Отражение «Мая 1968 года» в итальянском женском движении
Отражение «Мая 1968 года» в итальянском женском движении

В 1967-1968 гг. Италию, как и другие страны Запада, потрясла волна студенческих выступлений, одним из лозунгов студентов стали слова: «Хотим, чтобы с нами считались!»[1] В кризисной атмосфере тех лет проявился «дух 1968 года», выражавшийся в стремлении решать проблемы не через политическое участие, а путем общественного консенсуса, способствовавший, в числе прочего, консолидации феминистского движения. Стержнем феминистского движения была идея женского освобождения, представлявшая собой доведенную до «гротеска» идею женской эмансипации. В 1960‑е гг. действовавшими в Италии многочисленными женскими организациями, союзами, ассоциациями и даже объединениями «по интересам» эмансипация рассматривалась как «воспитание в женщине осознания равноправия с мужчинами во всех областях жизни»[2], и, наряду с этим, как «борьба за расширение демократических прав и организацию общественной жизни в соответствии с этими новыми правами»[3].

В 1967-1968 гг. студенческие волнения захватили практически все итальянские университеты. Какую часть участников «движения 1968 года» («movimento del Sessantotto») составляли женщины – вопрос на сегодняшний день открытый, но сам факт их активного участия в движении не подвергается сомнению. 1 марта 1968 г. состоялось первое крупное столкновение студентов с полицией на площади Испании и в районе Валле Джулиа в Риме, примерно 1/3 задержанных в ходе беспорядков составили женщины[4].

Начало студенческого движения в Италии связывается с убийством студента Паоло Росси на лестнице филологического факультета Римского университета в апреле 1966 г., с этого времени в стране «на политической сцене появился новый герой: студенческое движение»[5]. В законотворческой практике итальянского парламента период 1966-1968 гг. был отмечен резким всплеском интереса к студенческой проблематике[6]. В начале марта 1968 г. в одном из законопроектов лаконично была зафиксирована мысль, ставшая лейтмотивом и государственной политики, и студенческого движения, – «Совершенно точно, что наша университетская организация нуждается в широком обновлении»[7] – но трактовавшаяся обеими сторонами по-разному, прежде всего, относительно перспектив развития студенческого самоуправления в итальянских университетах. 

«Начиная с 1967 г. движение распространилось на все университеты и многие школы, в 1968 г. вспыхнуло в сочетании с энергичной борьбой рабочих и протестом, который привлек представителей разных социальных сред, от режиссеров, которые отреклись от Венецианского кинофестиваля, до прихожан, которые захватывали церкви»[8]. Начавшийся в 1968 г. период контестации[9], являвшейся временем «оспаривания, направленного против основных институтов общества – против семьи, школы, Церкви» и ценностных установок, которые они хранили[10], затянулся в Италии до 1973 года.

События напрямую коснулись «Союза итальянских женщин» – одной из крупнейших общественно-политических организаций, созданной ещё на волне движения Сопротивления в 1944 г. и связанной с компартией[11]. Пик популярности организации в итальянском обществе пришёлся на середину – вторую половину 1950-х гг., на 1968 г. в ней состояло около 4 млн. итальянок[12]. Основные направления деятельности Союза были зафиксированы в программе, принятой на I Национальном конгрессе в октябре 1945 г. во Флоренции. Этих направлений выделялось семь: защита женских прав в сфере труда; социальная адаптация женщин (гражданское самосознание, повышение культурного уровня); защита семьи; решение проблем детства; обеспечение солидарности в обществе (в том числе, создание демократических организаций и учреждений); подготовка женщин к участию в политической жизни; участие в международных отношениях[13]. До 1968 г. Союз, в целом, придерживался программы 1945 года, занимаясь вопросами социализации итальянок и равноправия полов в обществе, а задачу участия в международных отношениях решая, в основном, через участие в Движении сторонников мира и деятельности Международной демократической федерации женщин, в которую Союз вошёл с момента организации последней в декабре 1945 г.

Интересные свидетельства о событиях 1968 г. и их влиянии на Союз в своих мемуарах рассказали его третий и последний[14] председатель Мариза (Мария Лиза) Чинчиари Родано (1956-1959 гг.), жена влиятельного мыслителя-коммуниста Франко Родано, и Тереза Ноче Лонго, член Национального комитета Союза, жена Луиджи Лонго, генерального секретаря ИКП.

М. Родано пишет о борьбе за свободу женщин как историческом явлении для Италии, связывает зарождение «нового» итальянского женского движения с женским участием в Сопротивлении, 1968 год считает годом вступления этого движения на новый этап – «неофеминизма». Мариза Родано и Тереза Ноче выделяют три основных последствия влияния студенческих выступлений на «Союз»: изменение приоритетов в деятельности организации, омоложение её состава, «автономизация» от Итальянской коммунистической партии.

Во-первых, изменились приоритеты в его деятельности. Несмотря на то, что в 1960-е гг. руководство «Союза» пыталось дистанцироваться от разрозненных в то время феминистских ассоциаций, называя феминизм «искажением американского капитализма»[15], организация продвигала ряд инициатив, сближавших её с феминистской проблематикой. Как отмечает М. Родано, «Союз» должен был иметь дело с феминизмом, открывать новые темы»[16]. Областью общих интересов была реформа семейного права, в 1960-е гг. «Союз» активно содействовал широкому обсуждению проблемы в обществе с целью преодоления предрассудков и конформизма, на которых базировался институт семьи. 10 марта 1967 г. коммунисткой Н. Иотти совместно с генеральным секретарем ИКП Л. Лонго и членом ЦК ИКП П. Инграо был предложен первый проект закона, предусматривавший комплексную реформу семейного права, устанавливавший равенство прав и обязанностей супругов и допускавший их раздельное проживание. Новая модель семейно-брачных отношений, как отмечали авторы, была ориентирована на «включение женщин в жизнь гражданского общества в роли социально и экономически активной личности»[17]. В 1968 г. в Реджо-Эмилии, Сиене, Модене, Генуе, Вероне и Падуе «Союз» провел серию конференций, поднявших на щит лозунг о проведении комплексной реформы семейного права[18], предполагавшей, в числе прочего, введение развода. К 1968 г. индифферентное отношение населения к проблеме развода сменилось заинтересованностью: по результатам одного из опросов, проведенного «Cоюзом» в 1968 г. во всех регионах Италии, большинство женщин к этому времени уже относились положительно к введению развода[19], в то время как ранее подобные инициативы не находили широкой общественной поддержки[20]. Как вспоминает М. Родано, осенью 1968 г. в «Союзе» стало распространяться положение о женской власти как инструменте возможных социальных изменений[21] – один из базовых феминистских тезисов.

М. Родано рассказывает, что «в десятилетие 1968-1978 гг. из магмы движения 1968 года выделились первые феминистские опыты – Rivolta femminile (RF) и Movimento liberazione della donna (Mld), вспыхнула грандиозная борьба трудящихся – «горячая осень» 1969 г.»[22]. В 1968 г. был запущен процесс интеграции Союза в феминистское движение, не означавший, однако, полного и беспрекословного принятия всех феминистских идей. Один из ключевых тезисов программного манифеста Rivolta femminile, опубликованного в 1970 г., гласивший, что равенство, к которому стремился Союз, – «это идеологическая попытка поработить женщину»[23] был воспринят руководством последнего крайне негативно. Ответной реакцией Союза на рост популярности этого тезиса в женской среде в последующие годы стало увеличение количества публикуемых в журнале «Noi Donne» материалов на тему социального равенства полов как неотъемлемой составляющей процесса женской эмансипации и прогрессивного развития итальянского общества.

В начале 1970-х гг. под влиянием феминизма Союз встал на защиту абортов. В этот период на страницах журнала «Noi Donne» популяризировалась идея о материнстве как результате свободного и осознанного выбора, основанного на понимании женщиной наличия альтернативы, стремления к достижению или сохранению независимости, личных и профессиональных успехов, удовлетворению индивидных потребностей, самореализации. В эти годы нередко вопрос о реальных возможностях самореализации женщин звучал в контексте градостроительной проблематики, практической реализации ранее утвержденных нововведений. В 1968 г. был принят министерский декрет № 1044 по градостроительному стандарту[24], учитывавший требования ряда крупных женских организаций, в том числе Союза, по созданию в городах сети учреждений, которые освободили бы женщину от обязанностей по воспитанию детей и домашней работы. В первом случае это были детские сады, дошкольные учреждения, школы, во втором – супермаркеты, недорогие рестораны самообслуживания и столовые, прачечные, гладильни, кооперативные центры уборки квартир, ателье. На IX Национальном конгрессе Союза, первом «открытом конгрессе», в ноябре 1973 г. были выдвинуты проблемы «новых ценностей и новых общественных структур»[25], преодоления «потребительского отношения к женщине»[26]. В 1975 г. во время ожесточенных споров, развернувшихся вокруг законопроекта о легализации абортов, Союз поддержал феминистскую борьбу[27], завершившуюся в 1978 г. принятием закона.

Второе последствие влияния событий 1968 г. на «Союз», говоря словами М. Родано, заключалось в том, что «появилось совершенно новое лицо «Союза» –  студентки и молодые рабочие»[28]. Это было связано не только с влиянием студенческого движения, но и с естественным процессом смены поколений. Первое поколение, актив которого составляли итальянки, вступившие в Союз на этапе его создания и интенсивного расширения сети местных отделений в 1944-1946 гг., в своей деятельности основывалось на личном авторитете участников антифашисткой борьбы и движения Сопротивления. Это в условиях тотального отрицания фашизма в послевоенный период было одним из основных факторов, обеспечивших доверие со стороны населения и успешную реализацию ряда инициатив. К 1968 г. значительное влияние в «Союзе» получило поколение активисток, не связанных с традицией Сопротивления, носительниц новых ценностей и новых идей.

Несмотря на произошедшие в «Союзе» изменения, которые должны были способствовать привлечению студенток, в 1968 г. проявился диссонанс идей, о котором М. Родано рассказала в одной из статей, опубликованных в журнале «Ной Донне» в 2008 г.: «Я смотрю на 1968 год с двух точек зрения. Во-первых, как мать детей, вовлеченных в столкновения на площади Сапиенца и в районе Валле Джулия. Во-вторых, как руководитель «Союза». Движение оспаривало женскую ассоциацию, приравнивая её к государственным структурам, партиям, профсоюзам, то есть учреждениям старой, репрессивной реальности». Это представление было распространено среди молодежи и в студенческой среде, студентки «отказались от продвижения эмансипации, они чувствовали себя главными героями движения, наравне с мужчинами, в то время как «Союз» именно в них видел новых героев борьбы за женскую эмансипацию»[29].

Проблема женской эмансипации является для Италии исторической. Только после Второй Мировой войны женщины получили право голоса, был снят ряд ограничений для женщин в сфере труда, принят закон о защите работающих матерей, выдвинувший Италию в авангард в деле признания некоторых фундаментальных прав трудящейся матери[30]. К 1968 г. в сфере женской эмансипации было сделано уже немало, первое послевоенное двадцатилетие по количеству принятых в интересах женщин законов было более продуктивным, чем весь предшествующий период со времени объединения Италии.

Выбор в пользу молодёжи и студентов, помимо их активной общественной позиции, проявившейся в 1968 г., объясняется и тем, что по проводившимся «Союзом» опросам именно молодое поколение активно поддерживало предлагаемую «Союзом» реформу семейного права[31], ставшую основой борьбы за женскую эмансипацию, молодое поколение легче принимало новые идеалы и цели. «Союз» продолжал вести борьбу против старых консервативных предрассудков, тормозивших процесс женской эмансипации, пытался установить продуктивную беседу с католическими организациями, но в лице последних, в отличие от молодёжи, так и не смог найти верного союзника. Одной из приоритетных для «Союза» оставалась сфера трудовых отношений, 3-5 марта 1968 г. в Риме на правительственной конференции по вопросам женского трудоустройства руководство организации указало на высокую степень осознания права на труд молодым поколением[32].

М. Родано многократно отмечает, что «движение 1968 года» оказывало влияние на деятельность Союза, организация «вынуждена была считаться с присутствием столь оригинального и радикального движения»[33]. Т. Ноче пишет о том, что «в Союзе основной темой дискуссий стала неспособность создать эффективное движение борьбы»[34]. М. Родано объясняет это двумя причинами. Во-первых, «для того, чтобы бороться, женщины должны были иметь уверенность в немедленных результатах»[35], которые на тот момент никто не мог гарантировать. Во-вторых, «студенческое движение нашло в борьбе с авторитаризмом в университетах импульс и объединяющую платформу; для женского движения на тот момент подобного импульса найдено не было»[36].

17 сентября 1968 г. на заседании Национального комитета Союза отмечалось: «столкнувшись с новыми движениями (в том числе, студенческим), женщины не смогли определить свое автономное и специфическое место в них»[37]. М.  Родано подчеркивает, что «женщины, в общем, участвовали в студенческом и рабочем движениях, движении за мир, но лишились своей специфики в борьбе за эмансипацию». «Инициативы Союза были несвоевременны, новые движения брали начало в гражданском обществе, нашей задачей» – пишет М. Родано – «было определение путей включения женщин в них»[38].

Решение поставленной задачи руководство Союза видело во включении проблем, интересовавших студентов, в программу организации, что проявилось в последующие годы. В Союзе остро стояла проблема привлечения в молодёжи, основную возрастную группу его членов составляли женщины в возрасте от 40 лет и старше[39], а взаимодействие с молодёжными организациями не приводило к пополнению его рядов. Если ранее студенты, как социальная страта, практически не были представлены в Союзе, то после выступлений 1968 г. они стали для Союза целевой аудиторией. Поддерживая контакт со студентами, руководство Союза после 1968 г. активно проводило «открытые заседания» с их участием, уделяя специально внимание реформе образования. В конце 1960-х – начале 1970-е гг. М. Родано и Т. Лонго наряду с другими активистками Союза активно организовывали подобные заседания и неоднократно озвучивали идею о необходимости учитывать интересы молодого поколения. Это было ещё одной (помимо естественного процесса смены поколений) причиной «омоложения» Союза. 

Третье последствие влияния «движения 1968 года» на Союз – его отдаление от Коммунистической партии, ослабление связей с ней. VIII Национальный конгресс Союза, проходивший 1-4 ноября 1968 г. в Риме, стал первым «конгрессом нового типа», на котором обсуждалась проблема выработки метода самостоятельной, автономной от партии, борьбы за женскую эмансипацию, новых форм контроля над этой борьбой и народным участием в ней. Такая позиция руководства Союза была связана с общим процессом деполитизации женского движения. Уже в середине 1960-х гг. обнаружились политические сложности в организации массовых движений, которые затронули все политические силы. ИКП больше не могла эффективно развивать общую политическую работу в женской среде и привлекать женщин к крупным политическим баталиям, происходил поиск инструментов и новых основ единства женского движения. После 1968 г. «активистки женского движения часто принадлежали к внепарламентским группам»[40], в то время как ранее именно женский актив в парламенте был инициатором всех крупных социально значимых инициатив, затрагивавших условия жизни женщин.

Руководство Союза отмечало потребность в возрождении организации, отказе от принципа ограничения сверху вниз, по которому инициативы Союза спускались сверху, разрешенные несколькими людьми, напрямую заинтересованными, и поэтому были серьезно заявлены в политических силах[41]. Для того, чтобы привлечь представителей «движения 1968 года», необходимо было создать новый образ Союза, как свободной открытой организации, не связанной с политическими партиями, воплощавшими в себе принципы бюрократии и авторитаризма[42]. К середине 1970-х гг. Союз стал одним из самых крупных общественных объединений, «нацеленных на полную ликвидацию организованного партийного женского движения»[43], а в 1982 г., на XI Национальном конгрессе, получил полную автономию от ИКП. 

Таким образом, 1968 год маркировал качественно новый этап в истории Союза. Кризисная атмосфера 1968-1969 гг. стала стимулом для поиска новых направлений деятельности и новых партнеров, обновления состава организации, выработки отвечавших социальным настроениям принципов взаимодействия с женщинами, привела к переосмыслению идеологической зависимости от компартии. На волне «движения 1968 года» под влиянием ряда социальных вызовов руководство Союза выделило в качестве приоритетной сферу семейно-брачных отношений, что, во многом, обусловило дальнейший процесс его интеграции в феминистское движение. Рождение организованного феминистского движения стало одним из важнейших направлений изменения западного общества в 1960-е–1970-е гг., способствовало пересмотру традиционных гендерных стандартов, социальных ролей полов.

Руководители Союза увидели в студентах и молодёжи, проявивших активную гражданскую позицию в 1967-1969 гг., новых героев борьбы за женскую эмансипацию, включили «студенческие требования» в программу организации. После 1968 года акции Союза носили ярко выраженный популистский характер и были ориентированы, прежде всего, на привлечение молодёжи. «Гибкость» руководства Союза в решении социально значимых проблем стала одной из главных причин омоложения его состава. Проблема автономии Союза от компартии, с середины 1950-х гг. не единожды обсуждавшаяся на национальных конгрессах, конференциях и собраниях, в 1968 г. зазвучала по-новому. Теперь «репрессивная» природа партии, проявлявшаяся в идеологическом давлении на Союз, интенсивность которого в 1960-е гг. несколько снизилась по сравнению с предшествующим периодом, трактовалась не в плоскости свободы действий, а в плоскости успешной адаптации организации к изменившимся социальным условиям и перспектив дальнейшего функционирования в статусе влиятельной женской ассоциации.



[1] Григорьева И.В. Италия в XX веке / И.В. Григорьева. М.: Дрофа, 2006. С. 205.

[2] Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р7928. Оп. 4. Д. 155. Л. 155.

[3] Там же. Д. 166. Л. 480.

[4] Passato e Presente: Carla Lonzi e il femminismo // https://www.raiplay.it/video/2018/02/Passato-e-presente---CARLA-LONZI-e-il-femminismo-2603533f-bbcb-4190-9567-594b17641586.html  (дата обращения – 10.12.2018)

[5] Rodano M. Memorie di un ache c’era. Una storia dell’Udi. Milano: il Saggiatore, 2010. P. 197.

[6] К этому выводу приводит подробный анализ перечня законопроектов за период I-IV легислатур (1948-1968 гг.), размещенный на сайте парламента Италии. См. по: https://storia.camera.it/documenti/progetti-legge#nav (дата обращения - 11.12.2018)

[7] Atti Parlamentari. Camera dei Deputati. Proposta di legge. Disposizioni per la sperimentazione didattica e scientifica nelle università. 7 marzo 1968. № 4999. P.1.

[8] Rodano M. Op. cit. P. 197.

[9] Ит. contestare – оспаривать, отрицать, опровергать.

[10] Лисовский Ю.П., Любин В.П. Политическая культура Италии. М.:  ИНИОН РАН, 1996. С. 34.

[11] Актив Союза возглавляли коммунистки, он был зависим от ИКП в финансовом плане, его деятельность базировалась на теоретических установках партии, поэтому его даже называют «вспомогательной организацией» ИКП. См. по: Renzoni C. Una città su misura. Servizi sociali e assetto urbano nella pubblicistica e nei Congressi dell’Unione donne italiane (1960-1964) // Territorio della Ricerca su Insediamenti e Ambiente. Rivista internazionale di cultura urbanistica. 2013. Vol 6. № 10. P. 124.

[12] Noi Donne. 1968. № 21.

[13] Programma approvato dal I Congresso nazionale dell’U.D.I. // Quaderni della FIAP. 1978. № 28. P. 70-73.

[14] VI Национальный конгресс, проходивший 7-10 мая 1959 г. в Риме, утвердил введение в Союзе коллегиального управления, в устав организации были внесены положения о Президиуме и Секретариате. Ликвидировалась должность председателя «Союза», его функции переходили Президиуму. Президиум состоял из 14 равноправных председателей, каждый из которых осуществлял практическое руководство в течение одной недели. См. по: ГАРФ. Ф. Р7928. Оп. 4. Д. 131. Л. 178.  

[15] В 1960-е гг. эта мысль многократно транслировалась через журнал «Noi Donne» («Мы – женщины»), который издавал Союз. Это выбивалось из общей тенденции использовать «примиряющий тон пропаганды, выражавшийся, в частности, в отказе от освещения острых социальных вопросов в прессе», которая неоднократно выделялась руководством организации в качестве магистральной. См. по: Rothenberg N. The Catholic and the Communist Women’s Press in the Post-War Italy. An Analysis of «Cronache» and «Noi Donne» / N. Rothenberg // Modern Italy. 2006. Vol. XI. № 3. P. 296.

[16] Il mio '68 di Marisa Rodano. Noi Donne. 2008. http://www.noidonne.org/articoli/il-mio-68-di-marisa-rodano-01942.php (дата обращения - 01.12.2018)

[17] Atti Parlamentari. Camera dei Deputati. Proposta di legge. Modificazioni delle norme del codice civile concernenti il diritto di famiglia e le successioni. 10 marzo 1967. № 3900. P. 1, 21, 23. 

[18] L’Unità. 1968. 29 ottobre.

[19] L’Unità. 1968. 27 aprile.

[20] С середины 1950-х гг. левые политические силы выступали за введение практики «малого развода» (для случаев тюремного заключения одного из супругов на срок более пяти лет) и внесение соответствующих изменений в Гражданский кодекс. В 1955 г. законопроект о «малом разводе» в палату депутатов внес социалист Р. Сансоне, в 1959 г. – коммунистки и члены Союза Л. Диаз и Л. Вивиани, в 1965 г. – социалист Л. Фортуна, однако отсутствие широкой парламентской и общественной поддержки привело к тому, что эти инициативы остались на уровне законопроектов. См. по: Rodano M. Op. cit. P. 47, 143.

[21] Rodano M. Op. cit. P. 201. Точка зрения о том, что 1968 г. стал рубежным в процессе осмысления социальных и политических ролей женщин представителями женских объединений с учетом происходивших в обществе изменений и в контексте социального протеста поддерживается исследователями. См.: Della Porta D. Movimenti collettivi e sistema politico in Italia 1960-1995 / D. Della Porta. Bari: Editori Laterza, 1996. P. 62; Тикнер Д.Э. Мировая политика с гендерных позиций. Проблемы и подходы эпохи, наступившей после «холодной войны» / Пер. с англ. под ред. Д.И. Полывянного. М.: Культурная революция, 2006. С. 238.

[22] Rodano M. Op. cit. P. 203.

[23] Restaino F. Carla Lonzi: il femminismo, avanguardia filosofica di fine secolo // http://www.reteccp.org/biblioteca/disponibili/demos/dopoguerra/lonzi/femminismo.html (дата обращения - 04.01.2019).

[24] Rodano M. Op. cit. P. 174.

[25] L’Unità. 1973. 1 novembre.

[26] L’Unità. 1973. 2 novembre.

[27] Галатенко Ю.Н. Женская литература Италии в контексте истории итальянского феминизма XX в. // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2017. № 2. С. 195.

[28] L’Unità. 1973. 3 novembre.

[29] Il mio '68 di Marisa Rodano. Noi Donne. 2008 // http://www.noidonne.org/articoli/il-mio-68-di-marisa-rodano-01942.php (дата обращения - 29.11.2018).

[30] Wiesner-Hanks M.E. Gender in history. Global perspectives / M.E. Wiesner-Hanks. 2 ed. Oxford: Wiley-Blackwell, 2011. P. 74.

[31] L’Unità. 1968. 27 aprile.

[32] L’Unità, 1968. 3 marzo.

[33] Rodano M. Op. cit. P. 197.

[34] Noce T. Op. cit. P. 184.

[35] Rodano M. Op. cit. P. 198.

[36] Ibid. P. 200.

[37] Ibid. P. 197-198.

[38] Rodano M. Op. cit. P. 198-199.

[39] Gabrielli P. Il 1946, le donne, la Repubblica / P. Gabrielli. Roma: Donzelli, 2009. P. 64; Rodano M. Op. cit. P. 153.

[40]  Tambor  M. The Lost Wave. Women and democracy in postwar Italy / M. Tambor. N.Y.: Oxford University Press, 2014. P. 178.

[41] Rodano M. Op. cit. P. 200..

[42] Ibid. P. 197.

[43] Галатенко Ю.Н. Указ. соч. С. 195.



Рассказать о публикации коллеге 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2019 Исторические Исследования

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.