Мозаики Гордиона и проблема происхождения галечных орнаментальных полов.
Мозаики Гордиона и проблема происхождения галечных орнаментальных полов

В 1956 году группой археологов во главе с Родни Янгом (Университет Пенсильвании) во фригийской столице Гордионе была открыта чрезвычайно интересная галечная напольная мозаика. Расположенная в одном из мегаронов, датированном IX-VIII вв. до н.э., мозаика на момент открытия была почти полной, без утрат, и отличалась большой красотой и сложностью. Через семь лет после ее обнаружения, в 1963 году, группой под руководством Музаффера Эрторена, специалиста турецкого департамента древностей, отдельные части мозаики были вырезаны, подняты и укреплены на цементной основе, а затем помещены на хранение в доме раскопок, где и оставались на протяжении нескольких десятилетий. Наконец, в 1983 году сохранившиеся фрагменты были установлены и открыты для обозрения под навесом в Археологическом музее Гордиона, находящимся неподалеку от деревни Яссихююк.


Ил.1. Акварельный рисунок Джонатана Ласта с изображением мозаики (1956 г.)(Архив Гордиона, Музей Пенсильванского Университета) и наложенные на него фотографии сохранившихся фрагментов мозаики. (Из Плана сохранения галечного мозаичного пола Мегарона 2, Гордион, Турция, Томпсон Т)

Наиболее древней техникой античной мозаики является галечная, широко применявшаяся в V‑II вв. до нашей эры в украшениях полов. Этой техникой исполнялись несложные по своему рисунку мозаики пола в домах Пергама, Приенны, Помпеи, Ольвии и на острове Делосе. [1] До находки в Гордионе считалось, что галечные мозаичные полы начали выкладывать не ранее V века до н.э. в Эгейском регионе. Примеры таких ранних мозаик, выложенных узорами из натуральной гальки разных (часто двух контрастных) цветов, находили в греческих центрах (в Коринфе, Олимпии, Олинфе), а также на о. Мотия близ Сицилии; все они датируются концом V – началом IV в. до н.э [2] .

Известны и более ранние, но спорные образцы. Неизобразительные напольные мощения, напоминающие галечную россыпь, сохранились в святилище Артемиды Ортии в Спарте и храме Афины Пронойи в Дельфах (VII-VI век до н. э.). [3] Там галечный пол не имеет узора: разноцветные камни уложены без всякой очевидной системы. Сохранились аналогичные мощения, выложенные разноцветной галькой без узора в Олинфе, но едва ли можно считать их настоящей мозаикой.

Разнообразные геометрические и цветочные орнаменты используются в ранних образцах галечных полов: волнообразный меандр, венки и побеги, витой шнур (обычно вдоль края). Редкие фигуративные элементы – это, как правило, силуэтные изображения, внутренние детали которых проработаны контрастными «линиями»,цепочками гальки. С развитием искусства мозаики находит применение галька разных размеров. Мелкие, плотно посаженные камни сделали возможным более подробные изображения, внедрение эффектов светотени и объема. В мозаиках Пеллы (конец IV в. до н. э.), являющих вершину данного вида искусства, использованы тонкие полоски свинца для выделения контуров и большей детализации [4] . Возможно, для стандартных мозаичных бордюров, где один узор мог повторяться неоднократно на большой площади, использовались своего рода «образцовые книги» с уже готовыми шаблонами.

Открытия в Гордионе заставили ученых пересмотреть (хотя и не сразу) хронологию искусства напольной мозаики и вопрос о происхождении данного вида декора. Когда в 1951 году была обнаружена первая галечная мозаика во фригийской столице, ориентировочно датированная V веком до н. э., на время утвердилось мнение, что новые формы декора пришли в Гордиониз Греции [5] . Полы портика с колоннадой и внутреннего зала здания административного или общественного назначения (построенного на месте здания, уничтоженного, возможно, землетрясением, чуть позже середины V в. до н.э.) были вымощены мозаикой с простым, но эффектным узором в виде квадратных спиралей из бледно-голубой и белой, овальной и миндалевидной по форме гальки. Археологи попытались вписать первую гордионскую мозаику в сложившуюся хронологию. Поскольку распространение стиля с побережья в материковую часть должно было занять какое-то время, логически последовало смещение датировки, и мозаика была отнесена к началу IV в. до н. э [6] . Но даже тогда эта датировка вызывала сомнения - по археологическим признакам она казалась поздней. Впоследствии, когда в Гордионе были открыты мозаичные полы, надежно датируемые VIII или даже IX в. до н. э., стало ясно, что едва ли Грецию можно считать источником для фригийских образцов. Влияние, судя по всему, шло в обратном направлении – с востока на запад, и вполне возможно, что гордионские мозаики адаптировали и развили еще более древние традиции, пришедшие из Сирии и Месопотамии.


Ил.2. Экспонирование напольной мозаики Мегарона 2 в музее Гордиона. Март 2014 [7]

Три здания во фригийской столице были украшены мозаичными полами, созданными в течение VIII века или даже ранее. Как следует из предположений археологов, изложенных в «Предварительном отчете» 1957 года Родни Янга [8] , пожар начала VII в. до н. э. уничтожил два здания. А третье, на северо-восточной стороне главной площади, не сгорело (пламя не добралось чрез мощеную площадь), но было заброшено и снесено тогда же или вскоре после. Первоначально большая площадь цитадели была под брусчаткой и спускалась с юга на север под довольно крутым наклоном. При благоустройстве города брусчатку покрыли землей, утрамбовали и замостили каменными плитами. Интересующее нас здание относится к этому периоду поновления VIII в. до н.э. Оно стояло вровень с плитами (на примерно метровой подушке из грунта), и от него уцелел один фундамент. Вероятно, все пригодные материалы разобранного дома были унесены жителями вскоре после пожара. В то же время разрушился и галечный пол, сохранились лишь узкие полоски мощения вдоль стен. По ним видно, что разноцветная галька была собрана в некотором порядке, хотя узора не различить.


Ил.3. Сохранившиеся фрагменты мозаики Мегарона 2 в музее Гордиона. Март 2014.

Летом 1956 года были исследованы другие два здания на территории цитадели на юго-западной стороне площади и к северо-востоку от главной дороги, известные в настоящее время, как «Первый» и «Второй» мегароны [9] . Были найдены остатки высокой стены из глинобитного кирпича, построенной на каменных плитах. По предположению Янга, стена могла быть возведена для обеспечения приватности зданий дворцового комплекса, в который входили «Первый» и «Второй» мегароны, расположенные достаточно близко от ворот города. Оба здания выделяются более сложной и дорогой отделкой среди построек Гордиона. Примыкающие друг к другу, они имеют многие общие характеристики, включая мозаичное оформление главного зала. Полы «Первого мегарона», покрытые галечной мозаикой с геометрическим узором красного, черного и белого цветов, были обнаружены в очень плохом состоянии. Но декор мозаики «Второго» имеет хорошую сохранность и в силу своего возраста и редкости, дает уникальную возможность исследования древних техник галечных полов.

Само здание «Второго мегарона» отличается несколькими примечательными чертами, вызвавшими интерес Родни Янга, который пишет в предварительном отчете 1956 года: «Несколько более крупное и изысканное строение на западе было возведено из камня, а не из сырцового кирпича, но с использованием той же деревянной конструкции для укрепления стен... Оно состоит из портика или вестибюля на севере, выходящего на открытую мощеную площадку, и большой внутренней комнаты с очагом в центре, размерами 10,85 на 9,74 метра. Очаг, похожий на те, которые можно найти в кирпичных строениях, расположен чуть севернее центра зала, его диаметр 1,98 метра». [10]

Общая конфигурация здания в целом типична для мегаронов Гордиона, однако, в отличие от других, стены его были покрыты стойкой известковой обмазкой. Некоторые детали позволяют предположить перекрытие двухскатной кровлей, что необычно для современных фригийских построек.

В указанном отчете Родни Янг еще называет «Второй мегарон» “Западным фригийским домом”, но уже приходит к заключению, что такое изысканное здание не могло быть жилым: «…Следовательно, наш дом, явно построенный по типу мегарона огромных размеров, полностью богато вымощенный галечной мозаикой, украшенный снаружи львиными масками из мягкого известняка, должен был быть чем-то большим, нежели обычным жилищем. Скамья с наружной стороны указывает на место ожидания для посетителей. Это должно было быть общественное здание – возможно, зал для аудиенций дворцового комплекса» [11] .


Ил.4. Схема – вид сверху города Гордиона. «М2» на плане - обозначение Мегарона 2, в котором была найдена напольная галечная мозаика VIII века.

Все помещения двух мегаронов имели галечные мозаичные полы. Однако ни один не шел в сравнение с крупными геометрическими узорами мозаики основного зала «Второго мегарона», датированной при раскопках временем около 750 г. до н. э. [12] Здесь использована галька трех цветов: белого, темно-красного и темно-синего. Некоторые участки пола по цвету отличаются от основной массы мозаик, на них встречается желтая и серая галька. При более пристальном изучении Янг предположил, что эти участки с более темными гальками являются следами античной реставрации: “В некоторых местах узоры, несколько отличающиеся по цвету или с прерывающимися краями, указывают на то, что в какой-то момент пол ремонтировали” [13] . Необходимость ремонта была обусловлена вполне очевидными факторами. Ясно, что помещение имело особое значение, и его содержание на достойном уровне было важной задачей. Кроме того, оригинальный известковый раствор основы (теперь практически утраченный), который Янг и другие называли просто глиной, вероятно, почти не имел скрепляющей силы, что приводило к выпадению отельных камней и фрагментов мозаики. С другой стороны, если галька действительно была уложена на глину (или подобную мягкую основу), ее хорошее состояние при обнаружении должно указывать на то, что исторически по этому полу было позволено ходить немногим.


Ил.5. Вид на археологический раскоп древнего города Гордиона. «М2» - обозначение Мегарона 2, в котором была найдена мозаика. Март 2014.

Мозаика главного зала «Второго мегарона» выложена из мелких овальных или миндалевидных камней, самое большее два-три сантиметра длиной. Во время проведения работ по изучению мозаики три камня, по одному каждого цвета, были рассечены на тонкие срезы для петрографического анализа. Результаты показали, что красная галька - это сланец, белая – кварцит, а серо-голубая имеет вулканическое происхождение [14] . Среди характерных орнаментальных элементов встречаются свастики и зубцы, шахматные узоры, ромбы, квадраты, треугольники и формы, напоминающие песочные часы. Все эти мотивы знакомы по декоративно-прикладному искусству фригийцев: их можно найти в торревтике, в керамике, в инкрустациях деревянной мебели [15] . Большая розетка чуть выше зоны очага, возможно, чертилась по циркулю, как аналогичные элементы в декоративных гравированных бронзах, где ясно различим упор центральной иглы. Но внутри мозаичного круга лепестки явно выкладывались на глаз, без предварительного рисунка. Находим мы здесь и множество криволинейных элементов, например, концентрические полукружия рядом со свастикой наверху справа. Некоторые из них, довольно сложные, но не образующие узора, просто заполняют свободное место. В мозаике определенно можно идентифицировать одно небольшое изображение животного. Прямо под очагом, слева, у темной панели с маленькой белой свастикой есть еще одно прямоугольное поле, в котором угадывается силуэт птицы.


Ил.6. Вид на археологический раскоп древнего города Гордиона. «М2» - обозначение Мегарона 2, в котором была найдена мозаика. Март 2014.

В основе декорации пола не прослеживается единой выстроенной композиции; скорее, она имеет характер «рассеянного» узора из разных геометрических мотивов, размещенных в произвольном порядке. Такой подход к декоративной поверхности, пожалуй, можно считать характерно фригийским: галечные орнаменты покрывают равномерно всю плоскость пола, как бы игнорируя специфику помещения, наличие круглого очага в центре. Можно заметить, что отдельные участки мозаики соответствуют осям комнаты, но почти всегда неточно, и что простые элементы, от которых можно ожидать симметрии, демонстрируют несовпадения друг с другом, случайность комбинаций и стыковок. Для примера можно взять крупную свастику в верхнем правом углу: ее лучи разной длины, не вполне параллельны и пересекаются не точно в центре. Такая асимметрия и отклонения,«изъяны» в геометрических узорах указывают не только на то, что работали «на глаз» и «от руки», но и на особый характер орнаментального мышления фригийцев. Отчасти это связано и с тем, что мы имеем дело с ранней стадией развития мозаичного декора, когда только начинала осмысливаться задача синтеза орнаментальных форм мозаики и самого пространства интерьера.

Итак, в Гордионе были открыты три галечные мозаики, которые с уверенностью могут быть датированы временем до 700 года до н.э. Как они появились, и что вдохновило их создателей? Гордион – столица древней Фригии, стоял на одном из оживленных торговых путей, соединявшем центральную Анатолию и страны Передней Азии с Эгейским побережьем. Мы вправе предполагать, что многие художественные импульсы шли с Востока, из Сирии и Месопотамии, где приемы создания мозаичного декора, конечно, были известны задолго до фригийцев и развивались на протяжении долгого времени как непрерывная преемственная традиция. Еще в III тыс. до н.э. в шумерских центрах изготавливались мозаики из обожженных терракотовых конусов – так называемых «гвоздей» - которые забивались в сырцовую стену и своими цветными торцами формировали на ней орнамент, имитировавший плетение тростниковых циновок(самый известный пример – декор так называемого «Красного здания» в Уруке) [16] .

«Хотя в Гордионе не обнаружено собственно мозаик из терракотовых «гвоздей», находка отдельных конусов, из которых такие мозаики составляются, позволяет предполагать их наличие» [17] . Кроме того сохранился фрагмент подобной мозаики, использованной в декоре пола одного из зданий Пазарли – важного поселения близ Аладжа-Хююка, где была открыта цитадель и ряд сооружений позднефригийского периода (VI в. до н. э).Находки в Гордионе и Пазарли [18] говорят о том, что техника месопотамской терракотовой мозаики была хорошо известна и во Фригии. Кроме того, в экспозиции музея Аладжа-Хююка можно видеть фрагменты мозаик, составленных уже из каменных «гвоздей», напоминающие в своем решении древнейшие примеры месопотамских терракотовых стенных мозаик. К сожалению, эта интересная и важная находка пока не освещена в доступной нам научной литературе и в каталожных публикациях. В данном случае мы также затрудняемся сказать, не зная контекста, являлась ли она настенной или напольной. Датируется памятник, по всей видимости, позднефригийским периодом (VI в. до н. э.).

Вместе с тем, стоит отметить, что «месопотамский» способ декорирования помещений с помощью терракотовых конусов, судя по всему, не был широко распространен во Фригии и всегда оставался зарубежной экзотикой. Если сама идея и была позаимствована, то она нашла реализацию в другом материале – камне, и в другой функции – декорации пола (в Месопотамии мозаикой декорировались преимущественно стены). Если иметь в виду фригийские находки, упомянутые выше, из Аладжа-Хююка, возможно имело место прямое переведение техники терракотовых «гвоздей» в другой материал. Возможно, эта трансформация повлиял на процесс становления напольной галечной мозаики.


Ил.7. В археологическом музее Аладжа-Хююка экспонируются 3 полета галечных мозаик «Mosaic nail», выложенных из обработанных каменных гвоздей белого и черного цветов. Вероятно, найдены в декоре пола одного из зданий Пазарли. Март 2014.

Справедливости ради следует заметить, что использование гальки в декорировании полов в VIII в. до н. э. имело место не только во Фригии, но и в центрах северной Сирии, попавших под контроль Ассирии. К востоку от Евфрата, в АрсланТаше и ТильБарсибе, на территории дворцовых комплексов времен Тиглатпаласара III (прим. 745-727 до н.э.)были найдены галечные мощения под открытым небом. Дворцовые дворы были покрыты мозаикой из черной и белой гальки, уложенной в шахматном порядке [19] .

Сопоставление мозаик из указанных центров с памятниками из Гордиона примерно того же времени показывает, что в Сирии мозаикой мостили открытые пространства, а не внутренние помещения дома. Сирийские камни гораздо крупнее фригийских: это почти булыжник. Из цветов используется только черный и белый, узоры воспроизводятся простейшие — в основном шахматный орнамент, иногда с некоторыми внутренними «изысками». Фригийские мозаики несравненно более сложные с точки зрения техники кладки, композиции и цветового решения. Представляется, что ассирийские мозаики северной Сирии можно исключить из числа возможных образцов для фригийских мастеров, во всяком случае, до тех пор, пока в Сирии не найдут более искусных примеров во внутренних помещениях.


Ил.8. Акварельный рисунок Джонатана Ласта с изображением мозаики (1956 г.)(Архив Гордиона, Музей Пенсильванского Университета).

Благодаря этой акварели, сделанной художником команды Джонатаном Ластом, можно убедиться в прекрасном состоянии найденной мозаики. Сохранились фотографии Ласта, работающего над акварелью с мерной рулеткой, координатной сеткой и кульманом на коленях. Рядом с ним стоит лейка для смачивания и лучшей видимости сложных геометрических узоров. Сравнение фотографий и картины показывает, что она не совсем точна; тем не менее, для того времени и методики это было невероятное документирование.

Из приведенного нами краткого обзора следует, что более ранних аналогов, сопоставимых с мозаиками Гордиона, на данный момент не найдено ни на Западе, ни на Востоке, хотя, несомненно, восточные прототипы могут быть выделены. Это приводит к заключению, что галечные мозаичные полы могли быть местным изобретением. Хотя дошедшее до нас фригийское искусство в целом отражает самые разные восточные влияния (идущие из Ассирии [20] , северной Сирии, Урарту, Ирана), выбор и интерпретация чужих мотивов всегда носят оригинальный характер. У фригийцев была собственная и очень яркая традиция геометрических орнаментов, проявившаяся в прикладном и монументальном искусстве [21] , и достаточно воображения и творческой инициативы, чтобы на основе привнесенного опыта создавать свое. Фригийцы вполне могли изобрести галечную мозаику, используя достижения более древних народов и позаимствовав у них саму идею воспроизведения в мозаике менее долговечных материалов. Следуя этой логике, в качестве формо- и стилеобразующего источника можно предположить многоцветные орнаментальные ковры. Как известно, древняя Фригия славилась своими ткаными изделиями и отделкой. Много фрагментов таких тканей нашлись не только в гробницах Гордиона, но и повсюду в сгоревшем городе VIII века [22] . Сложная техника и затейливые геометрические узоры контрастных цветов встречаются на многих из них. В свою очередь простые геометрические мотивы, которые легко представить повторяющимися в тканом полотне, и сам характер композиции, словно составленной из пестрых «лоскутов»в причудливый ковровый орнамент, говорят в пользу связи этих двух форм декоративного искусства.



[1] Виннер А.В.Материалы и техника мозаической живописи. М. 1953, С. 15.

[2] Robertson M. A History of Greek Art. Cambridge, 1975. P. 486.

[3] Dunbabin K.M.D. Mosaic of Greek and Roman World. Cambridge. 1999.P. 5.

[4] Группа великолепных мозаик была найдена в городе Пелла, столице Древней Македонии с начала IV в. до н.э. В «Доме Диониса» и «Доме Похищения Елены» они украшали пол зданий на первом этаже. Богато украшенные по периметру и покрывающие всю поверхность пола, с эмблемами охоты, битвы амазонок, Диониса на пантере, кентавров. Мозаики датируются концом IV в до н.э. Любопытно, что мозаика «Охота на оленя» в «Доме Похищения Елены» имеет первую известную авторскую подпись «Гносис сделал». В исполнении мозаик обращает внимание найденный способ показать реалистичность фигур и объем с помощью теней при ограниченной цветовой гамме натуральной гальки. Помимо окатышей мастера вводят в мозаику новые материалы – полудрагоценные камни, полоски свинца и обожженной глины, подчеркивая контуры фигур. См. Dunbabin K.M.D. Op. cit.P. 14-15.

[5] Young, R. S. Early Mosaics at Gordion// Expedition 7. 1965. P. 4-13.

[6] Ibidem.

[7] Все фотографии из личного архива автора.

[8] Young, R.S. Gordion 1956: Preliminary Report //American Journal of Archaeology. 61 (4). 1957. P. 319-33.

[9] Мегароны были распространенным типом зданий во Фригии, и в Гордионе их более дюжины. См.: Rose C.B. (editor). The Archaeology of Phrygian Gordion. Royal City of Midas. Philadelphia, 2013. P. 3-6

[10] Young, R.S.Op. cit. P. 322.

[11] Ibid. P. 323.

[12] Летом 1963, когда сохранившиеся части ее были подняты на поверхность и поставлены на цементные плиты, археологи смогли углубиться еще немного. Двадцатью сантиметрами ниже был обнаружен фрагмент еще более древнего пола из твердого грунта с вкраплениями гальки. Поскольку стены здания доходят до этого уровня и несколько глубже, это, вероятно, и был первоначальный пол «Второго мегарона», возможно, современный мощению наружной площади. Однако, это пока лишь предположение и нижние мозаики так и не получили официальной датировки.

[13] Young, R. S.Op. cit. P. 322.

[14] В результате проведенных исследований было также определено, что сланец и кварцит особенно чувствительны к реакции между щелочами и кремнезёмом, которые имеют место в цементных связующих, использующихся в этом и других случаях для повторной укладки поднятых мозаичных панелей. Эта пагубная химическая реакция активируется влагой. Соответственно, выбранный на сегодня режим экспонирования сохранившихся частей гордионской мозаики под навесом не способствует сохранению и не защищает мозаику от разрушительных погодных условий. См. Tompson T. Conservation and management plan for the megaron 2 pebble mosaic pavement Gordion, Turkey. Rev. August 2013.

[15] См. The Museum of Anatolian Civilization in Ankara. Guide Book. Ankara, 1998. P. 159-168.

[16] Флиттнер Н.Д. Культура и искусство Двуречья и соседних стран. Л., 1958. Переиздание – Л., 2008. С. 57–109;

[17] Young, R. S. Early mosaics at Gordion. // Expedition spring, 1965. P. 12.

[18] Blasweiler J. Pazarli visit May 2012 // Arnhem (nl) 2012 – 5 Anatolia in the Bronze age. P. 37-38.

[19] Turner G. The Palace and Bâtiment Aux Ivoires at Arslan Tash: // A Reappraisal Iraq Vol. 30, No. 1 (Spring, 1968), P. 62-68 и Gillmann N. Un exemple de Hilâni à TilBarsip? // Ugarit-Forschungen 42. 2012. P. 14.

[20] Любопытная вещица была найдена в Султантипе, Ассирия, в настоящее время на территории Турции. Небольшая (13х17) сумочка или кошелек, украшенная белыми, бледно-голубыми и темно-красными бусинами, выложенными в геометрический рисунок. Barnett R. Assyrian Objects from Room M.2 //Anatolian Studies, Vol. 3 (1953), Ankara. 1953. Р. 48-51.

[21] На западе Турции, на территории древней Фригии расположен так называемый храм Кибелы (Матери богов), именуемый и гробницей Мидаса. Объект представляет собой отдельно стоящую плоскую скалу, на одной поверхности которой вырезан фасад размером 16 на 17 метров. По всей поверхности он покрыт резным геометрическим орнаментом, дверь обрамлена пилонами и перекрытием.

[22] Фрагменты тканей, найденный в Гордионе, опубликованы Луизой Беллинжер (Louisa Bellinger. Bulletin of the Needle and Bobbin Club of New York (Vol. 46 Nos. 1-2).



Рассказать о публикации коллеге 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2015 Исторические Исследования

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.