Австрийский эрцгерцог Вильгельм фон Габсбург как угроза оккупационному режиму Германии на Украине в 1918 г.
Австрийский эрцгерцог Вильгельм фон Габсбург как угроза оккупационному режиму Германии на Украине в 1918 г.

 «Украинский вопрос», проекты решения которого во время Первой мировой войны оживленно обсуждались в европейской печати, вступил в новую фазу своего развития после подписания 9 февраля 1918 г. делегацией УНР мирного договора с Центральными державами[1]. По его условиям УНР обязывалась поставить в Германию и Австро-Венгрию до 31 июля 1918 г. один миллион тонн хлеба, из‑за чего подписанный в Брест-Литовске документ стали неофициально именовать «хлебным миром». Не менее важным являлось то обстоятельство, что к договору прилагался так называемый «галицийский протокол», предусматривавший образование коронной области в составе австрийской части Габсбургской монархии из населенных преимущественно украинцами районов Восточной Галиции и Северной Буковины[2]. При этом реализация указанного намерения ставилась в зависимость от выполнения УНР «плана» хлебных поставок[3].

 Правительство Центральной Рады, изгнанное накануне из Киева вступившими в город советскими войсками под командованием левого эсера М.А. Муравьева[4], рассчитывало вернуться к власти на штыках Центральных держав. 18 февраля 1918 г. германское военное командование с одобрения Вильгельма II приняло решение об оказании ему военной помощи в отражении «большевистской агрессии»[5].

***

В военных, дипломатических кругах Австро-Венгрии и в императорском дворе первоначально отсутствовало единое мнение о необходимости военного вмешательства вслед за Германией и император Карл I (IV) заблокировал вступление австро-венгерских войск на Украину[6]. Он опасался роста недовольства влиятельного в Габсбурсгкого империи «польского лобби» активизацией политики на украинском направлении. Серьезным внутриполитическим фактором, который принимался в расчет монархом, являлось негативное отношение усилившейся в результате всеобщей забастовки в Австро-Венгрии в январе 1918 г. австрийской социал-демократии к возобновлению военных действий на Восточном фронте. Император также предвидел возможные затруднения на будущих переговорах о мире с Антантой, вызванные статусом Австро-Венгрии как оккупационной державы[7].

Начальник генштаба, генерал-полковник барон А. Арц фон Штрауссенбург выступал за скорейший ввод войск на Украину, полагая, что неучастие австро-венгерских войск в совместной военной операции крайне осложнит скорейшие поставки продовольствия из Украины, тогда как министр иностранных дел граф О. фон Чернин рассчитывал сначала добиться уступок украинской стороны в «холмском вопросе» и в связи с так называемым «галицийским протоколом». 28 февраля 1918 г., когда немецкие войска, сломившие сопротивление разрозненных советских сил, стояли на подступах к Киеву, А. Арц фон Штрауссенбург отдал несогласованный с императором приказ о выдвижении австро-венгерских войск для похода на Украину[8].

Военной интервенции Австро-Венгрии, которая изображалась в пропаганде как «мирное содействие дружественному, но еще не окрепшему государству»[9], было не суждено стать «легкой прогулкой». Достигнув 13 марта стратегической цели интервенции захватом Одессы, австро-венгерские войска столкнулись с ожесточенным сопротивлением восставших рабочих в Николаеве и понесли ощутимые потери в развернувшихся уличных боях[10]. Соглашение о разделе сфер влияния на Украине, подписанное между Верховными командованиями обоих государств 28 марта в Бадене, предусматривало оккупацию австро-венгерскими войсками южной части Волыни, Подолья, Екатеринославской губернии, Херсона и Одессы[11].

Обе империи, армии которых к концу марта 1918 г. вытеснили большевиков с украинской территории, преследовали несовпадающие цели относительно ее национально-государственного будущего. Для Германии Украина становилась важнейшим резервуаром продовольствия, обеспечение бесперебойных поставок которого служило критерием лояльного отношения Берлина к деятельности того или иного украинского правительства[12]. Командование германских войск в Киеве скептически относилось к украинской национальной идее, считая ее искусственной, а саму Украину – принадлежащей географически, исторически, национально, культурно и экономически – к России[13]. Особое место в стратегии Германии отводилось территории Украины как плацдарму для продолжения «мировой политики»: установлению контроля над нефтеносными районами Персии, Месопотамии, Аравии и выходу к Индии[14].

Выработка единого внешнеполитического курса Австро-Венгрии в «украинском вопросе» осложнялась ее дуалистической структурой. Венгерское правительство выступало категорически против создания «украинской провинции» в составе империи, опасаясь роста ирредентистских настроений среди собственных русин, проживавших в северо-восточных комитатах[15]. Подписание мирного договора с Украиной ставило под угрозу реализацию Веной так называемого «австро-польского решения» – создания равноправного с Австрией и Венгрией государства, включавшего Галицию и Люблинское генерал-губернаторство и преобразования тем самым дуалистической структуры империи в триалистическую[16]. Оно мыслилось «верхами» единственным вариантом сохранения территориальной целостности Габсбургской монархии без какого-либо риска потери населенной поляками Галиции[17].

В начале 1918 г. австрийская часть Габсбургской монархии стояла на пороге продовольственной катастрофы, предотвратить которую, по убеждению правящих кругов, могли продовольственные поставки из Украины[18]. Вене представлялось также целесообразным поощрение национально-сепаратистстких сил, способствовавших укреплению украинской государственности и тем самым – ослаблению России и своего союзника – Германии[19]. Включение Украины в сферу своего влияния являлось для Австро-Венгрии пределом достижимого в рамках военных целей, в отличие от простиравшихся далеко на Юго-Восток геополитических амбиций германского союзника.

В Верховном командовании Австро-Венгрии просчитывались возможные варианты управления занятой имперской армией территории, основными из которых являлись следующие: 1. Создание монархии, союзной с Австро-Венгрией и Германией под властью Габсбургов или немецким князем; 2. Сохранение «фикции независимого украинского государства», что предполагало установление полного военно-экономического контроля над ним со стороны Центральных держав; 3. Присоединение к Габбсургской монархии оперативного района действий австро-венгерской армии, границей которого была р. Днепр. 4. Создание «Королевства Одессы» во главе с представителем Габсбургской династии и присоединение его к Восточной Галиции[20]. Предпочтительным был, по мнению Верховного командования, последний вариант[21].

Решение о создании «Армейской группы эрцгерцога Вильгельма» под командованием эрцгерцога Вильгельма фон Габсбург-Лотрингена (1895–1948)[22] было принято императором Карлом I (IV) 18 февраля 1918 г. сразу после начала германской военной акции на Украине[23]. В этой связи Вильгельм в письме митрополиту А. Шептицкому от 18 февраля 1918 г. сообщал о том, что император Карл поручил ему не только военную, но и политическую миссию на Украине и наделил его неограниченными полномочиями[24]. В состав группировки, организационно подчинявшейся 11‑ой пехотной дивизии 12-го корпуса, входили батальон 115-го пехотного полка, инженерная рота,1‑й эскадрон уланов и Легион «Украинских сечевых стрельцов» (УСС)[25]

Как видим, армейское командование и габсбургская династия в лице последнего императора Австро-Венгрии – Карла I (IV) по-разному представляли себе систему управления оккупированной территорией Украины. Военные были готовы ограничиться малым – присоединением важного с точки зрения судоходства по Дунаю района Одессы, тогда как замыслы Карла I (IV) по крайней мере, до создания гетманата П.П. Скоропадского не исключали династическую экспансию Габсбургов в отношении Украины.

С другой стороны, проектировавшееся императором вовлечение Украины в орбиту Габсбургской династии отвечало представлениям самого Вильгельма о структуре будущей империи, включавшей в свой состав Украину[26].

В начале апреля 1918 г. Вильгельм прибыл в Одессу, чтобы принять командование вверенным ему формированием. После взятия немецкими войсками Александровска (Запорожье) в Екатеринославской губернии он был назначен военным комендантом города[27]. Двухмесячное пребывание УСС в Александровске способствовало пробуждению украинской национальной жизни (посредством театральных постановок и издания газеты «Сечь» на родном языке) и постепенному преодолению территориальной обособленности галичан и надднепрянцев[28].

Императивы армейской субординации, требовавшие от легионеров беспрекословного выполнения приказов об изъятии у населения продовольственных запасов для отправки их в Австро-Венгрию, осуществления карательных акций, наталкивалась на возраставшее чувство солидарности с украинским крестьянством. Фактически контролируемый армейской группой район превратился в новую «Запорожскую Сечь», на территории которой стремились найти убежище преследуемые оккупационными властями вожаки крестьянских восстаний[29]. Вопреки приказам командования Вильгельм, встал на защиту выходивших из повиновения крестьян, не позволяя прибывавшим в подконтрольный ему район карательным отрядам вершить расправу над ними[30].

Поведение самого «архикнязя Вильгельма» зачастую противоречило офицерскому корпоративному этосу, нормы которого запрещали офицеру вступать в контакты с представителями низших слоев общества. Появление на публике Вильгельма в «вышиванке», непринужденные беседы «архикнязя» с галицийскими легионерами, встречи с их соседями – казаками 1-ой Запорожской дивизии[31] создавали ему репутацию защитника интересов простых крестьян.

Разгон Центральной Рады немецкими войсками в конце апреля 1918 г. и провозглашение гетманом Украины П. П. Скоропадского – представителя гетманского рода, крупного землевладельца, флигель-адъютанта Николая II обернулись гонениями на украинские национальные силы, восстановлением власти польских и русских помещиков, опиравшихся на штыки оккупантов. Жестокие расправы с крестьянами, до последнего надеявшихся на «социализацию» и передел помещичьих земель, привели к тому, что в различных оккупированных районах стали вспыхивать мощные крестьянские восстания[32].

Марионеточный характер гетманата Павла Скоропадского, имевшего за собой мощную поддержку кровно заинтересованной в стабилизации продовольственных поставок Германии, делал невозможным любое посягательство на ее ставленника извне. В контексте же внутренней политики Украины такая возможность продолжала сохраняться, как с помощью возврата к парламентской республике, так и путем смены первых лиц гетманата. В частности, за одним из подобных планов стояли социал-демократы (О. Темницкий) и эсеры Одессы, рассчитывавшие вовлечь в свою комбинацию Вильгельма фон Габсбурга (Василия Вышиванного) как популярного на юге Украины политика. Но Центральные комитеты обеих партий не поддержали созревший у одесских политиков план государственного переворота[33], опасаясь скатывания страны в пучину братоубийственной войны. Вильгельм, который стал ассоциироваться в глазах недовольных политикой Скоропадского кругов с альтернативным центром силы, проявил здравомыслие и отказался стать орудием предлагавшихся ими комбинаций, направленных на свержение Скоропадского.

Другой план отстранения Скоропадского от власти с участием Вильгельма как будущего гетмана был инспирирован высшим офицерством Запорожской дивизии (П. Болбачан, З. Натиев), стоявшим на платформе украинского консерватизма. Планировавшееся смещение гетмана (не ликвидация гетманата как политической системы) имело своими целями сбалансирование и последующее ослабление германо-австрийского влияния в Украине, восстановление расформированных украинских частей[34]. После своего ареста советской войсковой контрразведкой в 1947 г. в британском секторе Вены и препровождения в СССР Вильгельм фон Габсбург на допросе от 23 сентября 1947 г. подтвердил существование подобного плана в рамках предъявленного ему обвинения в намерении захватить власть в Украине[35].

Вильгельм, отказавшийся последовать общему мнению запорожцев, решил проинформировать императора Карла I (IV) о сделанном ему предложении встать во главе украинского государства, направив монарху 9 и 11 мая 1918 г. несохранившиеся письма. О существовании последних известно из текста проекта адресованной Вильгельму телеграммы (конец мая 1918 г.), в которой Карл I (IV) предостерегал своего родственника от дальнейшего участия в антигетманских интригах в Украине как дестабилизирующего фактора, способного вызвать серьезные осложнения в отношениях с Германией с учетом необходимости решения первоочередной задачи, связанной с организацией хлебных поставок в Монархию[36].

Уже в начале мая 1918 г. в окружении Скоропадского заговорили о Вильгельме как об австро-венгерском претенденте на украинский трон[37]. Вильгельм (под именем «Василий Габсбург») стал всерьез восприниматься украинскими большевиками как альтернативная кандидатура в гетманы, о чем свидетельствовала листовка, выпущенная Киевским губернским военно-революционным комитетом[38].

Армейское руководство Австро-Венгрии, встревоженное сделанным в начале июня 1918 г. Верховным германским военным командованием информационным запросом в связи появлением подобных слухов, поспешило их опровергнуть, подчеркнув, что пребывание Вильгельма на Украине не имеет ничего общего с политикой[39]. Скоропадский обратился к начальнику генштаба германской армейской группировки «Эйхгорн-Киев» В. Гренеру и послу Германии барону А. Мумму фон Шварценштейну за содействием в отзыве Вильгельма из Украины, благодаря вмешательству которых удалось добиться этого[40]. Однако, прогноз Гренера об окончательном убытии эрцгерцога, сделанный им в своем дневнике, как показали дальнейшие события, оказался неверным[41].

10 июня 1918 г. «армейская группа эрцгерцога Вильгельма» была переведена в Елизаветградскую губернию для борьбы с усилившимся вследствие реквизиционной политики оккупантов крестьянским повстанчеством[42], а ее командующего, обвинявшегося в нарушении должностной субординации, в июле того же года вызвали в Ставку Верховного командования в Бадене для дачи объяснений[43].

Находившаяся под покровом секретности миссия Вильгельма на Украине способствовала нарастанию нервозности в действиях военных и дипломатических инстанций Австро-Венгрии. Так, командующий реорганизованной в середине мая 1918 г. «Восточной армии» А. Краусс и глава дипломатической миссии Австро-Венгрии граф И. фон Форгач в депеше, отправленной 16 июня 1918 г. министру иностранных дел С. Буриану, пришли к согласованному заключению, что «дальнейшая деятельность Вильгельма будет воспринята германским союзником  как направленная на подрыв его влияния интрига, компенсацией за участие в которой могло стать лишение Монархии дальнейших политических и экономических преимуществ на Украине»[44].

Реализация авантюрных планов Вильгельма, который после прихода Скоропадского к власти не мог больше рассчитывать на поддержку венского двора, могла помешать решению приоритетной задачи обеспечения бесперебойных поставок продовольствия в Австро-Венгрию, население которой страдало от голода[45]. Примечательно, что сам Вильгельм, случайно встретивший 31 июля 1918 г в ставке баденского командования военного уполномоченного Австро-Венгрии в Украине графа Л. Спанокки, прибывшего с отчетом, попросил его не чинить ему препятствий. Свой отказ удовлетворить данную просьбу Спанокки обосновал тем, что наличие двух конкурирующих за трон кандидатов повредило бы делу создания союзной с Габсбургской монархией независимой Украины, а также тем, что за Скоропадским стояла Германия[46].

После провала летнего наступления 1918 г. на реке Пьяве в правящих кругах Австро-Венгрии усилилось стремление к подписанию сепаратного мира с державами Антанты. В этой связи император Карл поручил эрцгерцогу передать личное письмо германскому императору Вильгельму II, содержавшее характеристику политической и экономической ситуации в Австро-Венгрии. Поиски Веной сепаратного выхода из военного конфликта вызвали резкую реакцию Вильгельма II, настаивавшего на продолжении войны[47].

Отъезд эрцгерцога из Украины лишь временно разрядил напряженную атмосферу в отношениях Вены с Германией и гетманом Скоропадским[48]. В дипломатических кругах Австро-Венгрии и Германии поездке Вильгельма в ставку Верховного германского командования в бельгийском Спа, необоснованно приписывалось стремление заручиться согласием германского императора относительно своей кандидатуры на украинский трон[49]. Масла в огонь тлевшего австро-германского конфликта подлили провокационные сообщения украинской печати в Галиции о якобы предстоящем смещении Скоропадского и замене его на посту гетмана эрцгерцогом Вильгельмом. В этой связи командование германской армейской группировкой «Эйхгорн-Киев», глубоко возмущенное подобными измышлениями вышедшей из-под контроля цензуры прессы, добивалось от генштаба Австро-Венгрии содействия в опубликовании официального опровержения[50].

23 августа 1918 г. командующий австро-венгерской «Восточной армией» А. Краусс направил ходатайство в генштаб Австро-Венгрии об отзыве Вильгельма из Украины. В качестве главной причины в нем фигурировали высказывания эрцгерцога, сделанные им в разговорах с местным населением, которые могли быть истолкованы как пропаганда в пользу своей кандидатуры и подрыв авторитета гетманской власти[51]. 27 августа 1918 г. последовал демарш германского посла в Вене граф Карла фон Веделя, безуспешно пытавшегося предотвратить возвращение Вильгельма на Украину, и утверждавшего, что правительство Скоропадского было сконфужено популярностью Вильгельма у недовольных властью элементов[52].

Возвращение Вильгельма на Украину в конце августа 1918 г. в должности командующего Легионом УСС было встречено с нескрываемым раздражением со стороны как австро-венгерских, так и германских дипломатических и военных инстанций. Возникшее у эрцгерцога намерение лично встретиться с гетманом и опровергнуть циркулировавшие слухи о цели его пребывания на Украине[53] встретило мощное сопротивление графа И. Форгача, полагавшего, что прибытие Вильгельма в Киев могло серьезно взбудоражить население, твердо убежденное в наличии у него претензий на украинский трон. В своем стремлении предотвратить встречу с эрцгерцогом в Киеве Скоропадский мог положиться на содействие немецких хозяев, заверивших своего ставленника в полной поддержке его решения[54].

В донесении графа И. Форгача министру иностранных дел С. Буриану от 29 августа 1918 г. со ссылкой на поступившие от командования «Восточной армии» сведения подчеркивалась неприемлемость дальнейшего пребывания УСС на Украине для нормализации отношений с Германией с учетом распространенного среди легионеров мнения, что их командующий выступает в качестве противовеса немцам[55].

Из материалов инициированного командованием «Восточной армии» расследования относительно образа действий и настроений в УСС на оккупированной территории, выдержка из которых была направлена 30 августа 1918 г. представителем МИД при Верховном командовании Австро-Венгрии графом Траутманнсдорфом Буриану, следовало, что «не выполнявшая приказы командования, подстрекавшая крестьян против существующих порядков и евреев, агитировавшая за отрыв Галиции от Монархии и объединение ее с Украиной, раздел помещичьих земель» воинская часть стала «орудием украинской ирреденты». Правителем Украины, границы которой должны были простираться до Карпат, военнослужащие УСС видели принца из Габсбургской династии, тогда как полномочия Скоропадского как гетмана ими не признавались. Командование «Восточной армии» добивалось перевода УСС на Юго‑Западный (Итальянский) фронт, где в случае мятежа легионеров с ними можно было расправиться по законам военного времени[56]. Решение о передислокации УСС с сохранением командных полномочий эрцгерцога было в целом одобрено генштабом Австро-Венгрии 7 сентября 1918 г., но с учетом возможного протеста украинских депутатов австрийского рейхсрата, речь не шла о переводе УСС на Итальянский фронт[57]. В качестве нового места дислокации УСС была определена Буковина, где легион должен был нести пограничную службу[58]. Разрешение вызванного возвращением эрцгерцога на Украину кризиса в австро-германских отношениях было связано с официальным государственным визитом гетмана Скоропадского в Германию в сентябре 1918 г., в ходе которого он сумел заручиться поддержкой Э. Людендорфа, обещавшего ему помощь в борьбе против эрцгерцога[59]

Решение о передислокации УСС в Буковину, принятое императором Карлом I (IV) 23 сентября 1918 г. объяснялось также заинтересованностью австро-венгерского монарха в скорейшем урегулировании «польского вопроса». Окончательным аргументом в пользу отзыва Вильгельма из Украины стала телеграмма А. Краусса, отправленная императору Карлу 23 сентября 1918 г., в которой указывалось на невозможность обеспечения личной безопасности эрцгерцога в условиях начавшейся революции[60].



[1] См.: Михутина И.В. Украинский Брестсткий мир. М., 2007.

[2] № 33. Копия секретного «галицийского протокола» // Крах германской оккупации на Украине (по документам оккупантам). /Под ред. М. Горького. М., 1936. С. 77-78.

[3] Там же. С. 79.

[4] Михутина И.В. Украинская народная республика: от замысла Украинского фронта против Четверного союза до украинского Брестского мира (ноябрь 1917 –февраль 1918 г.) // Первая мировая война и судьбы народов Центральной и Юго-Восточной Европы: очерки истории/ Отв. Ред. Е.П. Серапионова. М., 2015. C.596; Hagen M. von. War in a European Borderland; Occupations and Occupation Plans in Galicia and Ukraine 1914-1918. Washington, 2007. P. 87.

[5] Krauss A., Klingenbrunner F. Die Besetzung der Ukraine 1918 // Die Militärverwaltung in den von den österreichisch-ungarischen Truppen besetzen Gebieten. Wien, 1928. S. 363; Пиріг Р. Відносини України і Центральних держав: нетипова окупація 1918 року. Київ, 2018. С. 7. Одной из целей развернувшегося широким фронтом наступления – от Балтийского до Черного моря – было заставить советскую делегацию вернуться за стол переговоров в Брест-Литовске.

[6] Schmitz M. “Als ob die Welt aus den Fugen ginge”. Kriegserfahrungen österreichisch-ungarischer Offiziere 1914-18. Paderborn, 2016. S. 322.

[7] Dornik W. Die Besatzung der Ukraine 1918 durch österreichisch-ungarischen Truppen  // Die Besatzung der Ukraine 1918. Historischer Kontext – Forschungsstand – wirtschaftliche und soziale Folgen.  / Hsg. von W. Dornik und S. Karner Graz; Wien; Klagenfurt, 2008.  S. 150.

[8] Ibid., S. 151.

[9] Rauchensteiner M. The First World War and the End of the Habsburg Monarchy, 1914 – 1918. Wien; Köln; Weimar, 2014. P. 880.

[10] Krauss A., Klingenbrunner F.  Op. cit. S.364; Schmitz M. Op. cit. S. 324.

[11] Dornik W. Op. cit. S. 154

[12] Snider T. The Red Prince: The Secret Lives of a Habsburg Archduke. N.Y, 2008. P. 180.

[13] Baumgart W. Deutsche Ostpolitik 1918. Von Brest-Litowsk bis zum Ende des Ersten Weltkrieges. Wien; München, 1966. S. 134.

[14] № 29. Начальник австрийского генерального штаба министру иностранных дел Буриану, Баден, 13 июня 1918 г. // Крах германской оккупации на Украине (по документам оккупантам). /Под ред. М. Горького. М., 1936. С. 71-72; Hagen M. von. Op. cit. P. 89.

[15] 22. Januar 1918. Die Friedensverhandlungen mit den russischen Maximalisten und den Vertretern der Ukrainischen Republik // Protokolle des Gemeinsamen Ministerrates der Österreichisch-Ungarischen Monarchie (1914–1918). / Eingeleitet und zusammengestellt von Komjáthy Miklós. Budapest, 1966. S. 630.

[16] Ibid., S.629. Передача Украине по условиям мирного договора от 9 февраля 1918 г. спорной территории Холмского края была неприемлемой для будущего польского государства в составе державы Габсбургов. Она вызвала взрыв возмущения в польском обществе и спровоцировала в середине февраля 1918 г. мятеж в польском вспомогательном корпусе, сражавшимся в составе авсвтро-венгерской армии.

[17] Scheer T. Österreich-Ungarns Besatzungsmacht in Russisch-Polen während des Ersten Weltkriegs (1915-1918) // Zeitschrift fur Ostmitteleuropa-Forschung 58 (2009) H. 4. S. 544-545.

[18] Snider T. Op. cit. P. 175; Höbelt L. "Stehen oder Fallen?": Österreichische Politik im Ersten Weltkrieg. Wien, Köln; Weimar, 2015. S. 211.

[19] Snider T. Op. cit. P. 179.

[20] Lieb P., Dornik W.  The Ukrainian Policy of the Central Powers during the First World War //The emergence of Ukraine: self-determination, occupation, and war in Ukraine, 1917-1922 / Dornik W., Kasianov G., Leidinger H. , Lieb P.,  Miller А., Musial B., Rasevych V. Edmonton-Toronto, 2015. P. 70.

[21] Ibidem

[22] Он родился в семье эрцгерцога Карла Стефана, командовавшего австро-венгерским флотом на Адриатике. После выхода в отставку отца семья, державшаяся в стороне от придворной жизни, обосновалась в фамильном замке Живец, расположенном в западной Галиции. Представители польской аристократии, являвшиеся частыми гостями замка, нередко отзывались о русинском населении Галиции с нескрываемым пренебрежением и поголовно записывали его в «разбойники», на поиски которых однажды отправился юноша. Но вместо обещанных «разбойников» он познакомился с гуцулами, поразившими его своей простотой и сердечностью, после чего он перестал верить обвинениям польской аристократии. После окончания гимназии Вильгельм поступил в Терезианскую военную академию, которую окончил в начале 1915 г. На военной службе в 13-м уланском полку, большинство которого составляли русины, он научился читать по-украински. Поддерживал контакты с рядом украинских политических деятелей Галиции – бароном К. Гужковским, ставшим его наставником, депутатами австрийского рейхсрата К. Левицким, Н. Василько и познакомился с программой «украинского клуба». Чтобы сблизиться с солдатами 13-го уланского полка принял украинское имя «Василий». После внезапной смерти К. Гужковского его новым наставником стал митрополит А. Шептицкий, вернувшийся осенью 1917 г. из России. Вильгельм встречал его на Львовском вокзале как представитель правящей династии, будучи одетым в национальный украинский костюм - «вышиванку». После этого за ним закрепилось прозвище «Вышиванный», ставшее его псевдонимом. Планы создания независимого украинского государства он связывал с реформированием дуалистической структуры Монархии и создании на ее месте федерации в составе королевств Австрии, Венгрии и Богемии, объединенного воеводства южных славян и великого герцогства Украины со столицей в Киеве. Во главе всех частей федерации должны были стоять представители Габсбургской династии. После создания 5 ноября 1916 г. польского королевства, Вильгельм стал испытывать опасения, что будущая Польша поглотит Восточную Галицию с ее русинским населением и, используя родственные связи, обратился с идей создания независимого украинского государства к командующему австро-венгерской армией эрцгерцогу Фридриху, но получил отказ.  Считал угрозой украинским национальным интересам реализацию «австро-польского решения» и отстаивал план образования украинской коронной земли в составе Австро-Венгрии. См.: Rasevyč V. Ein habsburgischer König für die Ukraine? Wilhelm von Habsburg und Kaiser Karl I. // Karl I. (IV.), der Erste Weltkrieg und das Ende der Donaumonarchie / Hsg. von A. Gottsmann. Wien, 2007. S. 224-226.

[23] Snider T. Op. cit. P. 182.

[24] Ibid., P.183. Американский историк Т.Снайдер, который ссылается на свидетельство самого Вильгельма более позднего времени, полагает само собой разумеющимся открыто не обсуждавшийся между императором Австро-Венгрии Карлом I (IV) и эрцгерцогом Вильгельмом вопрос о коронации последнего королем Украины.

[25] Bihl W.  Die Ukraine- Politik Österreich-Ungarns im Ersten Weltkrieg // Die Besatzung der Ukraine 1918. Historischer Kontext – Forschungsstand – wirtschaftliche und soziale Folgen.  / Hsg. von W. Dornik und S. Karner Graz; Wien; Klagenfurt, 2008. S. 67.

[26] См.: обширный биографический комментарий, приведенный в 22-ой сноске.

[27] Golczewski F. Deutsche und Ukrainer 1914 -1939. Paderborn; München, 2010. S. 273.

[28] Басара-Тиліщак Г. Розвиток Української національної ідентичності на наддніпрянщині У 1917 – на початку 1919 років: Галицький чинник // Проблеми вивчення історії Української революції 1917–1921 років. 2010. № 5. С. 71-72.

[29] Терещенко Ю., Осташко Т. Український патріот із династії Габсбургів: наукове-документальне видання /. – Вид. 2-ге, допов. Київ, 2011. С. 45; Справоздання губерниального старости вiд 10 червня 1918, місто Катеринослав // Архів Української Народної Республіки. Міністерство внутрішніх справ. Справоздання губерніяльних старост і комісарів (1918–1920) / Упорядкував Валентин Кавунник. – Київ, 2017. C. 57. В частности, в отчете губернского старосты Екатеринославской губернии генерал-майора Черникова сообщалось, что по донесению уездного коменданта Верхнеднепровского уезда «водворению порядка мешают украинские офицеры, личность коих не выяснена. Они организуют вольное казачество, которое арестовывает милицию и идет против установленного строя».

[30] Рiпецький С. Украiнське ciчове стрiлецтво. Визвольна iдея i збройний чин. Нью-Йорк, 1956. С.438, 441,442-447.

[31] Монкевич Б. Г. Похід Болбочана на Крим: спогади сотника Армії УНР та його бойових побратимів: [мемуари] / [ред.-упоряд. Р. Коваль].  Київ, 2014. С.108-109; Думин О. Iсторiя легiону украiнських ciчових стрiльцiв 1914-1918. Львiв, 1936. C.255-256.

[32] Гирняк Н. Полк. Василь Вышиваний. Вiннiпег, 1956. C. 17.

[33] Терещенко Ю., Осташко Т. Указ. Соч. С. 40; Савченко В.А. Проект «Украина». Вольная Одесса– Одесская республика – Юго-Западный край (1917–1919). Харьков, 2013. С.127.

[34] Гирняк Н. Указ. соч. С. 42.

[35] № 92. Протокол допиту В. Габсбурга 23 вересня 1947 г. // Терещенко Ю., Осташко Т. Указ. Соч. С.285.

[36] № 77. Австрийский император Карл эрцгерцогу Вильгельму // Крах германской оккупации на Украине (по документам оккупантам). /Под ред. М. Горького. М., 1936. С. 154.

[37] Bihl W. Beiträge zur Ukraine-Politik Österreich-Ungarns 1918 // Jahrbücher für Geschichte Osteuropas. Jg. 1966. H.1. S. 52.

[38] № 131 Biдозва Київського Военно-Революцїйного Комїтету // Нiмецько-австрiйська iнтервенцiя на Украiнi. Т. 1 / Центр. арх. управа УССР "Арх. радян. Украiни"; пiдгот. П. Пташинський. Київ, 1933. С.171.

[39] № 700. Baden, 1. Juni 1918, Trautsmannsdorf an Burian: Übersendung der Abschrift eines Berichtes des k.u.k. 2.AK.  betreffend Gerüchte in der Ukraine über eine Thronkandidatur Erzherzog Wilhelms. Informative Anfrage der DOHL beim k.u.k AOK betreffend Anwesenheit Erzherzog Wilhelm in der Ukraine // Ereignisse in der Ukraine 1914 - 1922 deren Bedeutung und historische Hintergründe.  Von T. Hornykiewicz. Bd. 3. Philadeiphia, 1968. S. 337-338.

[40] Скоропадський П. П. Спогади. Кінець 1917 - грудень 1918 = Memoirs. End of 1917 - december 1918 / Павло Скоропадський; голов. ред. Я. Пеленський; НАН України, Ін-т укр. археографії та джерелознавства імені М. С. Грушевського [та ін.]. – Київ; Філадельфія: [б.в.], 1995. C. 239.

[41] Tagebuch und Aufzeichnungen Wilhelm Groeners // Von Brest-Litovsk zur deutschen Novemberrevolution: aus den Tagebüchern, Briefen und Aufzeichnungen von Alfons Paquet, Wilhelm Groener und Albert Hopman, März bis November 1918 / Hsg. von W. Baumgart. Göttingen, 1971. S. 402, Eintrag. von 2 Juli 1918.

[42] Гирняк Н. Указ. соч. С.28.

[43] Golczewski F. Op. cit. S.280.

[44] № 701. Kiew, 16. Juni 1918, Forgách an Burian: Bericht über die missbilligende Verlegenheit der k.u.k. Militärbehörden, Verstimmung der Deutschen sowie Argwohn des Hetmans wegen der Anwesenheit und politischen Mission Erzherzog Wilhelms in der Ukraine //  Ereignisse… S. 339.

[45] № 702. Wien, 19. Juni 1918, Burian an Marsovsky, Hofzug: Bitte um die Weiterleitung des Antrages an den Kaiser betreffend die Abberufung Erzgerzog Wilhelms aus der Ukraine und seine Verwendung auf einen anderen Kriegsschauplatz // Ibid. S. 340- 341; Golczewski F. Op. cit.   S.279.

[46] Pucher R. Ukraine 1918 in offiziellen österreichischen Dokumenten. Wien, 2007. S. 51.

[47] № 92. Протокол допиту В. Габсбурга 23 вересня 1947 г. // Терещенко Ю., Осташко Т. Указ. Соч. С.282-283. Несмотря на это, император Карл I (IV) 14 сентября 1918 г. обратился к державам Антанты с отклоненным ими предложением заключить мир, что было истолковано Германией как «серьезная угроза для Союза». См.: Broucek P. Karl I. (IV.): der politische Weg des letzten Herrschers der Donaumonarchie. Wien, Köln; Weimar, 1997. S. 150.

[48] № 705. Kiew, 9. Juli 1918, Forgách an Burian:  Mitteilung über die Befriedigung des Hetmans sowie deutscher Kreise  über die Abberufung Erzgerzogs Wilhelms // Ereignisse…S. 342-343.

[49] № 707, Baden, 3. August 1918, Trautsmannsdorf an Burian: Mitteilung über die bevorstehende Reise Erzgerzog Wilhelms zu Kaiser Wilhelm II. sowie über die weitere Beibehaltung seines Kommandos in der Ukraine  // Ibid. S. 343; № 713, Reichenau, 21. August 1918, Marsovsky an Burian: Dementierung der vertraulichen Mitteilung des deutschen Botschafters betreffend angeblich beabsichtigte Bitte Erzgerzog Wilhelms um die Unterstützung Kaiser Wilhelms für seine ukrainische Thronkandidatur // Ibid. S. 348-349.

[50] № 706, Lublin, 30.Juli 1918, Hauenschield an Burian: Bitte um Entscheidung, ob die Nachricht über Rücktrittsabsichten Skoropadskyjs zugunsten Erzgerzog Wilhelms zur Publikation zuzulassen wäre // Ibid. S. 343; № 708, Baden, 7. August 1918, Das k.u.k AOK an das k.u.k. Min. d. Äussern: Bitte um ein präzises Dementi betreffend die in einer Lemberger ukrain. Zeitung gebrachten Nachricht über die unmittelbar bevorstehenden Rücktritt des Hetmans zugunsten Erzgerzog Wilhelms. Verstimmung bei den Deutschen in der Ukraine //Ibid. S.344.

[51] № 716, Baden, 23. August 1918, Trautsmannsdorf an Burian: Über die Begründung des vom k.u.k. Kommando des Ostarmee gestellten Antrages  betreffend die Abberufung Erzgerzog Wilhelms aus der Ukraine // Ibid.  S. 351-352.

[52] № 717, Wien, 27. August 1918,   Tagesbericht des Referates I des k.u.k. Min. d. Äussern an Burian: Über die Démarche des deutschen Botschafters betreffend  unerwünschten Aufenthalt Erzgerzog Wilhelms in der Ukraine // Ibid.  S. 352

[53] Скоропадський П. П. Указ. Соч. C. 239.

[54] № 720, Kiew, 3. September 1918, Forgách an Burian:  Über die ablehenende Stellungnahme des Hetmans zur Frage des von Erzgerzog Wilhelm beabsichtigten Besuches bei ihm in Kiew // Ereignisse… S. 357.

[55] № 718, Kiew, 29.August 1918, Forgách an Burian:  Bericht über den Unwillen des k.u.k. A.K. Ost. wegen Ablehnung seiner wiederholten Anträge betreffend Verwendung der Ukr. Legion ausserhalb der Ukraine sowie über die Unzufriedenheit der deutschen Behörden in der Ukraine wegen der Rückkehr Erzgerzog Wilhelms // Ibid.  S. 353. Эрцгерцог Вильгельм выступал против внешнеполитической ориентации украинцев на Германию и поляков, поскольку, по его мнению, «первая всегда будет на стороне русских, а вторые постоянно обманывают и предают».  Лучшим союзником для Украины была, по его мнению, Великобритания, заинтересованная в кавказской нефти. См.: Гирняк Н.Указ. Соч. С.27.

[56] № 719, Baden, 30. August 1918, Trautsmannsdorf an Burian: Bericht über ein sehr belastendes Ergebnis militärischer gerichtlichen Erhebungen gegen die Ukr. Legion sowie  über die Möglichkeit einer Auflösung Legion als eine der zweckmässigsten Massnahmen zur Lösung der Frage angeblicher politischer Tätigkeit Erzgerzog Wilhelms in der Ukraine // Ibid. S. 355.

[57] Bihl W. Bihl W. Beiträge… S. 56.

[58] № 721, Baden, 7. September 1918, Trautsmannsdorf an Burian: Über die im Prinzipe beschlossene Verlegung der Ukr. Legion aus der Ukraine unter weiterem Kommando  Erzgerzog Wilhelms // Ereignisse… S. 357.

[59] Baumgart W. Op. cit. S. 329.

[60] Snider P. Op. cit. 207-208.



Рассказать о публикации коллеге 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2020 Исторические Исследования

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.