Круглый стол «Феномен лидерства после Второй мировой войны и до наших дней» (тезисы докладов)
Круглый стол «Феномен лидерства после Второй мировой войны и до наших дней» (тезисы докладов)

17 декабря 2019 г. студенты 2 курса магистратуры и преподаватели кафедры новой и новейшей истории исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова провели дебаты на тему «Лидерство в послевоенное время». Рассматривая примеры лидеров из разных стран, участники постарались найти ответы на вопросы, как человек становится лидером, в чем заключается секрет успеха, как влияет контекст на появление лидера, существует ли контроль за лидером извне, как лидер сохраняет или меняет свои качества под воздействием внешних факторов в современных условиях, в чем заключается ценность лидерства на сегодняшний день, нужны ли вообще обществу лидеры и т.д.

Особенности политического лидерства Ш. де Голля (Наумова Н.Н., кандидат исторических наук, доцент кафедры новой и новейшей истории исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова)

Феномен лидерства является вневременной категорией: лидеры были в античности, есть они и сейчас – среди политиков, общественных деятелей, в культурных сообществах, на производстве и в быту. Проблема политического лидерства, в первую очередь мотивы поведения и методы управления государственного деятеля, особенно в сложные переходные периоды, связанные с глубокими политическими трансформациями, социальными сдвигами, экономическими экспериментами, приобретает важное общественно-политическое звучание. Политическое лидерство по-разному трактуется в современной науке. Наиболее верным кажется определение, данное французским ученым Ж. Блонделем, который писал, что политическое лидерство – это «власть, осуществляемая одним или несколькими индивидами с тем, чтобы побудить членов нации к действию».

В послевоенной Франции наиболее ярким и неординарным политическим лидером небезосновательно считается генерал де Голль, два раза возглавивший страну в тяжелые моменты ее истории – в период освобождения Франции от нацистской оккупации в качестве председателя Временного правительства (1944-1946 гг.) и в момент обострения алжирского кризиса в 1958 г., падения Четвертой республики и учреждения Пятой. И в середине 40-х гг., и в конце 50-х де Голль был вынужден создавать новые органы государственного управления, разрабатывать конституционные основы французской государственности, решать наболевшие социальные проблемы, добиваться укрепления авторитета Франции на международной арене. Де Голль смог приобрести в обществе такое положение, которое свидетельствовало о его способности «направлять и организовывать коллективное поведение некоторых или всех его членов». Цель де Голля стать «вождем нации», объединить и добиться ее процветания явилась побудительным стимулом для разработки его «командой» государственных программ (по решению общественных задач) и способов их реализации. Ему удалось в течение 10 лет, возглавляя Пятую республику, превратиться в символ национальной общности, соединив в своей политике элементы и политического лидерства, и политического руководства.

Среди многочисленных типов политических лидеров, предложенных современными социологами, политологами и психологами, применительно к стилю руководства де Голля можно использовать несколько из них:

  1. Лидер-«пожарный», который ориентирован на решение самых острых, внезапно появившихся проблем, чьи действия зависят от конкретной политической ситуации. О «пожарной команде» де Голля буржуазная пресса заговорила в разгар холодной войны и массовых социальных выступлений во Франции (1947-1948 гг.) как об альтернативе коалиционным центристским кабинетам Четвертой республики, не способным в течение длительного времени стабилизировать внутриполитическую обстановку.
  2. Лидер-«знаменосец», которого отличают свое, особое видение действительности, привлекательный идеал, способность воодушевить широкие массы и повести их за собой. В 1944‑1945 гг., как и на рубеже 50-х гг., де Голлю удалось привлечь к своей личности большинство французского населения лозунгами восстановления и укрепления государственности, установления в стране порядка, введения широкого социального законодательства, возвращения Франции ранга великой державы.
  3. «Харизматический лидер», который умеет окружать себя таинственностью, аурой исключительности и непогрешимости; он способен сплотить вокруг себя преданных соратников, безоговорочно верящих своему «вождю». Именно это мы наблюдаем на заре политической карьеры генерала де Голля, создавшего летом 1940 г. в Лондоне антифашистскую патриотическую организацию «Свободная Франция». Вокруг него сложилась группа «голлистов первого часа», среди которых он пользовался непререкаемым авторитетом и тогда, и в дальнейшем.

Политическому лидеру присущи определенные качества:

  1. Природные: сила характера, воля, магнетизм личности, решительность, интуиция. Все это отличало де Голля. В годы Второй мировой войны он смог противостоять очевидному неприятию Рузвельта, переменчивому поведению Черчилля, давлению Сталина. Де Голль первым на Западе выдвинул концепцию разрядки напряженности в отношении социалистического лагеря и способствовал ее превращению в жизнь. Уже в 60-е гг. он предсказал неизбежность демократической трансформации государств Восточной Европы.
  2. Нравственные качества: честность, благородство, верность общественному долгу, ответственность за принимаемые решения, забота об общественном благе, внимание к простым людям. Представляется, что генерал де Голль обладал многими из них. Во всяком случае, его имя никогда не было связано ни с каким коррупционным скандалом, а о его честности, скромности в быту и героическом служении Отечеству известно из фактов его биографии, мемуаров голлистов и публикаций в СМИ.
  3. Профессиональные качества лидера: государственная мудрость, умение быстро и точно ориентироваться в сложившейся обстановке, профессионализм в принятии политических решений, аналитические способности, умение использовать ситуацию в свою пользу. Эти качества в полной мере были присущи де Голлю. Примером может послужить его поведение после алжирского путча 13 мая 1958 г., которым генерал воспользовался, чтобы вернуться к власти. Или его политическая ловкость осенью 1943 г., когда де Голлю удалось единолично возглавить ФКНО, фактически сместив с должности сопредседателя ставленника американского президента генерала А. Жиро.

Важно также подчеркнуть, что у де Голля в годы Второй мировой войны окончательно сложилась концепция «национального величия Франции», главные положения которой легли в основу не только программ всех голлистских объединений (как Четвертой, так и Пятой республик), но и государственной стратегии де Голля. Его политические убеждения – четко сформулированные, понятные и широко разрекламированные, были приняты многими французами и, конечно же, влияли и на правительственную политику, и на ту политическую среду, которая сформировалась в послевоенной Франции, а сам президент выступал в роли «лидера-идеолога». Многие голлистские идеи – важность сохранения национального суверенитета, значительная роль государства в социально-экономической сфере, ведущее положение Пятой республики на европейском интеграционном поле, стратегия франкофонии и поныне берутся на вооружение французскими политическими лидерами. Все президенты Пятой республики – неважно левых или правых политических взглядов – отдавали и отдают дань голлистской традиции, в том числе методам политического руководства страной, которые были присущи генералу де Голлю.

Франсуа Миттеран – первый президент социалист Пятой республики (Канинская Г.Н., доктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой всеобщей истории ЯрГУ имени П.Г.Демидова)

Ретроспективный взгляд на эволюцию политической системы Пятой республики в ХХ веке не оставляет сомнения в том, что в её истории чётко обозначились «две эпохи» - голлистская и миттерандистская. Не случайно при нынешнем президенте Франции Э. Макроне в научном сообществе разгорелась дискуссия о «голло-миттерандизме» в оценках места страны в глобализирующемся мире.

Между тем, Ф. Миттеран после образования в 1958 г. Пятой республики вошёл в политическую жизнь как лидер левой оппозиции де Голлю, выступив с резкой критикой нового режима и главным соперником во время президентских выборов 1965 г. И тем не менее, по словам последнего президента социалиста Ф. Олланда, Ф. Миттеран восхищался де Голлем. 

Начало складывания левой оппозиции было непростым. В 1965 г. Ф. Миттеран выставил свою кандидатуру от Федерации демократических и левых сил (ФДЛС), проиграв де Голлю. Однако, можно сказать, что из проигрыша он получил победу, существенно обновив социалистическое движение, создав в 1971 году ныне существующую социалистическую партию (ФСП), а главное – подписав в 1972 г. Совместную программу левых сил о единстве действий ради прихода к власти с коммунистической партией (ФКП). Программа предполагала «разрыв с капитализмом» и спустя 9 лет, в 1981 г., обеспечила Ф. Миттерану победу на президентских выборах под лозунгом «изменить жизнь». 

Ф. Миттеран – на сегодня единственный президент Пятой республики, которому удалось полностью «отбыть» два президентских срока по 7 лет, чему во многом поспособствовали его лидерские качества. Его политическая стратегия, дружеские связи с соратниками по партии и вне ФСП позволили Ф. Миттерану не только удерживать власть, но и принимать нелёгкие решения. Так, он сумел понять и принять то, что «изменить жизнь» в рамках той программы, благодаря которой он был избран президентом, по объективным причинам не удалось. Наряду с этим, Ф. Миттерану удалось приспособиться голлистской к Конституции Пятой республики и ввести такой стиль правления, как «сосуществование» левого президента и правых премьер-министров в 1986-1988 гг. и 1993-1995 гг. Наконец, тактика «открытия» центру во время президентской кампании 1988 г., прочно вошла в политическую практику современной Франции. Несомненных и, по мнению некоторых специалистов, самых значительных позитивных результатов Ф. Миттерану удалось достичь в продвижении интеграционных процессов в Европе. Как сказал об этом Ф. Олланд, «построить Европу, не разрушив Францию».

За время президентства Ф. Миттеран неоднократно подвергался резкой критике у себя в стране, однако умел держать удар. Его главной заслугой остается то, что он прочно утвердил у власти левые политические силы. В то же время не лишено основание заявление Ф. Миттерана о том, что Франция никогда не была «левой страной, и, чтобы не отступить с избранного пути, необходимо широкое объединение». Можно согласиться с мнением Ф. Олланда о том, что президентство Ф. Миттерана «остаётся примером, его политическое видение образцом, а фигура – загадкой».

Один в поле не воин или шведская концепция управления (Корунова Е.В., кандидат исторических наук, доцент, заместитель заведующего кафедры новой и новейшей истории исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова)

В практике шведского менеджмента, как и в самой Швеции, правит концепция «лагом» (”lagom”) – достаточно. А руководящая должность является синонимом не власти, а ответственности.

Таким образом скандинавский тип управленца подразумевает, что человек, занимающий руководящую должность, проявляет открытость, советуется с коллегами и выстраивает отношения с подчиненными, основываясь на принципе доверия. Он не стремится вскарабкаться по карьерной лестнице, принимая выпавшую на его долю должность как долг перед обществом. При этом амбиции становятся его злейшим врагом, с которым он обязан бороться или скрывать. При получении повышения человек фактически «обнуляется». Руководитель становится истинным лидером, если он не теряет связи со своими подчиненными. Это означает, что он должен оставлять эмоции вне работы, стараться вникать в проблемы коллег. Как любому человеку ему свойственно ошибаться и уставать, а значит, ему нужно помогать.   

В скандинавских странах сложилась уникальная система, при которой исповедуется культ индивидуализма, но человек обретает ценность в коллективе, в рамках корпорации. Следовательно, руководитель или лидер обязаны считаться с правилами общежития, иными словами, установленными социальными нормами.  Ярким примером является появление в середине XIX в. «народных движений» (”folkrörelse”), ставивших своей целью достижение блага для своих членов. Одним из главных принципов таких обществ стало стремление к формированию доброжелательности в обществе (”vänlighet i samhället”). А главной характерной чертой таких народных обществ стала всесословность. Так, благодаря деятельности подобных объединений изменилась социальная роль женщин, и как следствие в обществе стал проявляться интерес к идеям равноправия, которые с годами вышли за пределы исключительно взаимоотношения полов.  

Пионерами в политике, изменившими представление о государственном лидере, стали шведские социал-демократы. Социал-демократическая рабочая партия Швеции «родила» плеяду блестящих политиков, снискавших любовь своих соотечественников за демократичность и скромность. Известный политик, глава партии и премьер-министр Швеции Пер Альбин Ханссон претварил в жизнь уникальную концепцию «Дома народа» (”Folkhemmet”) - «дома» для всех граждан Швеции, где солидарность является естественной, а взаимопомощь – инстинктивной. Партия при П.А. Ханссоне обрела политическую мощь, обеспеченную сплоченностью и сознанием политической ответственности.

Своим личным примером «отец народа» – сын каменщика, окончивший лишь четыре класса школы, доказывал возможность тесного, основанного на обоюдном доверии взаимодействия власти и народа. Весьма показательной стала смерть политика: он умер, на остановке общественного транспорта по пути на работу.

Другой блестящий шведский политик – Улоф Пальме, которого называли «золотым мальчиком» социал-демократии за то, что он вопреки своему происхождению сделал выбор в пользу Социал-демократической рабочей партии Швеции, и всю свою сознательную жизнь был предан идеалам классового равноправия и слыл неравнодушным борцом за права человека, наоборот, подвергся критике со стороны своих сограждан за лидерские качества, исключавшие пресловутое шведское ”lagom”. Его критиковали за бескомпромиссность, несговорчивость, прямолинейность, излишнюю эмоциональность и игнорирование мнение коллег. При всей популярности У. Пальме в Швеции и мире он не стал примером идеального лидера для шведского обывателя.

Таким образом, концепция нового лидерства получила развитие в Швеции в период формирования скандинавской модели общества, став ее неотъемлемой частью. Но описанный вначале образ грамотного руководителя прижился в Скандинавии не сразу. Прошло более полувека, прежде чем он стал нормой для общества. Сегодня лидер – это не отдельно существующая личность, а представитель группы людей, выражающий мнения сообщества, которому он принадлежит. Так, на вопрос, должен ли руководитель знать ответы на все вопросы положительно отвечают 74% респондентов из России и только 7% из Швеции.

«Нужны ли обществу лидеры?» (Воскресенская А.Н., магистрант кафедры новой и новейшей истории исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова)

Вопрос о роли лидерства и важности фигуры лидера для общества является остро дискуссионным по сей день.

Наличие лидера – важная составляющая каждого общества.  Не стоит оспаривать тот факт, что в любой сфере нашего социума, будь то политическая, экономическая, научная или же культурная сфера, существует сильная личность, обладающая способностью мотивировать окружающих на совершение различных действий. Таким образом, лидер – это человек, способный сплотить вокруг себя людей для реализации определённых целей, тем самым, содействуя последующему прогрессу и движению общества вперёд.

История богата множеством примеров успешных и порой нестандартных в достижении цели людей, которые сумели добиться авторитета и стали лидерами в различных областях деятельности. В качестве примера, стоит сказать пару слов о выдающемся человеке, талантливом американском учёном, который является основоположником современной кибернетики, и бесспорно одним из лидеров в данной области, - Норберте Винере.

В условиях развития современного технологического прогресса большинство из нас попросту не могут представить свою жизнь без, совсем недавно ворвавшегося в нашу жизнь, Интернета. Безусловно, появление Всемирной сети – яркий показатель общественного развития (прогресса). Именно школе Винера принадлежит ряд работ, которые, в конечном счете, привели к рождению, всеми привычного нам, Интернета.

Норберту Винеру одному из первых удалось понять, что появление цифрового компьютера поднимает вопрос о качественно новом уровне взаимодействия (коммуникации) человека с машиной. Сегодня, когда абсолютно каждый персональный компьютер снабжен разнообразием интерактивных устройств, можно говорить о том, что многое уже достигнуто, однако тогда, в 50-х годах, сосуществовали диаметрально противоположные взгляды на роль и место вычислительных машин.

Ученый, ещё тогда полагал, что вычислительные машины должны обладать лишь функцией инструмента, средства для переработки данных и средства для коммуникации, а человек – функцией извлечения полезной информации.

В 1948 г. учёным был организован научный семинар, на котором специалисты разного уровня обсуждали вопросы по созданию компьютерной «Сети» мирового масштаба.

По итогам данного семинара были выдвинуты важные идеи по созданию особенных вычислительных машин, обладающих специальными инструментами, способные обеспечить коммуникацию между человеком и окружающим его Миром. 

Таким образом, в контексте рассмотрения становления и эволюции информационных технологий, вклад Норберта Винера имеет большое значение. Ему удалось реализовать на практике качества идейного лидера, побудившие общество на дальнейшее развитие в области IT-технологий.

Мартин Лютер Кинг: лидер, изменивший историю (Гущина В.В., магистрант кафедры новой и новейшей истории исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова)

На примере Мартина Лютера Кинга мы постараемся ответить на два важных вопроса, связанных с таким феноменом, как лидер/лидерство.

Нужны ли обществу лидеры?

Мартин Лютер Кинг был одним из самых выдающихся общественных деятелей, когда-либо боровшихся за права человека. За свою недолгую жизнь он возглавил борьбу против расовой сегрегации, которая закончилось отменой так называемых «законов Джима Кроу», действовавших в США с 1890 г. и ограничивавших права афро-американского населения, а также получил Нобелевскую премию мира в 1964 г. за борьбу против расового неравенства ненасильственными методами. Опираясь на свой опыт проповедника, Мартину Лютеру Кингу удавалось своими речами воздействовать на большое количество людей. Самая знаменитая его речь «У меня есть мечта», произнесенная во время марша в 1963 г., призывала создать в стране такое будущее, в котором люди будут судимы по своим личностным качествам, а не по цвету кожи. Его деятельность поспособствовала принятию «Закона о гражданских правах» в 1964 г., запрещавшего расовую дискриминацию в сфере торговли и услуг и при приёме на работу, а также «Закона об избирательных правах» в 1965 г.

На примере этого выдающегося человека можно заметить, что ценность лидерства неоспорима. Несмотря на возраставшее возмущение и уже имевшиеся протесты к моменту выхода Мартина Лютера Кинга на сцену борьбы, именно влияние его харизматичной личности, с одной стороны, и предложенные им методы борьбы, с другой стороны, создали основу для конца расовой дискриминации в США.

Что первично: лидер или контекст?

Безусловно, в случае Мартина Лютера Кинга контекст первичен. В стране уже долгое время существовали проблемы с расовой дискриминацией, отраженные в вышеупомянутых «законах Джима Кроу». Так, многие магазины и рестораны могли отказать представителям темнокожего населения в обслуживании. 1950-е гг. были отмечены вспышками недовольства. Например, в декабре 1955 г. Роза Паркс отказалась уступить место в автобусе белокожему пассажиру, после чего была задержана. За этим событием последовал знаменитый бойкот автобусных линий в Монтгомери, лидером которого выступил Мартин Лютер Кинг.

Таким образом, под влиянием ситуации в стране он выступил за то, во что по-настоящему верил. Не ограничившись одним бойкотом, Мартин Лютер Кинг продолжил борьбу, вдохновляя на неё других, и стал, на наш взгляд, истинным лидером, положившим начало серьезным изменениям в своей стране. В честь его деятельности в США ежегодно отмечается День Мартина Лютера Кинга.

Теория и практика современного лидерства (Дейкарханов Н.Р., магистрант кафедры новой и новейшей истории исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова)

Народными лидерами становятся лица, способные в конкретной исторической конъюнктуре определить социально значимые цели и мобилизовать массы для их достижения. Лидер зависит от исторической эпохи, традиций, грандиозности преобразований, одним словом – подчинен историческому контексту.

Лидерство само по себе, а также список задач, которые лидеру необходимо решить, определяются контекстом. Каждая конкретно-историческая ситуация требует определенного лидера, с присущими именно ему личностными характеристиками. В то же время, реализация поставленных социально значимых планов напрямую зависит от лидера и его черт личности. Таким образом, контекст определяет тип лидера и стиль его руководства, в то время как личность лидера является главным фактором, определяющим успех в решении поставленных проблем и влияющим на дальнейший ход истории. Так, например, с одной стороны, популярность среди широких масс (и сам факт прихода к власти) Фиделя Кастро носит ситуативный характер, с другой стороны, озабоченность Фиделя Кастро собственной безопасностью и его способность «выходить из передряг» живым, а также многие другие его личностные характеристики сформировали последующую историю Кубы такой, какой мы ее знаем сегодня.

Глобализация породила тренд на лидерство неполитических персон, это могут быть предприниматели, главы корпораций или представители творческих профессий. Как определить лидера? Главное, чтобы лидер выполнял соответствующие функции. Исследователи дают разные определения лидерству, но сходятся в одном: лидер = влияние. Лидер - лицо, за которым определенное сообщество признает право на принятие решений, наиболее значимых с точки зрения общественного интереса. Данное лицо регулирует взаимоотношения в группе, отстаивает ее ценности в межгрупповом общении, влияет на формирование внутригрупповых ценностей и в некоторых случаях символизирует их. Специфика современного лидерства заключается в том, что в условиях глобализации возрастает значение лидеров международных организаций или компаний.

Появление и деятельность лидера-политика определяется конкретной политической культурой. Исследователи относят современных политических лидеров к лидерам третьего уровня. В чем принципиальное отличие? Личностные характеристики, имеющие значение в традиционном понимании лидерства, на третьем уровне, как правило, не оказывают решающего влияния, а инструменты прихода к власти зачастую отличаются. Так, например, Трамп использовал особенности избирательной системы США, что принесло ему победу на выборах, но, как известно, он проиграл по количеству голосов избирателей своему конкуренту Хиллари Клинтон.

Приводит ли развитие технологий к демократизации информации и прессы (Дудченко М.Ю., магистрант кафедры новой и новейшей истории исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова)

Несмотря на стремительно развивающиеся технологии и увеличение доступности информации для общества, правительства современных государств до сих пор обладают большим влиянием над СМИ и имеют большие возможности их цензуры в том или ином виде. По данным организации «Репортёры без границ» лишь в 15 странах мира пресса полностью свободна, еще в 28 ситуация с ней «удовлетворительна». США находятся в рейтинге свободы прессы на 48 месте, согласно оценкам экспертов в стране наблюдаются «заметные проблемы» с состоянием свободы СМИ. Таким образом, появляется вопрос, действительно ли развитие информационных технологий способно полностью обеспечить обществу среду свободной информации и гарантировать свободу слова?

Согласное исследованиям Сергея Гуриева и Дэниэла Трейсмана, современные авторитарные государства концентрируются прежде всего на контроле прессы для создания благоприятного общественного образа внутри страны. Гуриев и Трейсман называют такие страны «информационными автократиями» - ученые относят к ним Венгрию, Турцию, страны постсоветского пространства. Так как развитие информационных технологий приводит не только к появлению новых средств передачи и раскрытия информации, но и возможностей по ее контролю, в таких государствах власть монополизирует ресурсы, позволяющие ей убедительно управлять СМИ. Главным оружием становится возможность «скрыть» цензуру – в модели Гуриева и Трейсмана большая часть населения таких стран не осознает, что какая-то информация им недоступна. Подобную точку зрения высказывают и Тибериу Драгу и Йоанатан Лупу в статье «Does Technology Undermine Authoritarian Governments?». Согласно их оценкам, развитие информационных технологий позволяет лидерам авторитарных стран концентрировать в своих руках больше ресурсов для обеспечения цензуры, чем разрозненным не связанным друг с другом агентами сети. Таким образом, основой власти подобных режимов становится «имитация» демократии при полном контроле медиасферы.

Однако было бы ошибочно считать, что подобные проблемы затрагивают лишь страны с авторитарными или гибридными режимами. Так, ситуации с утечкой конфиденциальной информации через ресурсы WikiLeaks или информация Эдварда Сноудена не привели к значимым потрясениям во власти США, несмотря на отсутствие прямой цезнуры. При этом и Джулиан Ассанж, и Эдвард Сноуден, и Челси Мэннинг поверглись репрессиям со стороны государств, затронутых утечками, несмотря на общественную поддержку. А опубликованное 9 декабря 2019 года в газете «Вашингтон пост» так называемое «Афганское досье», которое сообщает подробности начала войны в Афганистане и приводит доказательства сокрытия от общественности ожидаемого недостижения поставленных целей и высоких потерь, в целом осталось незамеченным общественностью.

Таким образом, в современную эпоху, несмотря на наличие большого количества средств для появления свободной информации, лидеры защищены от его воздействия различными средствами сильнее, чем когда-либо в истории. Контроль над медиа становится сильнее благодаря концентрации ресурсов, и эта ситуация затрагивает не только существующие авторитарные и гибридные режимы, но и создаёт проблемы в тех странах, которые мы привыкли считать демократическими.

The Beatles: феномен влияния, выходящего далеко за пределы мира музыки (Камалиев Р.Р., магистрант кафедры новой и новейшей истории исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова)

The Beatles – одновременно дети и творцы своей эпохи. Это не только качественная музыкальная группа, но и мощный продюсерский проект.

По окончании Второй Мировой войны на Западе, пожалуй, впервые в истории цивилизации формируется особый молодежный рынок. Значительная часть взрослого населения ведущих капстран, особенно США и Великобритании, начинает располагать средствами, позволяющими выдавать своим отпрыскам не только деньги на карманные расходы, но и весьма крупные суммы. Подрастающее поколение, тем не менее, не ответило старшему благодарной покорностью, а, напротив, едва ли не больше, чем когда-либо, исполнилось духом протестов против существующих устоев. Предприимчивые коммерсанты быстро уловили наметившийся тренд и способствовали раскрутке новых музыкальных жанров, прежде всего, рок-н-ролла и его производных. Направление возникло не на голом месте, отвечало запросам молодежи, но, главным образом, именно усилиями продюсеров просто талантливые исполнители превращались в кумиров миллионов. Американские продюсеры поначалу действовали успешнее, чем визави с Туманного Альбиона, но в определенный момент ввиду форс-мажорных обстоятельств карьеру приостановило сразу несколько ведущих американских исполнителей, Элвис Пресли, Литл Ричард, Чак Берри, погиб Бадди Холли. А свято место, как известно, пусто не бывает. Конъюнктура оказалась выгодна для выдвижения на первый план британских коллективов. На Острове их к рубежу 1950-60-х гг. возникло огромное множество, в одном только портовом Ливерпуле – несколько сотен, в связи с чем даже появился термин «мерсибит». Все эти группы, более или менее одаренные, так или иначе вписывались в ткань эпохи, так почему же беспрецедентный успех ждал именно «жуков»? Не умаляя трудолюбие «битлов», значимым фактором их взлета считаю решение исполнителей сотрудничать с менеджером Брайаном Эпстайном, внесшим основной вклад в пиар группы, студийная запись концептуальных альбомов, приглашение на ведущие американские вечерние шоу, таким образом, практически безупречно определяя, что принесет квартету славу (вместе с тем, стоит отметить и то, что контракт носил кабальный характер). Однако сохранение мест на вершине чартов на протяжении не года-двух, а почти десятилетия, несомненно, свидетельствует о непрерывной творческой динамике группы, сочетания наиболее простых и понятных форм с экспериментальными, в результате чего мелодии становились лейтмотивом своего времени. «Если хотите услышать мотив 60‑х – поставьте Beatles», - высказался на этот счет американский композитор Аарон Копленд.

Участники The Beatles стали настоящими лидерами общественного мнения, их примеру следовали массы.

Говоря о степени влияния The Beatles, в первую очередь, на фанатов, некорректно ограничиться областью музыки и шоу-биза. Ливерпульская четверка воспринималась миллионами едва ли не как новые мессии, поклонники внимали не только текстам песен, но и вообще каждому слову и шагу своих кумиров. Это позволило Джону Леннону в нашумевшем интервью заявить, что «Мы (рок-кумиры) более популярны, чем Иисус». Благодаря «Битлз» стала популярна прическа моп-топ (францусзкое каре), галстуки-«селедки», ботинки-«челси». Но не только гардеробы, но и духовные потребности начали формироваться под влиянием вкусов объектов обожания. Увлечение Харрисона и Леннона восточной культурой привело к буму на йогу и медитативные практики, идеи пацифизма и свободной любви, проповедуемые Джоном Ленноном, сделали его иконой движения хиппи. Леннон со своей супругой, японской художницей Йоко Оно, активно выражал недовольство войной во Вьетнаме, подчеркивая, что «Генри Форд знал, как продавать автомобили с помощью рекламы. Я и Йоко «продавали» мир. Многим это казалось смешным, но многие начинали задумываться». Таким образом, участники The Beatles осознанно начали оказывать, как минимум, косвенное влияние на мировую политику и самое что ни на есть прямое на умы масс. К сожалению, влияние не всегда было позитивным, так многие усматривают в творчестве The Beatles пропаганду наркотических веществ. Так или иначе, очевидно, что масштабы влияния группы, объясняемого целой совокупностью факторов, включая благоприятствующую социально-экономическую обстановку и успешную концепцию, сделали The Beatles лидерами как масскульта, так и авангардами моды и духовной сферы, воздействующими также на политический процесс, и задающими модель на будущее.

Лидерство в современном мире (1945-н.в.) (Китаев Д.А., магистрант кафедры новой и новейшей истории исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова)

Каждое поколение считает, что оно отличается от предыдущего, и я не стану новатором, если скажу, что лидерство в современном, послевоенном мире, очень сильно отличается от лидерства в первой половине ХХ века и ранее. Если в 6 веке до нашей эры Лао-Цзы высказывался: «Лучший лидер – это тот, о существовании которого люди едва знают; при этом вся работа сделана, цели достигнуты, а люди говорят: мы сделали это сами», то насколько эта «формула» применима сейчас? Уже в рассматриваемый нами период Д. Эйзенхауэр сказал: «Лидерство – это искусство добиться того, чтобы другие делали то, что вы хотите, но так, чтобы человек сам захотел это сделать».

В современном мире масс-медиа, радио и телевидения, а теперь и интернета, лидерство в его старом понимании стоит перед серьезным вызовом, когда можно завладеть вниманием огромного количества людей даже без личного контакта, но при этом обязательно быть «на виду» или «на слуху». Здесь мы можем говорить о лидерах мнений и лидерах «своих направлений». Однако, здесь я хотел бы не согласиться с частью выступающих: популярность не значит лидерство. Лидер, на мой взгляд, должен вести за собой и предлагать позитивную программу или хотя бы идею по изменению мира вокруг себя.

Раньше во многом лидерство связывалось с лидерством политическим: глава государства или движения безусловно представляются лидерами. Поднимаемый на дебатах вопрос о плюрализме лидерства вызвал много споров: считать ли группу «the Beatles» или Стива Джобса такими же лидерами как Мартин Лютер Кинг или Ф. Кастро, к примеру? Я склоняюсь к точке зрения, что нет, потому что первые два примера, скорее неординарные и популярные фигуры среди огромного количества людей по всему миру и, мне кажется, будут даже популярнее М.Л. Кинга в отдельных странах. Тем не менее, Мартин Лютер Кинг пропагандировал идею, которую отстаивали массы и которая призывала к позитивным изменениям в обществе. Если человек даже выступал с революционной идеей – будь-то Н. Коперник или Н. Тесла – они не становились лидерами, которые повели за собой людей. В свою очередь идея и импульс, которые подталкивают людей и призывают их пойти за тобой, на мой взгляд, являются неотъемлемой частью лидерства в любую эпоху.

На дебатах рассматривался вопрос о том, что первично – лидер или контекст? Как мне кажется, лидер «рождается» в обществе для решения какой-то проблемы или насущного вопроса. Но здесь важно еще одна отличительная черта лидера – способность изменить мир вокруг себя. Изменения могут коснуться совершенно разных сфер: политической, общественной, культурной или же научной. Для лидеров важно подстраиваться под обстоятельства, возможен даже некоторый макиавеллизм. В качестве примера, хотел бы вспомнить Нельсона Манделу, который безусловно имел позитивную программу – борьба против режима апартеида в ЮАР. За время своего заключения он стал одним из символов движения за права человека в мире, а после освобождения значимым политическим лидером «во многом измененного им же» государства – первым президентом ЮАР. Тем не менее, Нельсон Мандела за годы борьбы был сторонником как ненасильственных методов борьбы (сторонником методов Ганди), так и вооруженных столкновений в качестве крайнего метода достижения цели. Цель оправдывает средства? – для Н. Манделы, как мне представляется, да. Однако итог на лицо – лидер изменил, если не полностью, то сильно точно целое общество и страну – «контекст» вокруг себя, хотя если бы и не было проблемы попрания прав человека в ЮАР обществу и не был бы необходим «Нельсон Мандела». Таким образом, лидер и его «контекст» неразрывно связаны. Лидер представляется «удачливым» человеком, оказавшимся в нужное время в нужном месте

Астрид Линдгрен: личность лидера и ценность лидерства (Садомцева А.Р., магистрант кафедры новой и новейшей истории исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова)

Для рассмотрения феномена лидерства во второй половине XX в. выберем два аспекта: становление личности лидером и ценность лидерства для общества. Постараемся раскрыть выбранные аспекты на примере Астрид Линдгрен – детского писателя, изменившего ход выборов в Швеции в 1976 г. Для столь масштабного влияния действительно необходимо стать истинным лидером, а не просто публичной личностью.

Как человек становится лидером?

Астрид Линдгрен, урожденная Эрикссон, выросла в многодетной семье. С раннего возраста младшее поколение было приобщено к ежедневному кропотливому труду. К тому же, талантливая Астрид успевала не только помогать родителям по дому, но и работать с 13 лет в местной газете журналистом. Стоит отметить, что будущая писательница преуспела в этом деле, получив прозвище «Сельма Лагерлёф из Виммербю».

Однако дальнейшие годы Астрид нельзя назвать простыми. Ее первенец сын Ларс, отцом которого был редактор той самой газеты, родился в Дании, так как был внебрачным ребенком, и прожил первые годы в приемной семье. Самой Астрид пришлось переехать в Стокгольм, учиться и работать. Спустя некоторое время Астрид вышла замуж за Стуре Линдгрен, и на свет появилась дочка Карин, которой мама и расскажет историю про рыжую Пеппи с косичками. Стоит отметить, что Астрид любила рассказывать похожие интересные истории еще в детстве брату и младшим сестрам, а впоследствии и своим детям.

Известность к Астрид Линдгрен пришла в конце 1940-х - 1950-х гг. с публикацией повестей про Пеппи Длинныйчулок, Калле Блумквиста, Малыша и Карлсона и др. Книги изменили отношение мира к ребенку и детству. История про Пеппи выходила далеко за пределы традиционного воспитания, основанного на беспрекословном подчинении детей взрослым, без проявления детской самостоятельности в делах и мыслях. Это было получено детьми именно в ее сказках.

Книги Астрид Линдгрен – это не просто сказки для развлечения детей. Это практически философские произведения с достаточно серьезными темами. Ребенку не обязательно прививать добродетели, дети просто должны жить. И быть такими, какие они есть. В сказках поднимается тема одиночества, сиротства, как в «Мио, мой Мио!». Книги шведской писательницы полны духа свободы и бунтарства.

У нее был ключ, который мог открыть душе ребенка дорогу в мир воображения, фантазий. Ей приходили письма, где дети писали: «Ты так хорошо понимаешь детей». А дети росли и взрослели, уже несколько поколений.

Таким образом, на примере Астрид Линдгрен можно сказать, что лидерские качества могут быть как врожденными, так и приобретенными. Безусловно, необходим талант в своей сфере деятельности. Также крайне важно обладать трудолюбием, чему Астрид была научена с детства: помогала родителям, работала, впоследствии создавала весомое литературное наследие, при этом успевая отвечать на многочисленные письма. Кроме того, лидеру не помешает смелость, чего Астрид не была лишена, заявляя миру о своем творчестве. Все это находит успех в сочетании с немаловажным качеством человека - харизмой. Вышеперечисленное помогло в свое время Астрид пережить многие трудности и наделить особой значимостью каждое слово, которое она скажет, став лидером.

Ценность лидерства

Что отличает лидера от просто популярного и известного человека? Лидер добьется чего-то важного для людей, итога своей деятельности. А. Линдгрен могла высказаться напрямую по ряду важных тем, зачастую прибегая к художественному образу для более доходчивого объяснения.

Один из наиболее ярких случаев произошел в 1976 г., когда был введен налог, согласно которому Астрид должна была заплатить 102% со своих доходов. Она написала письмо в газету «Экспрессен» в форме сказки про Помперипоссу из Монисмании, где было очень непросто работать на себя. Тогда в Швеции проходили выборы. У находящихся более сорока лет у власти социал-демократов существовал ряд проблем, масла в огонь подлила ситуация с налогом. Впервые за 44 года социал-демократы потерпели поражение на выборах. Сам налог был отменен.

Астрид Линдгрен считала, что бить детей категорически нельзя. Иначе он вырастет тираном и будет нести эту агрессию дальше. Чтобы остановить войны и положить начало серьезным политическим изменениям в мире, необходимо начать с детской комнаты, с правильного воспитания будущего поколения. С этой речью писательница выступила, получая Премию Мира от немецких книготорговцев. В 1979 г. в Швеции был принят закон, запрещающий телесные наказания детей.

Стремление А. Линдгрен защищать беспомощных от сильных распространялось и на животных. Она была активным сторонником предотвращения жестокого обращения с братьями меньшими. Поэтому, когда Линдгрен узнала о непростой ситуации на фермах Швеции и других странах, то сделала следующее. Для утренней газеты «Дагенс Нюхетер» она написала сказку о корове, возмущенной отвратительным отношением к скоту. Впоследствии писательница опубликовала целую серию таких сказок, несмотря на жалобы фермеров. А. Линдгрен была услышана. В 1988 г. в стране приняли «Закон Линдгрен», в котором были прописаны минимальные условия содержания животных, а использование гормонов и антибиотиков допускалось только лишь по медицинским показаниям.

К концу жизни Линдгрен стала настолько влиятельным человеком в стране, что журналисты звонили ей уже по разным вопросам. В Национальной библиотеке Швеции хранится более 75 тыс. писем. Для людей разного возраста и профессий она была своим человеком. Не говорила свысока, всегда с сочувствием относилась к людям.

Таким образом, ценность лидерства очевидна. На примере Астрид Линдгрен мы видим, как один человек смог стать голосом народа, в своей степени изменить мир к лучшему и завоевать любовь людей.

Как человек становится лидером? (Скворцова А.В., магистрант кафедры новой и новейшей истории исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова)

Поговорим о мало кому известной немецкой женщине Марии Магдалене фон Лош, ведь весь мир её знает как Марлен Дитрих.

Она родилась 27 декабря 1901 года в берлинском районе Шёнеберг в семье офицера полиции Луи Эриха Отто Дитриха и его жены Вильгельмины Фельзинг. Марлен же видела себя актрисой.

Вполне возможно, что таким, как Марлен, уже с рождения предрешено стать лидерами. Но нельзя сказать, что успех дался ей легко. С малых лет она обучалась французскому и английскому языкам, играла на фортепиано, лютне и скрипке, проявив в этом недюжинное упорство. И, хотя в школе её считали серой мышкой, уже в 16 она участвовала в первом концерте, играя на скрипке в костюме мальчика. Однако будущее скрипачки – то была мечта её мамы, но не её самой. Марлен же видела себя на экранах кино. Прежде чем появиться на экране, ей пришлось поработать танцовщицей в ночном кафе, исполняя чечетку, канкан и танго. Но уже к 22 годам, после работы в театре, она сыграла одну из эпизодических ролей в фильме «Трагедия любви». Дальнейший её путь можно охарактеризовать как стремительный взлет – ведь не каждую немецкую актрису зовут сниматься в Голливуде, а Марлен Дитрих знал уже весь мир, благодаря «Голубому ангелу». И, благодаря этому взлёту, она смогла стать иконой, образцом для подражания. Еще в юности она поражала всех изысканными чулками и великолепными туфлями на высоченных каблуках, достать которые в Берлине двадцатых было не так-то просто. Уже тогда в семь утра она могла появиться в боа, с моноклем и в мехах рыжей лисицы – ее стремление диктовать моду не учитывало время и чужие достижения. И, переехав в США, она стала той, кто задала моду на женские брюки и костюмы-тройки. Марлен называли иконой, идеалом красоты. Не зря же в последствии спокойные американские домохозяйки возмущались тем, что фильмы с её участием разрушают их семейный уют.

Она стала образцом не только моды, но и поведения: идеальной моделью независимой женщины, которая не боится высказывать своего мнения, одевается так, как хочется ей самой и живёт в своё удовольствие. В целом, именно так в представлении немецких женщин и представлялась американская жизнь: шикарной, яркой и беззаботной. Ведь именно такой приехала на своем белом лимузине Марлен Дитрих, показав им, какой зажатой, в сравнении с её, выглядит их жизнь.

Контроль за лидерами: необходимость?

Трудно сказать, насколько все лидеры подчиняются контролю. Если мы говорим о Марлен Дитрих, то ей пришлось столкнуться с очень тяжелым выбором. Когда Гитлер пришел к власти, то Дитрих, как самую прославленную немецкую актрису, да еще и дочь прусского офицера, активно стремились вернуть в Германию. Как только стало известно о разрыве Дитрих с фон Штернбергом, к актрисе явился представитель германского консульства в США и передал ей текст передовой статьи, которая по личному указанию рейхсминистра пропаганды д-ра Йозефа Геббельса появилась во всех ведущих немецких газетах. В ней говорилось: "Наши аплодисменты Марлен Дитрих, которая наконец-то уволила еврейского режиссера Йозефа фон Штернберга, всегда заставлявшего ее играть проституток и иных порочных женщин, но ни разу не предложившего ей роли, которая была бы достойна этой великой гражданки и представительницы Третьего Рейха... Марлен следовало бы сейчас вернуться на родину и принять на себя роль руководительницы германской киноиндустрии, перестав быть инструментом в руках злоупотребляющих ее славой голливудских евреев".

Однако Дитрих не поддалась на эту провокацию. Она немедленно прервала все съемки, созвала пресс-конференцию на "Парамаунте", где руководитель "пиар" киностудии от имени актрисы заявил, что Марлен Дитрих порывает все связи с Германией и просит американские власти предоставить ей гражданство США.

В дальнейшем это сыграло свою роль. Еще в 1960-м, гастролируя в Западном Берлине и Рейнской области, она была встречена плевками и плакатами "Marlene, go home!". Да и по сей день в ее родном Берлине все никак не решат, какую улицу назвать именем Марлен Дитрих - и называть ли вообще...

Необходим ли в целом контроль за лидерами? Довольно спорный вопрос. Ведь, как мы видим на примере Марлен Дитрих, контроль является весьма размытым понятием и трудно осуществимым – проблематично напрямую воздействовать на кумира миллионов, не рискуя при этом попасть под шквал критики. 

Джулиан Ассанж как нетипичный лидер (Соколова Т.Р., магистрант кафедры новой и новейшей истории исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова)

Революция в технологии коммуникаций привела к формированию такого лидера общественного мнения, как Джулиан Ассандж, – активиста и создателя портала WikiLeaks, где публикуются документы секретного характера. С 2006 года портал WikiLeaks выложил в Интернет внушительное количество тайных сведений, начиная с военных регистрационных журналов и заканчивая дипломатическими телеграммами, что открыло миру военные происшествия, шпионаж, нелегальные убийства и плохое обращение с задержанными.

Говоря о роли Ассанжа, необходимо проследить большие тренды общественного мнения: происходят некие развороты. Ряд исследователей называют это “кризисом легистской утопии”. Под легистской утопией подразумевается взгляд на государство как на некую спасительную системообразующую силу в жизни человека, через которую гражданин в рамках демократической системы ожидает меньшее нарушение прав человека по сравнению со странами авторитарного режима.

Можно отметить связь новой и старой информационной среды. Ассанж исправно связывался с такими крупными СМИ, как New York Times, Guardian, Der Spiegel с предложением совместно участвовать в публикации документов. Таким способом Ассанж стремился использовать авторитет и престиж этих СМИ, чтобы легитимизировать новый портал WikiLeaks.

  Но несмотря на эту роль “старых” медиа, часто ускользает от внимания сдвиг в балансе власти, который пришел с новыми технологиями. Традиционную власть в Интернете меньше слушают в силу того, что просто гораздо больше голосов в этой информационной комнате стало гораздо больше голосов. Возросла и роль личного мннеия. Очень много зависит от того, буду ли "Я" – некий абстрактный зритель – верить источнику информации, похожа ли эта точка зрения на мою точку зрения. Создаются информационные комнатки, ленты новостей подстраиваются под себя.

В этом контексте любопытно рассмотреть нарратив цифрового Робин Гуда – Джулиана Ассанжа, который использует новую сверхпрозрачность для укрепления лидерства своего и ослабления лидеров традиционных, политических. Старые, традиционные лидеры – политики, президенты, послы – становятся видимыми. Их башня из слоновой кости не то чтобы рассыпается, но стены ее становятся прозрачными, Левиафан подтекает.

Публикации Ассанжа – это симптом новой власти индивидуальной коммуникации в новой сетевой архитектуре общения. Державам приходится учитывать, что дельта между тем, что заявляется на публике, и тем, что практикуется за кулисами, должна стремиться к нулю. Во многом по реакции граждан деятельность Ассанжа воспринималась как необходимый контроль за политическими лидерами, против их чрезмерной секретности, которая привела к подобным злоупотреблениям.

Фигура Ассанжа выводит нас на более крупные проблемы в тематике лидерства. Никакая история не может стать предметом общественного внимания, если в ней не отражается что-то, что для общества важно. Конкретные обстоятельства могут пониматься неправильно, но если люди что-то обсуждают, то их волнует какая-то важная проблема под любым ситуативным псевдонимом. С одной стороны, Интернет дал нам огромные возможности для выражения собственного мнения и появления новых лидеров. С другой стороны, он дал государству и крупным корпорациям большие возможности следить за нами и собирать данные. Кто-то говорит, что мы получили новую степень свободы, кто-то говорит, что мы получили новые измерения цифровой диктатуры.

Контроль надо всем корнями уходит в стремление к безопасности. Безопасность представляется некоторой глобальной религией нового века. На мой взгляд, это, как ни парадоксально, происходит из‑за снижения уровня насилия и повышения цены человеческой жизни. Политическая власть перешла глобально от тех, кто обещает нам завоевания, к тем, кто обещает безопасность. Вся окружающая реальность начала рассматриваться как комплекс потенциальных или реальных, будущих или настоящих угроз и вызовов. Соответственно, те, кто говорит, что мы их предотвратим и вас от них убережем, стали получать ресурсы и политическую власть. Прозрачность этих общественных стен, умение наблюдать в ответ, способность вычленить необходимую информацию из огромного информационного потока становится дополнительным противовесом.



Рассказать о публикации коллеге 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2020 Исторические Исследования

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.