мелкие и средние предприниматели. Такая особенность электората Национального фронта отчасти была традиционной, при этом наблюдался рост популярности партии почти в каждой социо-профессиональной категории, что связано с общим увеличением числа сторонником НФ. Особенно, впечатляющий рывок современному НФ удалось совершить среди рабочих: в I туре президентских выборов 2012 г. Марин Ле Пен получила по различным оценкам от 29% до 33% голосов рабочих[11], а в 2017 г. уже 37%[12] - в этой категории лидер НФ лидировала со значительным отрывом от остальных кандидатов. Высокие показатели популярности Национального фронта среди рабочих в значительной степени объясняются тем, что данная категория населения наиболее остро пострадала от последствий кризиса, сокращения числа промышленных предприятий в стране, усилившейся конкуренции со стороны мигрантов. К «проигравшим от глобализации», на которых во многом ориентирована риторика НФ, могут быть отнесены и безработные. Среди этой категории поддержка Ле Пен на выборах 2017 г. оказалась также особенно высокой, составив 29% (по этому показателю лидер НФ существенно превзошла Э. Макрона, за которого проголосовали 17% безработных)[13].

Помимо фактора голосования безработных людей за партию применительно к изучению электоральной поддержки НФ может быть рассмотрен вопрос о возможном существовании взаимосвязи между неблагоприятной экономической ситуацией и популярностью Национального фронта. В зарубежных исследованиях, посвященных данной проблематике рассматриваются две основные гипотезы: согласно первой, кризис способствует росту поддержки радикальных идей и политических сил[14], по крайней мере, со стороны тех, кто в наибольшей степени пострадал от кризиса; оппоненты подобной точки зрения, напротив, считают, что прямой взаимосвязи такого рода не прослеживается[15]. Проведенные в этой области исследования применительно к результатам президентских выборов 2017 г. показали, что чем выше у избирателей уровень дохода, тем они менее склонны голосовать за Ле Пен. Например, среди людей, у которых доход семьи составляет меньше 1250 евро, за Ле Пен проголосовали 32%, среди тех, у кого семейный доход насчитывал 2000‑3000 евро, Марин поддержали 20%, а для избирателей с доходом больше 3000 евро показатель оказался лишь 15%[16]. Разительно отличался и ответ на вопрос «как вы считаете, относительно вашего поколения, современное поколение живет лучше или хуже?»: если среди избирателей Э. Макрона 35% отвечали, что лучше (22%- хуже»), электорат Ле Пен был настроен куда менее оптимистично (только 15% выбрали ответ «лучше», а 25% – напротив, «хуже»)[17].

Наличие корреляции между голосованием за НФ и экономической ситуацией отчасти подтверждается и соотнесением результатов Ле Пен по регионам с данными по уровню экономического благосостояния.  Если соотнести карту регионов, где безработица превышала символический порог в 10% и была выше средней по Франции, с теми регионами, где Ле Пен получила больше 20% в 2012 г. голосов избирателей, то совпадение будет показательным, хотя и не абсолютным. Примером могут служить регионы Нор-Па-де-Кале (23,29% голосов за Ле Пен при безработице в 12,7%), Лангедок-Руссильон (23,45% при уровне безработицы 13,1%) и Пикардия (25% и 11% соответственно)[18]. В 2013 г. во Франции был опубликована карты страны с цифрами по регионам индекса четырех социальных проблем (агрегированный показатель на основе таких социальных проблем, как безработица, бедность, количество молодых людей без образования и семей с одним родителем)[19]. Согласно этой карте регионы с самыми высокими показателями неблагополучного состояния совпадают с теми, в которых избиратели в наибольшей степени поддерживают НФ – то есть социальные проблемы в ряде случаев способствовали росту популярности партии, хотя и являлись лишь одним из факторов, побуждавших избирателей голосовать за партию.

Изменения в электоральном портрете коснулись также религиозной принадлежности сторонников НФ. На выборах 2012 г. наблюдался рост популярности НФ среди католического электората: если в 2007 г. Ж.-М. Ле Пен получил 10% голосов католиков, то Марин Ле Пен набрала 20%[20]. Схожий тренд сохранился и на выборах 2017 г.: католический электорат, в большинстве своем, проголосовал за правых, при этом за Ле Пен отдали свои голоса 22% избирателей католического вероисповедания. Прогресс относительно 2007 г. произошел среди всех категорий католического электората, однако применительно к 2017 г. выделялась группа непрактикующих католиков, на которых приходился наивысшей уровень поддержки Ле Пен – 23%, в то же время среди регулярно практикующих католиков лидера НФ поддерживали только 12%[21]. Достаточно высокий уровень популярности Ле Пен пришелся и на две другие конфессиональные группы: протестантов – 20% (в этой категории Ле Пен уступила лишь Э. Макрону с 30% голосов), а также людей, не относящих себя к какой-либо религиозной конфессии, 23%[22].

Помимо католиков еще одной религиозной категорией французского электората являются мусульмане. Как показали исследования, мусульмане на выборах 2012 г. преимущественно голосовали за левых: так, например, среди мусульман поддержка Ф. Олланда в I туре составила 57%, а во II – уже 86%. В 2017 г. набольший процент (37%) поддержки со стороны мусульман также пришелся на представителя крайне левого фланга – Ж.-Л. Меланшона[23]. В то же время подобная гегемония левых сопровождалась крайне слабыми результатами в этой категории в целом для правых партий и для НФ, в частности: в 2017 г. за Марин Ле Пен проголосовали лишь около 5% мусульман[24]. Вместе с тем, согласно различным исследованиям наблюдалась корреляция между распространением ислама в стране и голосованием за НФ: в тех департаментах, в которых ислам был более распространен, французы в большей степени были склонны поддержать Марин Ле Пен.

Другой тенденцией, проявившейся на выборах 2012 г., являлся постепенный прогресс НФ среди еврейского населения Франции: если в 2007 г. за Жан-Мари Ле Пена прогосовали только 4,4% избирателей, относящихся к еврейской конфессии, то за Марин в 2012 г. – уже 13,5%[25]. Такой прирост был во многом связан с проведением стратегии «дедемонизации», исключением из риторики партии антисемистких высказываний, а также с обеспокоенностью среди части еврейского населения, вызванной ростом исламского антисемитизма, против которого выступал НФ.

Еще одним фактором оценки электорального портрета традиционно служит географическое распределение электората, остающееся для НФ стабильным с 1980-х гг. (т.е. с момента первых электоральных прорывов партии) и демонстрирующее поддержку партии в двух основных областях Франции: Средиземноморское побережье (департаменты Восточные Пиренеи, Од, Эро, Гар, Воклюз, Бюш-дю-Рон, Вар и др.) и северо-восток страны. При этом уровень популярности НФ в этих регионах значительно превышает показатели по остальной Франции: например, в юго-западном департаменте Финистер за Ле Пен проголосовало в I туре выборов 2017 г. 13,8% избирателей, а в северном Па-де-Кале 34,3%[26].

За период между выборами 2012 и 2017 гг. произошел электоральный прогресс НФ (в 2012 г. за Ле Пен проголосовало 6,5 миллионов французов, а в 2017 г. – уже 7,6 миллионов), который отразился, в том числе, и на географии голосования избирателей. С одной стороны, наблюдался рост поддержки Ле Пен в ряде южных и юго-восточных департаментов, которые в 2012 г. голосовали в пользу Н. Саркози[27]. С другой стороны, Ле Пен удалось совершить электоральный прогресс в ряде левых департаментов, где избиратели в 2012 г. вывели на первое место Ф. Олланда: например, в департаменте Тарн за Олланда в 2012 г. проголосовали 30% (за Ле Пен – 18%), а в 2017 г. Марин лидировала в I туре по голосам избирателей (22,4%). Схожая ситуация произошла и в департаментах Эндр (2012 г., I тур выборов: 29,8% - Ф. Олланд, 19,5% – Ле Пен; 2017 г., I тур выборов: 24,4% - Ле Пен; 19% - Ж.-Л. Меланшон) и Шер (2012 г., I тур выборов: 26,7% - Ф. Олланд, 19,7% – Ле Пен; 2017 г., I тур выборов: 24,1% - Ле Пен). Географически для «маринисткого» электората характерной оказалась также следующая особенность: уровень поддержки Ле Пен был более высоким в районах, непосредственно примыкающих к крупным городам и включающих небольшие города и сельские поселения в радиусе 20-40 км от них; вместе с тем, жители крупных городов, напротив, были не склонны отдавать свой голос лидеру Национального фронта. Причина такой популярности лидера НФ заключалась в том, что именно периферия Франции оказалась в наибольшей степени затронутой кризисом: в этих регионах отмечался низкий уровень дохода, население постоянно сталкивалось с безработицей, было обеспокоено проблемами сокращения государственных услуг, ростом преступности и увеличением цен, а также видело свое будущее в более пессимистичных красках.

Портрет избирателей НФ помимо географических, возрастных, гендерных, социо-профессиональных характеристик включает в себя также комплекс иных особенностей, связанных с политическим позиционированием, отношением к ряду вопросов, мотивацией голосования, которые, в конечном счете, формируют особую идентичность электората партии.

 Одним из важных вопросов является отношение избирателей НФ к институту партий и различным политическим структурам. На основании данных базы Европейского социального исследования за 2016 г.[28] можно проследить отношение избирателей Национального фронта (тех, кто голосовал за партию на парламентских выборах 2012 г.) к различным политическим институтам. Прежде всего, для электората НФ характерен наиболее высокий для Франции показатель недоверия политическим партиям и политикам (27,2% избирателей НФ отметили, что «абсолютно не доверяют партиям». Около четверти (26,6%) избирателей Национального фронта не доверяют и французскому парламенту (для сравнения, в среднем по стране данный показатель составлял 9,8%). При этом значительная часть электората НФ не заинтересована в политике: 14,4% не интересуются ею совсем, а еще 44% едва интересуются политикой (подобный показатель значительно выше, нежели, чем, например, у ЮМП и ФСП)[29].

Основываясь на евроскептицизме, постулируемом партией, можно было бы предположить, что для европейских политических институтов уровень недоверия электората НФ окажется в значительной степени выше. Однако, в действительности, уровень недоверия Европарламенту (32%) вполне сопоставим с недоверием сторонников НФ Национальному собранию Франции (26,6%), хотя и превышает средний показатель по Франции (14%) более, чем в два раза[30]. Вероятно, здесь имеет место быть взаимодействие разновекторных факторов: во-первых, НФ активно действует в европейском политическом пространстве (в том числе, и в Европарламенте, где его представительство неоднократно оказывалось выше, чем во французском национальном парламенте); во-вторых, настроения электората НФ в отношении европейской интеграции в действительности были не столь радикальны, как предложения и лозунги партии, что ярко проявилось на выборах 2012 г. При оценке избирателями НФ состояния евроинтеграции 12,8% отметили, что «процесс унификации зашел слишком далеко» - подобный показатель лишь немного превышал процент ответивших схожим образом избирателей Левого фронта (8,1%). При том, что оценка проводилась по шкале от 1 до 10 (между 1 – «унификация зашла слишком далеко» и 10 – «интеграцию следует продолжать»), еще около 20% электората НФ выбрали компромиссный вариант, а другие 20% отметили варианты ответа в диапазоне от 6-9[31]. О некотором несовпадении реального уровня евроскептицизма электората НФ и воззрений партии говорил и тот факт, что в ходе предвыборной кампании 2012 г. рейтинг доверия избирателей Ле Пен в вопросах европейской политики оставался крайне низким (6%)[32]. Это означало, что такие громкие заявления лидера Национального фронта, как выход Франции из Евросоюза и возвращение к использованию франка, не пользовались широкой популярностью среди населения. Наличие подобного дисбаланса диктовало необходимость постепенного смягчения дискурса партии в отношении евроинтеграции (при сохранении основного вектора евроскептицизма), что наблюдалось уже в ходе другой избирательной кампании 2017 г. Наряду со смягчением риторики на руку Марин Ле Пен в 2017 г. сыграло и то, что на волне растущего евроскептицизма, отношение к ЕС стало одной из ключевых тем всей предвыборной кампании, а антагонизм двух лидеров гонки – Ле Пен и Макрона – по этому вопросу был особенно явным, что фактически ставило избирателей в ситуацию, предполагавшую, в том числе, и выбор дальнейшего вектора развития Франции в рамках Евросоюза. Как отмечалось во французской прессе, это привело к тому, что между картой поддержки за Ле Пен и картой голосования против Маастрихтского договора, наблюдалась значительной сходство.

Достаточно высокий уровень общего недоверия политическим партиям не переносился электоратом НФ непосредственно на восприятие Национального фронта. Среди тех, кто голосовал за НФ на парламентских выборах 2012 г., 10% считали, что они политически очень близки партии и еще 57% выбрали вариант «достаточно близки»[33]. По итогам же I тура президентских выборов 2017 г. опросы общественного мнения также показали уверенность избирателей Ле Пен в правильности своего выбора: 51%, проголосовавших за лидера НФ, не сомневались в выборе её кандидатуры. Более того, 76% избирателей Ле Пен заявили, что приняли решение о голосовании заранее (по этому показателю лидер НФ превзошла всех остальных кандидатов)[34]. «Маринистский» электорат в значительной степени сохранил свою стабильность за прошедшие между выборами пять лет: 80% из тех, кто голосовал за Ле Пен в 2012 г., поддержали ее кандидатуру и в 2017 г.; кроме того, прирост избирателей произошел среди тех, кто в 2012 г. отдал свой голос Н. Саркози (14% из них в 2017 г. проголосовали за Марин)[35].

Еще одной особенностью политического портрета электората «маринистского» Национального фронта становится его размытая политическая идентичность. Если среди традиционных партий политическая принадлежность избирателей по шкале «правый-левый» достаточно четко очерчена (среди электората ФСП почти не найдется избирателей, которые считали себя правыми; равно как и нет левых среди избирателей ЮМП), то в НФ ситуация складывается иначе. По данным базы Европейского социального исследования на 2016 г., около 10% избирателей НФ позиционировали себя как левые, около половины как правые, а еще 20% определяли свою политическую принадлежность как близкую к центру[36]. Отчасти подобный разброс представлений о политической идентичности связан со стратегией «маринизма», нацеленной на позиционирование НФ как партии «ни правого, ни левого толка», а также синтез правых и левых предложений в предвыборной программе Национального фронта с целью расширения круга потенциальных избирателей.

Другим измерением электорального портрета партии является ценностные предпочтения избирателей НФ и их отношение к ряду вопросов. В качестве нескольких ярких маркеров, характерных для электората партии, можно выделить степень его удовлетворенности различными сторонами жизни, отношение к иммиграции и социально-экономическим вопросам. Избиратели НФ, проголосовавшие за партию в 2012 г., выделяются на фоне электората других французских политических сил крайней степенью неудовлетворенности разными аспектами общественно-политической жизни. Например, оценивая состояние французской экономики, 20% избирателей Национального фронта отметили, что они им «крайне недовольны» – это показатель оказался одним из самых высоким по Франции. Критически электорат партии оценивал и действия национального правительства: им были крайне недовольны 32% избирателей НФ. Даже такой показатель, как неудовлетворенность функционированием демократии в стране, для электората НФ в разы превышал уровень недовольства избирателей традиционных политических партий (20% – НФ, 4,3% – ФСП и 3,5% – ЮМП). Негативно избиратели партии оценивали и состояние уровня образования и услуги здравоохранения[37].

Характерной чертой электората Национального фронта выступают, конечно же, антииммиграционные настроения. Этот тезис подтверждается сопоставлением между той группой населения, которая придерживается отрицательных взглядов относительно иммиграции, и теми, кто декларирует свою близость к НФ. В первую очередь речь идет о влиянии иммиграции на различные стороны общественной жизни. Первым применяемым для оценки отношения к иммиграции критерием выступает восприятие иммиграции как «блага» или, напротив, «зла» для национальной экономики. Во Франции среди тех, кто в 2016 г. отметил, что иммиграция однозначно несет в себе отрицательные последствия для экономики, 56,2% заявили о своей близости НФ (для сравнения в 2012 г. показатель составлял 34%). Влияние иммиграции на внутриполитическую жизнь в стране также расценивается электоратом НФ преимущественно отрицательно: более половины из тех, кто декларировал близость к НФ, считали, что «иммигранты делают страну хуже». Кроме того, избиратели Национального фронта в большинстве своем считали, что национальная культурная жизнь Франции скорее «подрывается», нежели «обогащается» иммигрантами[38].

Что касается непосредственно требований в отношении миграционной политики, то та часть населения, которая декларировала свою приверженность НФ, выступала за рестрикционные меры. Среди электората партии наблюдался высокий процент тех, кто призывал не допускать в страну людей, принадлежащих к другой расовой или этнической группе (51,5%), при этом за период с 2012 по 2016 гг. данный показатель увеличился почти в два раза.  Чуть более терпим электорат НФ к представителям той же этнической (расовой) группы, однако и здесь многие выступали за введение полного запрета на въезд иммигрантов (44%)[39]. Таким образом, можно констатировать, что антииммиграционные требования Национального фронта отвечали «запросу» их электората, а также явились одной из важных причин голосования французов за партию в ходе избирательных кампаний 2012 г. и 2017 г.

Последней особенностью электората Национального фронта являлась мотивация к голосованию. В 2012 г. ярко прослеживалось желание избирателей упрочить позиции партии как оппозиционной, но не правящей силы. Так, например, согласно опросу избирателей, прошедшему в день выборов, лишь 40% проголосовавших за М. Ле Пен объяснили свой выбор стремлением сделать лидера НФ президентом Франции, при этом 34% хотели «усиления её влияния» в политической жизни[40]. В 2017 г. ситуация складывалась иначе: подавляющее большинство (79%) мотивировали свой голос в пользу Ле Пен желанием сделать ее президентом, а вот об усилении её влияния в политической жизни упомянули лишь 6% электората[41].

Среди причин, по которым избиратели были готовы проголосовать за М. Ле Пен в I туре выборов 2017 г., выделялась поддержка идей и предложений лидера НФ (86%). Согласно опросам общественного мнения, 66% электората Ле Пен отмечали, что она может улучшить ситуацию во Франции, 47% говорили, что лидер НФ олицетворяет изменения, а около 30% подчеркивали, что она слушает и понимает французов[42].

Среди мотивации, связанной непосредственно с идеями и программой партии, на выбор избирателей НФ в 2012 г. в наибольшей степени оказывали влияние следующие вопросы: борьба против нелегальной иммиграции (её назвали 77% проголосовавших за Ле Пен); противодействие преступности (54%) и проблема повышения заработной платы и покупательной способности (31%)[43]. Первые две темы являлись для Национального фронта традиционными, в то время как третья скорее может быть отнесена к дискурсу обновленной партии, делающей ставку, в том числе, и на обращение к социальной повестке. В 2017 г. проблемы иммиграции и преступности вновь оказались в топе сюжетов, определявших выбор избирателей Ле Пен, кроме того, среди влияющих на выбор тем избиратели назвали вопросы борьбы против терроризма (93%), повышения заработной платы и покупательной способности (66%) и проблемы здравоохранения (62%)[44].

Подводя итог, портрет типичного избирателя Национального фронта становится вполне определенным (хотя электорат партии не ограничивается этим архетипом): это человек среднего возраста, рабочий, служащий или некрупный предприниматель по профессиональной принадлежности, как правило, недовольный последствиями глобализации и разочарованный политикой традиционных политических сил. Для электората Национального фронта характерны разочарование действиями правительства, недоверие политическим институтам, антииммиграционные чувства, неудовлетворенность социально-экономической обстановкой. Еще одной особенностью электората «маринистского» Национального фронта стало его существенное расширение (как в количественном плане, так и за счет новых категорий), размывание политического позиционирования по шкале «правый-левый» и синтез правых ценностей в вопросах иммиграции, идентичности и безопасности с левыми социально-экономическими воззрениями.



[1] Malka R., Mahrane S. La face crashée de Marine Le Pen. P., 2016.

[2] LR, PS, FN... : quel est le nombre d’adhérents dans chaque parti ? Planet.fr 23.09.2015. URL: http://www.planet.fr/politique-quel-est-le-nombre-dadherents-dans-chaque-parti.934199.29334.html?page=0%2C2

[3] Francetvinfo. 24.09.2015. URL: http://www.francetvinfo.fr/replay-radio/le-vrai-du-faux/trois-fois-plus-d-adherents-aux-republicains-qu-au-ps-quatre-fois-plus-qu-au-fn_1787827.html

[4] Francetvinfo.17.11.2017. URL: https://www.francetvinfo.fr/politique/ps/partis-politiques-les-vrais-chiffres-des-adherents_2473260.html

[5] Ibidem.

[6] La République en marche enregistre une hausse des adhesions. 20minutes.fr 18.12.2018. URL: https://www.20minutes.fr/politique/2398503-20181218-republique-marche-enregistre-hausse-adhesions  

[7] Premier tour de l’élection présidentielle 2012 : profil des électeurs et clés du scrutin. IFOP. Sondage jour de vote. 22.04.2012. URL: http://www.ifop.com/media/poll/1848-1-study_file.pdf  

[8] Le profil des électeurs et les clefs du premier tour de l’élection présidentielle. IFOP. 23.04.2017. URL: https://www.ifop.com/publication/le-profil-des-electeurs-et-les-clefs-du-premier-tour-de-lelection-presidentielle/

[9] Ipsos. Présidentielle 2017. 1er tour présidentielle 2017: sociologie de l’électorat. 23.04.2017.  URL: http://www.ipsos.fr/sites/default/files/doc_associe/ipsos-sopra-steria_sociologie-des-electorats_23-avril-2017-21h.pdf

[10] Ibidem.

[11] Le Nouvel Observateur. 24.04.2012. URL: http://tempsreel.nouvelobs.com/politique/election-presidentielle-2012/presidentielle-2012-tous-les-resultats/20120424.OBS6980/presidentielle-le-profil-des-6-4-millions-d-electeurs-fn.html  

[12] Ipsos. Présidentielle 2017. 1er tour présidentielle 2017: sociologie de l’électorat. 23.04.2017.  Op. Cit. 

[13] Premier tour de l’élection présidentielle de 2017. Sociologie du vote. OpinionWay. 23.04.2017. URL: https://www.slideshare.net/AlexandreRousset2/opinion-way-sociologie-jour-du-vote-tour-1-prsidentielle-2017-avril-2017

[14] См. напр.: Rydgren J. The sociology of the radical right // Annual Review Sociology. – 2007. – №33. – P.241-262.

[15] См. напр.: Stockemer D. The Front National in France. N.-Y., 2017.

[16] Présidentielle 2017. 1er tour sociologie de l’électorat et profil des abstentionnistes. 23.04.2017.  URL: https://www.ipsos.com/fr-fr/1er-tour-presidentielle-2017-sociologie-de-lelectorat

[17] Ibidem.

[18] Y a-t-il un lien entre le taux de chômage et le vote Le Pen ? // Challenges. 24.04.2012. URL: https://www.challenges.fr/politique/elections-2012/y-a-t-il-un-lien-entre-le-taux-de-chomage-et-le-vote-le-pen_1141  

[19] La France inégale : Qui vote FN ? Pas forcément ceux à qui l’on pense. The Conversation. 09.04.2017. URL: http://theconversation.com/la-france-inegale-qui-vote-fn-pas-forcement-ceux-a-qui-lon-pense-75977

[20] Sondage jour du vote – Vote au premier tour de l’élection présidentielle de 2012 selon l’appartenance et la pratique religieuses. Harris Interactive. 23.04.2012. URL: http://harris-interactive.fr/opinion_polls/sondage-jour-du-vote-vote-au-premier-tour-de-lelection-presidentielle-de-2012-selon-lappartenance-et-la-pratique-religieuses-etude-harris-interactive-pour-la-vie/   

[21] Le vote des électorats confessionnels au 1er tour de l’élection présidentielle. IFOP. 23.04.2017. URL: https://www.youscribe.com/BookReader/IframeEmbed?productId=2827798&width=auto&height=auto&startPage=1&displayMode=scroll&documentId=3060784&fullscreen=1&token=

[22] Ibidem.

[23] Ibidem.

[24] Ibidem.

[25] Le Point. 04.09.2014. URL: http://www.lepoint.fr/politique/le-vote-fn-progresse-fortement-dans-l-electorat-juif-03-09-2014-1859833_20.php  

[26] Данные по результатам выборов 2012 и 2017 гг. в различных регионах с сайта L’Express.

[27] Le Figaro. 25.04.2017. URL: http://www.lefigaro.fr/elections/presidentielles/2017/04/24/35003-20170424ARTFIG00307-comment-le-vote-des-francais-a-evolue-entre-2012-et-2017.php  

[28] Расчет выполнен по: ESS Round 8: European Social Survey Round 8 Data (2016). Data file edition 2.3. NSD - Norwegian Centre for Research Data, Norway – Data Archive and distributor of ESS data for ESS ERIC. URL: http://www.europeansocialsurvey.org

[29] Ibidem.

[30] Ibidem.

[31] Ibidem.

[32] Enjeux du vote et crédibilité comparée entre les principaux candidats. BVA. 26.03.2012.  URL: http://www.bva.fr/fr/sondages/enjeux_du_vote_et_credibilite_comparee_entre_les_candidats.html

[33] ESS Round 8: European Social Survey Round 8 Data. 2016. Op. Cit.

[34] Le profil des électeurs et les clefs du premier tour de l’élection présidentielle. IFOP. 23.04.2017. Op. Cit.

[35] Ibidem.

[36] ESS Round 8: European Social Survey Round 8 Data. 2016. Op. Cit.

[37] Ibidem. 

[38] Ibidem.

[39] Ibidem.

[40] Premier tour de l’élection présidentielle 2012 : profil des électeurs et clés du scrutin. IFOP. Sondage jour de vote. 22.04.2012. Op. Cit.

[41] Le profil des électeurs et les clefs du premier tour de l’élection présidentielle. IFOP. 23.04.2017. Op. Cit.

[42] Ibidem.

[43] Premier tour de l’élection présidentielle 2012 : profil des électeurs et clés du scrutin. IFOP. Sondage jour de vote. 22.04.2012. Op. Cit.

[44] Le profil des électeurs et les clefs du premier tour de l’élection présidentielle. IFOP. 23.04.2017. Op. Cit.



Рассказать о публикации коллеге 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2019 Исторические Исследования

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.