Отчет о работе Международной научной Конференции «Вторая мировая война в истории человечества. 1939 - 1945 гг.»
Отчет о работе Международной научной Конференции «Вторая мировая война в истории человечества. 1939 - 1945 гг.»

15 сентября 2015 г.

ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ

Приветствие участникам конференции прозвучали от имени ректора МГУ, академика РАН В.А. Садовничего, Председателя Государственной Думы, Председателя Российского исторического общества С.Е. Нарышкина заместителя Председателя Государственной Думы А.К. Исаева, декана исторического факультета МГУ академика РАН С.П. Карпова, академика-секретаря историко-филологического отделения РАН, члена Президиума РАН академика РАН В.А. Тишкова, директора Института российской истории РАН, д.и.н. Ю.А. Петрова, Председателя Федеральной национально-культурной автономии Белорусов России, профессора С.Л. Кандыбовича, начальника Военной академии Генштаба ВС РФ, генерал-полковника С.А.Макарова, академика РАН Ю.С. Кукушкина.

В своём выступлении академик В.А. Садовничий поднял актуальнейшую проблему обращения к истории Великой Отечественной войны - задачу восстановления исторической справедливости. Несмотря на тот непреложный исторический факт, что именно наша страна вынесла на своих плечах основную тяжесть войны и победила, полностью или частично освободив тринадцать стран Европы и Азии. На Западе и в ходе «холодной войны», и сегодня отрицается решающий характер наступательных операций Красной Армии в разгроме «держав Оси». Во многих зарубежных изданиях о действиях советских войск не упоминается вообще, а все блестящие победы относят к действиям другой стороны. Поэтому, вспоминая о тех годах, мы не просто обращаемся к истории, мы восстанавливаем историческую справедливость.

Ректор МГУ отметил также существенный вклад в общую Победу Московского университета. Пять тысяч человек отправились на фронт и в ополчение. Три тысячи из них не вернулись. Уже в первые дни июля 1941 г. 1065 человек вступили в 8-ю Краснопресненскую дивизию народного ополчения. Вместе со студентами были и преподаватели, в том числе и 24 профессора и доктора наук.

Завершая своё обращение, академик В.А. Садовничий подчеркнул, что юбилейный год Победы во Второй мировой воне является мощным объединительным началом для всех народов - победителей, независимо от современной политической конъюнктуры. В этой связи надо уделить внимание всестороннему развитию механизмов межкультурного диалога в научно-образовательной, культурной, информационной сферах в целях создания единого пространства исторической памяти. Заинтересованная, открытая дискуссия является лучшим средством против политизации истории и «войн памяти».

Приветственное обращение главы Госдумы и Председателя Российского исторического общества С.Е. Нарышкина было зачитано заместителем Председателя Государственной Думы А.К. Исаевым. В нём подчёркивалась, что по итогам Второй мировой войны была создана система международного права и архитектура системы международной безопасности, главным предназначением которой является не допущение повторения подобных трагедий. В связи с этим основными темами научных дискуссий становятся вопросы цены Победы, значения боевого содружества стран антигитлеровской коалиции, опасности идеологии нацизма и современных угроз миру, а также темы морали в политике и недопустимости двойных стандартов как в оценках прошлого, так и в решениях актуальных международных проблем современности. Таким образом, результаты работы проводимой конференции важны для всех, включая зарубежных коллег и партнеров.

В своём собственном приветствии А.К. Исаев развил и конкретизировал оценку значения темы ведущейся конференции. Сегодня всё чаще появляются работы в которых утверждается, что нацизм и победивший его Советский Союз можно поставить на одну доску, обвинив его в разжигании Второй мировой войны. В этой связи важно упомянуть о недавно проходившем в МГИМО «круглом столе» по исследованиям Российского исторического общества, на котором его Председатель С. Е. Нарышкин высказал мысль о необходимости создания международного трибунала по фактам применения ядерного оружия в Хиросиме и Нагасаки, которые поднимаются на щит официальной историографией США: ядерный удар по Хиросиме и Нагасаки был якобы абсолютно необходим, поскольку в противном случае число жертв наземной операции могло оказаться намного больше. Получается, что, если где-то в штабах США сочтут, что наземная операция в ходе какого-нибудь из современных конфликтов может оказаться более кровопролитной, то это даст «индульгенцию» на применение оружия массового поражения. Всё это резко повышает роль исторической науки в изменении подобных настроений. Таким образом, Вторая мировая война должна оставаться в центре исторической науки, как науки о будущем, как науки, которая должна своими усилиями не допускать повторения подобных кошмаров в истории человечества.

Академик-секретарь историко-филологического отделения РАН, член Президиума РАН академик РАН В.А. Тишков отметил, что 9 мая 1945 года - это одна из фундаментальных основ нашей национальной идентичности, это событие, которое объединяет все народы, всех россиян - таких дат, таких великих Побед в истории нашей страны не так уж много. Академик В. А. Тишков сосредоточился в основном на теме Второй мировой войны в общественном сознании нашего народа. Первая из таких проблем - консолидация огромного народа, незадолго до этого пережившего глубокие трансформации - всё это заслуживает внимания, этот опыт должен быть в нашем арсенале. Второй вопрос связан с ролью эмоций - «ярость благородная», чувство ненависти к врагу, чувство опасности, что страна может погибнуть, а вместе с ней и советский многонациональный народ. Экзистенциальный страх за судьбу страны, за свою личную судьбу потом вылился в чувство ненависти к врагу, которое двигало людей на подвиги и на преодоление страданий. Третий момент - вопрос сложного поведения в условиях, в которых оказались наши люди. Проблемы коллаборационизма неплохо изучены, но мы должны посмотреть на них, с точки зрения той ситуации, в которую был поставлен человек. Эту проблему надо изучить ещё и потому что есть разные трактовки, порой упрощенные, касающиеся целых народов, которые якобы выступали на стороне Гитлера - это ложные мифы, которые оскорбляют память представителей нашего российского народа.

От лица Оргкомитета конференции слово приветствия произнёс декан исторического факультета МГУ академик РАН С.П. Карпов. Прежде всего он отметил неординарность конференции, так как на её проведении сосредоточили усилия все самые выдающиеся научные учреждения России - весь Московский университет во главе с ректором, Российское историческое общество, рассматривающее конференцию в числе своих важнейших мероприятий, историко-филологическое отделение Российской Академии наук, которое является главной научной силой нашей страны. Академик С. П. Карпов горячо поблагодарил Национальную Академию наук Белоруссии, виднейшие представители которой, как и представители виднейших университетов, принимают активное участие в работе конференции. Прозвучали слова сердечной благодарности и в адрес выдающихся учёных, а равно - и молодых учёных, которые представили свои доклады для конференции. Это научное мероприятие проводится в сентябре неслучайно, так как Вторая мировая война закончилась именно в сентябре победоносными действиями Советской Армии совместно с китайской народно-освободительной армией на Дальнем Востоке. В связи с этим особое значение для конференции приобретает присутствие на ней коллег из КНР, чья роль в победе во Второй мировой войне также была значительной. В Китае сейчас многие историки начало конфликта относят к событиям 30-х готов, которые происходили на Дальнем Востоке. Этот подход заслуживает безусловного внимания и изучения.

Цель конференции не ангажированное, сбалансированное, внимательное отношение ко всем страницам Второй мировой войны, которая, как немногие события в истории подвергается очень значительным идеологическим воздействиям, подмене понятиям. Фальсификация истории - это необязательно прямое её извращение, это часто - полуправда. Когда говорится об истории Второй мировой войны, то нужно отдать должное всем участникам антигитлеровской коалиции. Значительна роль и американского народа, и Англии, и французского Сопротивления во главе с героем Франции Шарлем де Голлем, и других участников войны. Хребет самого страшного агрессора в истории человечества был сломлен коллективными усилиями.

Директор Института российской истории РАН Ю.А. Петров поддержал прозвучавшие уже призывы о необходимости восстанавливать историческую справедливость. В этой связи он также сослался на пример упомянутого «круглого стола», проводимого в августе в МГИМО. Там прозвучало единодушное мнение, что атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки решающего военного значения не имела - то, на чём настаивают американцы. Все сошлись на том, что именно вступление Советского Союза, разгром Квантунской армии стали решающим фактором поражение Японии во Второй мировой войне. Кроме того, выступающий поделился своими впечатлениями от недавней конференции в Пекине, где пришлось напомнить о роли Советского Союза в освобождении Китая.

От лица авторитетнейшей делегации белорусских учёных, включавшей директора Института истории Национальной академии наук Беларуси В.В. Даниловича (соорганизатор конференции), а также руководителей ведущих научных и образовательных центров Республики Беларусь, с приветственным обращением выступил Председатель общественной организации «Федеральная национально-культурная автономия Белорусов России» профессор С.Л. Кандыбович. Он обратил внимание присутствующих на колоссальную значимость изучения, сохранения и передачи исторической памяти о событиях Второй мировой и Великой Отечественной войн в деле воспитания подрастающего поколения и, как следствие, гармоничного развития современного общества.

В приветственном обращении к участникам конференции начальника Военной академии Генштаба ВС РФ, генерал-полковника С.А.Макарова были выделены приоритетные направления исторических исследований проблемы итогов и уроков Второй мировой войны, их влияния на мировое устройство, обеспечение безопасности, сохранения мира. К их числу относятся в первую очередь разоблачение фальсификаций военной истории и патриотическое воспитание россиян. В изучении опыта Второй мировой войны также необходимо отдать дань уважения движению Сопротивления, членам антигитлеровской коалиции, выявить основные пути сближения стран перед лицом обшей опасности с тем, чтобы использовать этот опыт сегодня. Победа была достигнута не только мощью оружия, но и благодаря силе морального духа, тесному объединения народов страны. Духовный опыт поколения, одержавшего Победу - один из важнейших предметов исторических исследований. Приветственное обращение генерал-полковника С. А. Макарова зачитал А.В. Сержантов, генерал-майор, заместитель начальника кафедры военной стратегии Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил РФ.

Заместитель начальника Института военной истории Академии Генерального штаба ВС РФ полковник И.И. Белоусов подробно ознакомил участников и гостей конференции с научно-исследовательской и обширной издательской деятельностью своего учреждения в области освещения истории Великой Отечественной и Второй мировой войн.

В первый день работы конференции на пленарном заседании было заслушано 8 научных докладов. В зачитанном докладе академика РАН Ю.С. Кукушкина была проведена мысль об исключительной актуальности изучения истории Великой Отечественной войне. Ю.С. Кукушкин отметил «волнообразное» движение интереса к теме Великой Отечественной войны на протяжении всех послевоенных десятилетий. Новый всплеск интереса к ней в середине первого десятилетия нашего века имел совершенно конкретные причины в виде учащающихся конфликтов и военных столкновений, роста терроризма в разных точках земного шара. Для России общей причиной востребованности анализа военных действий в годы Великой Отечественной войны стала забота о планировании и осуществлении мер по защите своих государственных интересов.

Среди других выступавших были академик РАН Г.А. Куманёв, ведущий исследователь Института Франклина и Элеоноры Рузвельт в Гайд Парке, ведущий исследователь Центра гражданской активности Бард Колледжа в Аннандейл на Гудзоне, штат Нью-Йорк Дэвид Вулнер, д.и.н., профессор заведующий Кафедрой истории России ХХ - ХХI вв. исторического факультета МГУ С.В. Девятов, д.и.н., профессор, заведующий Кафедрой истории и политики стран Европы и Америки МГИМО (У) В.О. Печатнов, академик-секретарь Отделения гуманитарных наук и искусств Национальной академии наук Беларуси, член-корреспондент НАН Беларуси А.А. Коваленя, профессор Цзилиньского университета Чжан Гуансян (КНР), профессор Стокгольмской Высшей школы экономики Л. Самуэльсон.

Академик РАН Г.А. Куманёв представил доклад «Военная экономика СССР - один из решающих факторов Великой Победы». На основе богатейшего фактического материала, касающегося динамики развития основных военно-промышленных отраслей (прежде всего авиационной, танковой промышленности, производства артиллерии) в период войны, а также в сравнении с исходными на начало агрессии показателями германского военно-промышленного потенциала, докладчик убедительно доказал, что перелом в ходе войны и победоносное её завершение напрямую были связаны с комплексом успешно проведённых мер по перестройке советской экономики на военные рельсы и повышении эффективности её общего функционирования.

В докладе Дэвида Вулнера «Франклин Делано Рузвельт и создание послевоенного мира» содержатся два основных тезиса относительно внешней политики Ф. Рузвельта. Первый из них состоит в том, что президент США, ставя на первое место среди причин, вызвавших Вторую мировую войну, экономические, считал, что после неё необходимо установление нового многостороннего экономического порядка. Во-вторых, Рузвельт признал во время войны, что Советский Союз должен был утвердиться как одна из важнейших сил нового порядка для сохранения мира на послевоенном пространстве.

Для успеха зарождавшейся системы нужно было создать сложные институциональные структуры, а начало этому процессу и его идейно-политическое обоснование было заложено провозглашением Ф. Рузвельтом «Четырех свобод» и принятием Атлантической Хартии. Эти новые принципы включали в себя, экономические институты, которые были сформированы на Бреттон-Вудской конференции в 1944 году: Международный валютный фонд и Всемирный банк. Сюда можно также отнести создание ООН и ее чрезвычайно важного органа - Совета Безопасности, а также формирование нового многостороннего торгового режима в форме заключенного в 1947 году Генерального Соглашения по торговле и тарифам. В результате появился новый набор международных стандартов поведения, к которым, как полагал Ф. Рузвельт, должны были стремиться все нации и народы мира.

Заведующий кафедрой истории России XX - XXI вв. исторического факультета МГУ, профессор С.В. Девятов выступил с докладом «Московский Кремль в годы Второй мировой войны». По изменениям, происходившим в режиме работы, например, охранной службы Кремля можно довольно точно проследить реакцию советского руководства на меняющуюся международную обстановку задолго до начала войны (с 1936 г.) и даже определить эту реакцию как предвидение опасности агрессии. Уже с весны 1941 года в Кремле была задействована система светомаскировки. Документы, характеризующие службу охраны Кремля в годы войны, позволяют установить круг конкретных лиц, причастных к выработке и принятию основных решений в этот период - под государственной охраной находилось 25 человек, все они постоянно проживали в Кремле или за ними были зарезервированы квартиры на его территории. С марта 1938 по 22 июня 1941 гг. Кремль жил в предчувствии войны, изменился характер работы и руководства страны и всех кремлевских служб. 22 июля был нанесён первый бомбовый удар по Москве. С этого времени и до марта 1942 г. Кремль находится на положении укрепрайона, в этот период были подписаны документы об эвакуации основных кремлёвских ценностей и архивов. С апреля 1942-го до конца Второй мировой войны, несмотря на снижение опасности, режим работы Кремля практически не меняется. Исключения составляют отдельные дни праздничных мероприятий, парадов и торжественных приёмов. 17‑го сентября 1945 года чрезвычайный режим работы Кремля был отменён.

Профессор Цзилиньского университета (Китай) Чжан Гуансян прочитал доклад на тему «Факторы быстрого развития авиапромышленности СССР в 1921 - 1945 гг.». Авиапромышленность царской России не имела большого отставания от Европы. После революции в 1917 г. авиастроение вступило в период стагнации и вплоть до конца 20-х годов развивалось на унаследованной основе. Из-за узкого внутреннего рынка царской России не было возможности для развития гражданской авиации. Это производство служило военным нуждам. В СССР эта традиция продолжилась: усиление авиа-производства играло ключевую роль в обороноспособности страны. От царской России был также унаследован научный и технический потенциал. Однако в 20-е годы государственные инвестиции в этой области непрерывно росли и создавали предпосылки для будущего бурного роста. К концу 20-х годов появилось первое поколение собственно советских специалистов в области авиационной науки и техники. С самого начала развития авиапромышленности в СССР шло своим путём, отличающимся от других стран. Особенность его определяло противоречие между военными потребностями и экономическими возможностями СССР. Это противоречие способствовало ускорению создания системы производственной интеграции и обеспечению независимости от внешних факторов. Одновременно произошла реформа управления производством, что ускорило интеграцию со смежными отраслями. Развитие авиапромышленности шло по пути концентрированного и целенаправленного приложения ресурсов. В период индустриализации и предвоенной мобилизации страны произошло многократное увеличение эффективности этих факторов и, как результат, - качественный рост всего производства.

Одной из самых актуальных проблем времён Второй мировой войны посвящён доклад заведующего кафедрой истории и политики стран Европы и Америки МГИМО (У), профессора В.О. Печатнова «Антигитлеровская коалиция: достижения и пределы возможностей». Докладчик проанализировал широкий круг объективных и субъективных факторов, отразившихся на взаимоотношениях трёх ведущих держав антигитлеровской коалиции. Императив совместной борьбы с общей смертельной угрозой потребовал от руководителей всех трёх стран поступиться идеологическими принципами, произошла серьёзная деидеологизация межгосударственных отношений. Перепрограммирование отношений со вчерашним противником стало непростым и весьма болезненным делом, особенно для США с их ролью общественного мнения, независимой прессой. Рузвельту пришлось даже часто действовать в обход Конгресса и военного ведомства. Даже Сталину приходилось порой преодолевать сопротивление собственной бюрократии. В ходе взаимодействия между странами начала действовать логика коалиционной солидарности, появились даже иллюзии сглаживания принципиальных различий. Под влиянием западных демократий произошла заметная либерализация советской политики. К концу войны между союзниками были намечены общие принципы и подходы к проблеме послевоенного урегулирования. Однако, вопреки ожиданиям «дружба по принуждению» не переросла в любовь - с исчезновением общего врага вновь стали набирать силу отставленные противоречия, идеологические принципы и геополитические интересы. Причём спрос за это в гораздо большей степени следует предъявить западным участникам коалиции, прежде всего США, так как, обладая к концу войны несравнимо превосходящими ресурсами, они имели более широкие возможности для гибкости и манёвра по отношению к СССР. Однако политической воли у них к этому не оказалось.

Профессор стокгольмской Высшей школы экономики Леннарт Самуэльсон в живой и непринуждённой форме и на хорошем русском языке поделился своими размышлениями по теме «Оборонная мощь СССР в меняющихся оценках западных обозревателей (1939 - 1945 гг.)». Своё выступление докладчик начал с воспоминаний о своей учёбе на экономическом факультет МГУ в 70-е годы и о том влиянии которое оказали на его мировоззрение советские преподаватели. Например, именно после знакомства с профессором Г. А. Куманёвым Л. Самуэльсон обратился к научному исследованию проблемы советской военной промышленности, которой он занимается и по сей день. Говоря по сути проблемы, шведский профессор отметил, что накануне войны в западных странах не было адекватных представлений о том, что из себя представлял в экономическом отношении Советский Союз. Большинство экспертов считали, что СССР - слабая страна. Из этого же исходил и план «Барбаросса». С началом же войны, это заблуждение стало всеобщим. На фоне таких оценок невольно вспоминается другой парадокс: когда в 80-е годы экономика СССР реально стала слабеть, в западных публикациях Советский Союз описывался как мощная и агрессивная супердержава. В ходе войны, после 1941 г. в представлениях западных обозревателей об экономическом потенциале СССР постепенно происходит переосмысление. Однако только единицы из них обращали внимание на то, что советское военное производство, основанное на плановой экономике, было ориентировано не только на рост объемов, но и повышение качества продукции и экономию ресурсов, а мощь советской армии базировалась на общей стратегии индустриализации.

В своём докладе «Германо-советский договор о ненападении и воссоединение Беларуси» член-корреспондент НАН Беларуси А.А.Коваленя соединил две исторические проблемы - формирование государственности белорусского народа и состояние предвоенной ситуации в мире как один из факторов этого процесса. Германо-советский договор от 23 августа 1939 года стал одним из главных выражений бурного развития международных событий. По мнению докладчика, заключение германо-советского договора о ненападении позволило не только исправить историческую ошибку и обеспечить воссоединение белорусского народа, но и создало международные и военно-экономические предпосылки для будущей победы СССР над нацистской Германией. Благодаря настойчивости и искусству советской дипломатии, в договор не были включены союзнические обязательства Советского Союза ни в военной, ни в экономической сферах. Подписанный договор о ненападении в тот исторический момент позволил СССР избежать конфликта с Германией, расстроить планы и расчеты западных партнеров, стремившихся подтолкнуть германских агрессоров к войне на востоке, заставил англичан и французов вступить первыми в войну. Подписывая германо-советский договор о ненападении, советское руководство не совершило ничего такого, о чем представители народов СССР должны стыдиться, и, тем более, каяться. Именно в этом значительная историческая заслуга тогдашнего политического руководства Советского Союза, отстоявшего свободу и независимость страны.

16 сентября 2015 г.

РАБОТА В СЕКЦИЯХ

16 сентября 2015 г. работа проходила в 10 секциях, на которых было заслушано около 100 научных докладов и сообщений. Наибольший интерес вызвали темы, связанные с предпосылками и причинами Второй мировой войны, международными отношениями и внешней политикой СССР в 1939-1945 гг., экономикой различных государств в рассматриваемый период. Большое внимание привлекла также работа секций, в которых обсуждались военные операции периода войны, реакция общества на происходящие в Европе и за ее пределами события, национальный вопрос, проблемы источниковедения и историографии, развития образования, науки, литературы, культуры и искусства в годы войны, положения церкви и политики государства в этом вопросе.

В сообщениях и докладах были использованы новые документы. Докладчики задавали вопросы и вступали в дискуссию по ряду ключевых вопросов. Все проходило в стиле конструктивного научного обсуждения.

СЕКЦИЯ № 1: «ПРЕДПОСЫЛКИ И ПРИЧИНЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ И

ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ»

Председатель: Сетов Р.А.

Присутствовали и выступали: 11человек. Среди них: 4 преподавателя МГУ им. М.В.Ломоносова, 1 сотрудник Всероссийского НИИ документоведения и архивного дела, 1представитель Института истории Болгарской Академии наук, 1 представитель Высшей школы экономики (Швеция) - в качестве гостя, студенты и аспиранты исторического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова.

Сетов Р.А.[1]

«Потенциальная реальность или неизбежность:

вопрос о происхождении Второй мировой войны»

Докладчик предложил оригинальный подход к изучению вопроса о происхождении Второй мировой войны. Он доказывал, что общая теория систем может в известном смысле создать полезный мостик между гуманитарными исследованиями и тем, к чему в итоге пришли естественные науки: строить теории дедуктивно и затем проверять их на историческом материале. Никакая концепция не может существовать без исторического материала. ОТС не опровергает ни необходимость изучения конкретного исторического материала, ни того, что уже сделано историками.

Докладчик применил понятие диссипации к изучению данного вопроса, показав, что в силу толчка система может перейти в иное качественное состояние, что произошло в конце 30-х годов с Версальской системой, в которой выросло потенциальное состояние большой войны.

По мнению автора, незавершённая биполярность, сложившаяся в ходе Первой мировой войны стала предпосылкой к началу Второй мировой войны. Весной - летом 1939 г. состояние незавершённой биполярности сделало возможным начало войны. Однако, как отмечает докладчик, концепция о роли незавершенной биполярности - гипотеза, предложенная им к рассмотрению.

Докладчику было задано 6 вопросов, уточняющих и разъясняющих его гипотезу.

Божинов В.[2]

«Балканский гамбит. Присоединение Болгарии и Югославии к Тройственному союз».

Докладчик исследовал причины присоединения Болгарии и Югославии к Тройственному союзу. Он доказывал, что Болгария воспринимала Рейх как разрушителя ненавистной Версальской системы. Акт о присоединении Болгарии к Тройственному пакту был подписан, в Болгарию вступили германские войска. Население встречало их с открытой симпатией. По свидетельству очевидцев, население было довольно, немецкие войска вели себя в Болгарии очень хорошо.

Исключительное геополитическое положение превращало Белград в ключ к Балканскому полуострову. Заинтересованы в этом регионе были как Лондон, так и Берлин. Белград стремился обеспечить себе выгодные условия присоединения к странам оси: неприкосновенность югославских границ, распространение югославского суверенитета на Салоники. В силу этого Югославия присоединилась к Тройственному пакту. Однако при помощи британцев в Югославии происходит переворот, и Германия решает её ликвидировать ее как государство.

Докладчику было задано 5 вопросов о нюансах взаимоотношений гитлеровской Германии с Болгарией и Югославией.

Агансон О.И.[3]

«Эрозия Версальского порядка на Балканах в 1930-е годы:

региональное и европейское измерение»

Автор определил цель доклада как показ факторов, размывающих региональный порядок Версальской системы на Балканах, а также причин, способствовавших его эрозии. Проявлением кризиса Версальской системы на Балканах явилось подписание Салоникского соглашения, знаменовавшего переход от политики сдерживания к политике умиротворения. Идёт стремительное складывание нового центра силы в Германии, что склоняло балканские страны к сотрудничеству с ней. Пример - позиция балканских государств во время Мюнхенского сговора. Последняя стратегия в итоге обрекла Версальскую систему на гибель.

Политика Англии и Франции также способствовала краху Версальской системы. Стремление Лондона и Парижа к уступкам Италии вызывало неприятие у балканских стран. Обеспечение своих государственных интересов балканские страны видели не в иллюзорном сотрудничестве с Англией и Францией, а в установлении тесных отношений с государствами-ревизионистами.

Зубарева Е.Ю.[4]

«Юго-Восточная Европа во внешнеполитических планах германского руководства 1933 - 1937 годы: на примере германо-югославских отношений».

Автор доклада доказывает, что после окончания Первой мировой войны отношения между Германией и Югославией - важный элемент Версальско-Вашингтонской системы. Версальская система из-за целого ряда противоречий не отличалась прочностью. Цель внешней политики Германии - максимально ослабить Версальскую систему. При осуществлении этой политики на Балканах особое внимание уделялось отношениям с Югославией.

1935-36 гг. - процесс развала Версальской системы резко усиливается, изменяется военно-стратегической ситуации в Юго-Восточной Европе. По мере ухудшения отношений между Италией и Англией Муссолини сближается с Гитлером. Одновременно ослабевают союзнические связи Югославии с Францией, Грецией. Утверждается политика постепенного перехода Югославии к балансированию между формирующимися военно-политическими блоками. Предложение Чехословакии реанимировать Малую Антанту не было принято. Югославия стремилась обезопасить свои границы путём нормализации отношений с Болгарией и Италией. Подписан Пакт о дружбе с Болгарией и Договор о нейтралитете с Италией. Это совпало по времени с окончательным распадом Версальской системы.

Докладчику был задан 1 вопрос.

Щетинов Ю.А.[5]

«Был ли СССР готов к отражению германской агрессии в 1941 г.»

В сообщении докладчик развивает и уточняет свой подход к проблеме готовности СССР к войне: надо изучать готовность на разных уровнях, а затем посмотреть, как это отражалось на всём ходе войны. "Треугольник обороноспособности". В основании треугольника - общий экономический потенциал, в первую очередь - базовые отрасли промышленности. Сердцевина треугольника - ВПК, оборонная промышленность. Острие - собственно вооружённые силы страны.

Форсированная индустриализация и коллективизация позволила создать мощную промышленность и строго централизованное сельское хозяйство. Сдвиги в военной промышленности: количественные, но намного большее значение имели сдвиги качественные. Появились новые отрасли, которых не было в экономике царской России (или они были в зародышевом состоянии). Без этих отраслей совершенно немыслимо было оснащение армии современной боевой техников. «Мягкий» бухаринский вариант проведения индустриализации привел бы к экономической стагнации, военному бессилию. Ю.А.Щетинов придерживается позиции, что это делало неизбежным рано или поздно внутренний социальный взрыв или поражение в первом же военном столкновении.

Сердцевина треугольника обороноспособности, ВПК, который опирается на базовые отрасли. По темпам развития ВПК опережал базовые отрасли. Созданы две новые военно-промышленные базы: Урало-сибирская и Дальневосточная. Новые меры в конце 30-х гг.: в два раза увеличились ассигнования на военную мощь. На конвейер ставились новейшие образцы боевой техники. В то же время необходимые масштабы производства по разным причинам (нехватка времени, допущенные прочёты) не были достигнуты. Не устранён и географический перекос.

Докладчику было задано 3 вопроса. Л.Самуэльсон просит уточнить позицию докладчика по вопросу влияния массовых политических репрессий на готовность СССР к войне, а также по проблеме принудительного труда в ВПК.

СЕКЦИЯ № 2: «МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ПЕРИОД ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ»

Председатели: Маныкин А.С., Наумова Н.Н.

Присутствовали и выступали: 20 человек. Среди них: 2 представителей Рязанского государственного университета им. С.А.Есенина, 1 представитель Санкт-Петербургского университета, 7 представителей исторического факультета и 2 представителя факультета политологии Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова, 1 представитель МГИМО(У), 1представитель Института США и Канады РАН, 1 представитель Института Славяноведения РАН, студенты и аспиранты исторического факультета МГУ им. М. В.Ломоносова, гости.

Как следует из отчета председателя секции проф. А.С.Маныкина, крупнейший в истории человечества международный конфликт - Вторая мировая война, повлекший за собой не только огромные людские потери и невиданные материальные разрушения, но и гигантские изменения в социально-политической сфере, а также перекройку всей структуры международных отношений, продолжает привлекать к себе внимание ученых разных стран и различных областей гуманитарного знания, прежде всего историков. Очевидно, что международные отношения испытали многомерное воздействие со стороны тех колоссальных военных коллизии, которые происходят в это время в различных частях земного шара. В годы Второй мировой войны на международной арене происходила широкомасштабная перегруппировка сил радикально изменившая к концу войны облик и характер послевоенного миропорядка. Если до 1939 года сферу международных отношений характеризовала многополярность, то из войны выкристолизовалась биполярная модель, динамику развития которой определяли две сверхдержавы - СССР и США.

Историки уже давно пытаются ответить на вопрос о том, является ли подобный исход закономерным результатом процесса концентрации мощи у ведущих мировых держав или зарождение биполярного мира - аномалия, порожденная конфликтом невиданной разрушительной силы. Отметим, что эта дискуссия тесно связана со спорами о перспективах формирования в наши дни однополярного мира, якобы идущего на смену распавшейся биполярной системе. Участники секции в своих выступлениях, рассматривая конкретный сюжеты из истории Второй мировой войны, в то же время пытались внести свою, пусть скромную лепту, в решение одной из фундаментальных проблем истории международных отношений.

Все доклады, представленный на секции затрагивали интересные, либо недостаточно изученные, либо остродискуссионные аспекты истории международных отношений времен Второй мировой войны и первых послевоенных лет.

К первой категории можно условно отнести блок докладов о влиянии войны на ситуацию в Азии. Особый интерес вызвал докладБ.В. Сафорнова[6] «Китай во второй мировой войне» , о тех спорах, которые идут в исторической науке в связи с оценкой характера военных действий в Китае, об их периодизации и влиянии на общий расклад сил в данном регионе.

Целый ряд докладов был посвящен различным аспектам проблемы послевоенного урегулирования в Европе. Оживленную дискуссию вызвал докладА.М.Фомина[7] «Национальный вопрос в политике великих держав в Первой и Второй мировых войнах. Сравнительный анализ», посвященный сравнительному анализу моделей решение национального вопроса после Первой и Второй мировых войн. Ясно, что предложенная в докладе концепция не бесспорна, но очевидно и другое - она открывает интересные перспективы изучения этого предельно запутанного и взрывоопасного вопроса.

Большое внимание членов секции привлекли сюжеты, касающихся процесса формирования подходов к послевоенному урегулированию в правящих кругах Великобритании. Этот интерес вполне объясним. Лондон в это время оказался в непростом положении. С одной стороны, Англия находилась в числе тех стран, которые внесли наибольший вклад в победу над «державами Оси» и следовательно, могла рассчитывать на то, что ее пожелания будут в должной мере учтены при формировании послевоенного миропорядка. Сохранялись и прежние имперские амбиции. С другой стороны, военный усилия серьезно осложнили финансово-экономическое положение этой страны, что ограничивало возможности руководства Британии влиять на решение узловых проблем послевоенного урегулирования. Неудивительно, что оценка позиции английских властей до сих пор вызывает жаркие споры в среде историков. Работа секции не стала исключением. Доклады Д.И.Портнягина[8] «"Наихудшая ситуация из всех - возродившаяся Германия в союзе с Россией": планы Великобритании в отношении послевоенного германского урегулирования (1945-1949)»; Т.В. Волокотиной[9] «На пути к послевоенному мирному урегулированию: Соглашения о перемирии со странами-сателлитами Германии»; Магадеева И.Э.[10] «Уроки войны в оценках политического и военного руководства Великобритании (1944-1945)»; Преснякова А.З.[11] «Отношения Великобритании и Чехословацкого правительства в эмиграции в 1940-19455 гг.» ,в которых на интересном фактическом материале рассматривались различные аспекты этой темы, вызвали интересную полемику, открывающую новые горизонты в осмыслении данной проблематики. К этому блоку, в известной мере, примыкает и доклад Некрасовой Т.А.[12] «Оккупация союзными войсками Германии в восприятии немцев после Второй мировой войны», посвященный анализу того, как население побежденной Германии воспринимало своих вчерашних противников. Она попыталась проследить, как происходила трансформация прежних «образов врага» и как этот процесс повлиял на решение германского вопроса - ключевого в послевоенном урегулировании.

Несколько докладов были посвящены различным аспектам внешней и военной политики. США в эти годы. Об этом шла речь в выступленияхВ.И. Батюка и А А. Сидорова.Батюк В.И.[13] в своем докладе «Начало советско-американской ядерной гонки (1845-1949)» рассматривал малоизвестные детали, связанные с ролью советско-американского соперничества в гонке ядерных вооружений в переходе от сотрудничества в годы войны к жесткой конфронтации в начальный период «холодной войны». Сидоров А.А.[14] в докладе «Единый мир глазами Ф.Д.Рузвельта: финансово-экономические аспекты формирования послевоенного мирового порядка (1940-1945)» поставил ряд вопросов о связи американских планов установления послевоенного мирового порядка с формированием условий, гарантирующих доминирование США в финансово-экономической сфере. Большое внимание было уделено показу подготовки администрации Ф. Рузвельта к Бреттон-Вудской конференции, где США смогли уверенно воплотить свои замыслы в жизнь.

Любопытные идее были высказаны в докладе Наумовой Н.Н.[15] «Европейская идея во Франции в годы Второй мировой войны». Во главу угла она поставила проблему влияния военных условий на развитие французских версии идеи создании Единой Европы. Были показаны споры между различными фракциями движения Сопротивления о характере, функциональных задачах и целях Единой Европы, ее месте в структуре послевоенного мира. Автор доклада попытался вычленить те фрагменты концепции Единой Европы военных лет, которые были использованы в послевоенных интеграционных проектах.

Наконец, особо следует остановиться на двух докладах, в которых были предприняты попытки рассмотреть крайне слабоизученные (если не сказать совсем не изученные) сюжеты, касающиеся Второй мировой войны. В докладеКирсановой Н.В.[16] «Португальский нейтралитет в 1939-1945гг.: между "державами Оси" и западными демократиями», в центре внимания оказалась проблема особенностей португальского нейтралитета - тема практически не затрагиваемая в работах отечественных историков. Кирсанова достаточно убедительно объяснила, чем была вызвана линия на сохранение нейтралитета Португалии при явных симпатиях её лидера к «державам Оси». В докладеМиньяр-Белоручева К.В.[17] «Ядро и периферия в биполярной системе международных отношений: от ялтинско-потсдамских договоренностей к началу "холодной войны"» были затронуты вопросы, относящиеся к области теории международных отношений. Докладчик поставил вопрос о влиянии войны на переформатирование структуры международных отношений. Точнее об изменении в ее ядре и на периферии. Эта проблематика только начинает разрабатываться в трудах специалистов по ТМО и идеи, высказанные докладчиком, могут стимулировать обсуждения этих важных сюжетов.

Подводя общий итог работы секции, проф. А.С.Маныкин подчеркивает новаторский характер большинства докладов, конструктивный заряд дискуссий, развернувшихся на заседании и интересные перспективы для дальнейшего, углубленного изучения истории Второй мировой войны.

СЕКЦИЯ № 3: «ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СССР В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ И

ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ»

Председатели: Гришаева Л.Е., Невежин В.А.

Присутствовало 15 человек, выступало 6 человек. Среди них преподаватели МГУ, сотрудники института российской истории РАН, студенты и аспиранты исторического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова. При обсуждении проблем были заданы вопросы.

Гришаева Л.Е.[18]

«Дискуссионные вопросы истории внешней политика СССР

во время Второй мировой войны (1939 - 1945 гг.)»

Докладчиком была обоснована актуальность и важность изучения темы внешней политики СССР во время Второй мировой войны, вызывающей острые научные и общественные дискуссии. Л.Е. Гришаева указала, что основой для фальсификаций являются тенденциозность и слабость изучения источников по Второй мировой войне На основе анализа научной литературы и источников, Л.Е. Гришаева поставила проблему об общей периодизации Второй мировой войны. Докладчик отметила, что Великая Отечественная война является важной составной и решающей частью Второй мировой войны. Л.Е. Гришаева особо подчеркнула, что именно Мюнхенское соглашение 1938 г. стало отправной точкой Второй мировой войны, когда европейские страны пошли на сотрудничество с Гитлером в рамках «политики умиротворения», а Пакты Молотова-Риббентропа 1939 г. явились звеньями одной цепи глубокого политического кризиса 1939 г.

Автор доклада аргументировала положение о том, что силовой пересмотр границ в настоящее время недопустим, о чем были достигнуты договоренности союзниками еще в ходе международных конференций во время Второй мировой войны.

Автор отметила, что во время Второй мировой войны союзники думали не только об окончании войны, но и о новой архитектуре послевоенного устройства мира, однако в настоящее время наблюдается эрозия «ялтинской системы». Вместе с тем, по мнению автора, современная система миропорядка сохранилась благодаря таким основополагающим принципам, как право «вето», принципу постоянного членства в Совете Безопасности ООН и принципу консенсуса великих держав - победителей во Второй мировой войне. Автор указала, что именно эти принципы позволяют сохранять мир и поддерживать международную безопасность уже на протяжение 70-ти лет после окончания Второй мировой войны.

Невежин В.А.[19]

«Дипломатические приемы И.В. Сталина в Кремле 1941-1945 гг.

как поле межкультурной коммуникации»

В.А. Невежин отметил важность разработки темы межкультурной коммуникации. Докладчик подчеркнул, что Сталин придавал большое значение организации дипломатических банкетов, поскольку многие иностранцы приезжали в Кремль для установления союзнических отношений. Докладчик отметил, что в Екатерининском зале Большого Кремлевского Дворца в Кремле с 1 октября 1941 г. по 17 августа 1945 г. был проведен 21 прием, из них 9 - в честь Великобритании, 5 - Польши (представленной, чаще всего, «Армией Людовой»), 4 - Чехословакии. По одному разу были проведены банкеты в честь Югославии, Китая и Монголии. Главным для докладчика было выяснение вопроса о восприятии иностранцами, как самого Сталина, так и кремлевского церемониала. Он показал, что многие иностранцы воспринимали кремлевский церемониал как продолжение российской имперской традиции. По мнению автора доклада, установление личных контактов способствовало укреплению развитию союзнических отношений в ходе войны.

Остапенко А.И.[20]

«Советско-французский договор 10 декабря 1944 г. и его судьба»

А.И. Остапенко в своем выступлении, основанном на новых архивных документах, обратил внимание на важность дальнейшего изучения проблемы формирования антигитлеровской коалиции во время Великой Отечественной войны. При этом докладчик отметил, что вклад в Победу над Германией и ее союзниками членов коалиции различен. В частности усилия капитулировавшей перед нацистами еще в июне 1940 г. Франции не идут ни в какое сравнение с ролью в войне СССР, Великобритании и США. Ф.Рузвельт и У.Черчилль рассматривали участие Франции в военных операциях союзников как второстепенное и готовили соглашение об оккупации ее территории. Они были уверены, что Франция не должна участвовать в устройстве послевоенного мира наравне с главными союзниками.

Изучив новые документы по советско-французским отношениям А.И.Остапенко сделал вывод об особых отношениях СССР и Франции в последние годы Второй мировой войны. Советский Союз осознавал всю значимость налаживания союзнических отношений с Францией. Докладчик высказал мнение о том, что хотя де Голль и не испытывал симпатий к Советскому Союзу, но он понимал решающую роль СССР в войне и послевоенном мире.

А.И. Остапенко проанализировал заключенные во время войны соглашения СССР с Великобританией, США и Францией, и пришел к выводу, что советско-французский договор имел свои позитивные отличия от остальных. Докладчик отметил, что именно благодаря СССР и И.В.Сталину Франция получила выделенную из англо-американского сегмента зону оккупации в Германии и место в Совете Безопасности ООН. Позиция И.В.Сталина, полагает автор, была такова: Сталин хотел противопоставить Францию другим западным союзникам и получить ее поддержку в ходе рассмотрения международных вопросов в ООН. Франция, по мнению автора, во многом обязана СССР статусом «великой державы».

Борисёнок Ю.А.[21] ,

«Определение новых границ Польши на заключительном этапе Второй мировой войны и влияние этого процесса на корректировку границ республик в составе СССР»

Докладчик поднял тему создания Полоцкой области. Ю.А.Борисенок выявил явные несоответствия между фактами, имеющимися во вновь выявленных им документах, и утверждениях советских партийных деятелей. Так, аргументировал автор, Пономаренко утверждал, что он не хотел отдавать Полоцкую область в состав БССР. Был проект создания Полоцкой области (36,5 кв. км) вдоль железной дороги в составе РСФСР, но ее, вопреки этому, оставили в составе Белоруссии. В свою очередь, отметил автор, профессор Печега не был согласен с этим проектом. В архивах докладчик нашел подтверждение тому, что Пономаренко по факту поддержал этот проект, вопреки его более поздним противоположным словесным утверждениям, не подтвержденных документально. На деле, указал автор, получалось, что Белосток отдали Польше, а Вильно оставили в составе Литвы. Также была создана Великолуцкая область. Но эти области были ликвидированы в середине 1950-х гг. Ю.А. Борисенок особо отметил, что в советские времена архивы были закрыты, и тогда никто не думал их открывать, и более того, полагали, что они будут закрыты навсегда, и правду выявить не удастся никогда. Таким образом, делает вывод автор, всегда надо перепроверять словесные утверждения политических деятелей на основе их сопоставления с реальными документальными материалами.

Будаева Л.А.[22]

«Дипломатическая деятельность А.М. Коллонтай в Швеции и Финляндии

в годы Великой Отечественной войны»

Сообщение Л.А. Будаевой было посвящено работе А. Коллонтай в Швеции во время Второй Мировой войны. Докладчиком была отмечена важность работы женщины-дипломата, а также было сказано о качествах ее характера, которые помогали ей налаживать дипломатические отношения с западными странами во время войны.

Козленкова А.С.[23]

«Дипломатическая деятельность посла И.М. Майского в Великобритании

в годы Великой Отечественной войны (1941-1943 гг.)»

В своем сообщении А.С. Козленкова привела ряд фактов о деятельности советского посла И.М. Майского в Лондоне. Докладчик сообщила, что Майский заключил не только англо-британский договор, но и пакты с различными странами, как, например, «Договор Майского - Сикорского» между СССР и Польским правительством в изгнании. А.С. Козленкова напомнила, что под руководством Майского издавался бюллетень «Soviet War News» (1943-1945 гг.), который является важным историческим источником.

В заключительном слове были подведены итоги работы секции.

Ведущий секции проф. Л.Е. Гришаева подчеркнула важность и актуальность проблематики, затронутой в докладах, сделанных на секции, работа которой была посвящена истории изучения внешней политики СССР в годы Второй мировой и Великой Отечественной войны, и поздравила всех участников с успешным окончанием работы секции.

СЕКЦИЯ № 4: «ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИКИ ПЕРИОДА ВТОРОЙ МИРОВОЙ

И ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ»

Председатели: Бородкин Л.И., Чуриков А.В.

В процессе работы секции с докладами выступили профессора и доценты Московского, Санкт-Петербургского, Воронежского университетов, Высшей школы экономики, а также ведущий научный сотрудник ИРИ РАН. Всего на секции было заслушано шесть докладов.

Перцев В.А.[24]

«Проблемы восстановления социальной инфраструктуры освобождённых городов

в годы Великой Отечественной войны (на материалах Центрального Черноземья)»

В выступлении представлены сведения о состоянии социальной сферы областей Центрального Черноземья в 1941-1945 гг. Рассмотрены последствия оккупации и военных действий для инфраструктуры крупнейших городов региона. Определены пути преодоления разрушительных последствий военного времени для жизнеобеспечения населения. Отражены существенные проблемы, возникавшие в ходе восстановительного процесса.

Ходяков М.В.[25]

«Карточная система в Ленинграде как элемент блокадной повседневности. 1941-1944»

В докладе д.и.н., проф. М.В. Ходякова на основе широкого круга источников, в том числе архивных материалов, значительная часть которых до недавнего времени была недоступна исследователям, рассматриваются изменения, происходившие в карточной системе Ленинграда в годы войны и блокады. Автор отмечает наличие в городе сложной системы распределения продовольствия, отражением которой стал рост разновидностей талонов и карточек на продукты питания. Одновременно с этим в блокированном вражескими войсками Ленинграде существовала строгая иерархия потребления. Постановления Военного Совета Ленинградского фронта и Ленинградского городского комитета ВКП(б) определялись группы населения, которые снабжались продовольствием в льготном порядке. Автор указывает, что для партийных и советских функционеров, высокопоставленных работников промышленных предприятий создавались особые условия получения продуктов питания. Делалось это посредством выдачи им специальных карточек и прикрепления к столовым закрытого типа, посещение которых становилось жизненно важным в условиях продовольственной катастрофы, постигшей Ленинград зимой 1941-1942.

Регулирование процесса выдачи и отоваривания карточек по различным нормам свидетельствовало о том, что руководители города сознательно проводили курс на поддержку прежде всего тех категорий населения, которые должны были приближать победу и способствовать развитию Ленинграда после окончания войны.

Шефов Н.А.[26]

«Феномен неуязвимости советской экономки в годы Второй мировой войны»

В начале выступления Н.А. Шефов отметил, что Вторая мировая война, как никакая другая, выдвинула в качестве основного фактора победы экономический потенциал государств. Неслучайно Гитлер, в отличие от своих генералов, среди важнейших военных целей выделял экономические объекты.

В результате германского наступления, к осени 1942 г. под контролем немцев и их союзников находилось 1795 км2 или 8,1 % территории СССР. Это была наиболее развитая в хозяйственном отношении часть страны. Но столь жестокие потери не привели к развалу советской экономки. В докладе рассмотрены важнейшие факторы ее неуязвимости. Среди них:

· успешно проведенная эвакуация промышленности;

· создание на востоке страны новой индустриальной базы;

· устойчивость финансовой системы;

· высокая духовная мотивация общества к ответственному, производительному труду;

· отсутствие в экономике финансово-промышленных групп, имеющих свои специфические интересы и способных выступить в качестве оппозиции правящему режиму.

В конце выступления сделан вывод, что, несмотря на крупные потери, советская экономика продолжала опираться на достаточно прочные и независимые: индустриальную, сырьевую, финансовую и духовную основы. Благодаря народной самоотверженности и своим мобилизационным возможностям, хозяйство страны выстояло под беспощадными ударами вермахта и обеспечило ведение современной войны, став фундаментом победы.

Ермолов А.Ю.[27]

«Танковая промышленность СССР в годы Второй мировой войны»

В докладе доцента Ермолова А.Ю. рассматривалась работа танковой промышленности в период Второй мировой войны. Докладчик обратил внимание на такие факторы, обеспечивавшие успешность работы танковой промышленности, как быстрота и масштабность мобилизации промышленности в начале войны, широкое использование технологий массового производства, постоянная работа по совершенствованию организации производства, в которой принимали участие все работники отрасли, начиная с высшего руководства и заканчивая рядовыми рабочими, участниками движения рационализаторов и изобретателей. Успешная мобилизация промышленности была произведена в предвоенный период, когда была создана сеть крупных машиностроительных предприятий, чьи производственные мощности были в ходе войны переключены на производство вооружений и военной техники.

Алексеев Г.М.[28]

«Феномен изобретательства в годы войны»

В докладе профессора Г.М.Алексеева освещается изобретательство и рационализация как крупное социальное движение, получившее широкий размах в годы ВОВ. Оно развивалось как в тылу, так и на фронте. Его история - это история миллионов самоотверженных тружеников, творцов новой техники, положивших на алтарь защиты Отечества весь свой талант, силу энергии, ум и вдохновение. Они внесли неоценимый вклад в дело победы над врагом. Опыт организации этого движения в годы войны весьма поучителен.

Быстрова И.В.[29]

«Экономика ленд-лиза»

В докладе д.и.н. И.В.Быстровой представлены основные цифровые данные, номенклатура и динамика экономических поставок в СССР со стороны США, Великобритании, Канады в рамках программы ленд-лиза в 1941-1945 гг. Выделены основные этапы направления военно-экономического сотрудничества, намечены перспективы изучения истории ленд-лиза в связи с рассекречиванием документов Правительственной Закупочной Комиссии СССР в США, хранящихся в Российском архиве экономики.

Бородкин Л.И.[30]

« Труд в советской промышленности в годы Великой Отечественной войны:

особенности стимулирования и мотивации »

Доклад профессора Л.И. Бородкина был посвящён проблемам стимулирования труда в советской промышленности в годы ВОВ. Методологический подход, положенный в основу исследования, базировался на рассмотрении трёх компонентов системы стимулирования труда: вознаграждении, принуждении, побуждении. В докладе было показано, что ведущую роль в стимулировании промышленного труда в годы войны играла апелляция к долгу и патриотизму. В то же время немалую роль играли и два других компонента - материальное стимулирование и меры принуждения, связанные с ужесточением требования к трудовой дисциплине. Были рассмотрены конкретные данные, основанные на архивных материалах.

В ходе обсуждения докладов задавались вопросы и возникали дискуссии.

СЕКЦИЯ № 5: «ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ, ДВИЖЕНИЕ СОПРОТИВЛЕНИЯ,

ВОЕННАЯ ТЕХНИКА И СПЕЦСЛУЖБЫ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ

И ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ»

Председатели: Романько О.В. Алексеев В.В.

Присутствовало и выступало 15 человек (5 человек из московских вузов, 2 представителя Российской академии наук, 1 из Института истории Национальной академии наук Беларуси, 1 из Университета в Модене (Италия), 1 из Белградского университета (Сербия) и 5 из регионов России (Киров, Симферополь, Нальчик, Омск).

При обсуждении проблем был задан 41 вопрос.

Печенкин А.А.[31]

«Члены Ставки Верховного Главнокомандующего:

социально-демографические и профессиональные характеристики»

В своём докладе А. А. Печенкин коснулся проблем формирования кадрового состава Ставки Верховного главнокомандующего в ходе Великой Отечественной войны. Он отметил, что в самом начале войны кадровый состав Ставки был предметом обсуждения, что мешало полноценной работе. Кроме того, не были чётко распределены обязанности членов. Выбранная первоначально схема руководства, когда члены ставки с самых первых дней были направлены на различные участки фронта, оказалась неправильной, поскольку уполномоченные не могли реально участвовать в обсуждении вопросов в центральном аппарате. Среди них было много членов политбюро, гражданских людей, имевших косвенное отношение к военному делу, но считавших себя компетентными для осуществления командования армейскими операциями. В полном составе Ставка практически не собиралась. Впоследствии далеко не все члены руководящего звена Ставки привлекались к решению текущих вопросов на постоянной основе, в то время как другие действовали на протяжении всего существования данного органа чрезвычайного управления.

Носкова А.Ф.[32]

«Польское вооруженное подполье и военнослужащие Красной Армии

по новым архивным документам»

Доклад был посвящен ранее замалчиваемых в силу различных причин фактам ограблений, избиений, пыток и даже убийств военнослужащих Красной Армии на территории Польши в 1944‑1946 годах. Основываясь на недавно рассекреченных архивных документах, она показала активную террористическую деятельность польского вооружённого антисоветского подполья, в частности отрядов Армии Крайовой.

Данилович В.В.[33]

«Деятельность учёных Института истории НАН Беларуси на современном этапе

по исследованию и популяризации истории Великой Отечественной войны»

Выступающий осветил усилия, которые учёные из Института истории НАН Беларуси предпринимают для исследования и популяризации истории Великой Отечественной войны на современном этапе. Он подробно рассказал о подготовленных за последние годы белорусскими историками публикациях научных трудов и материалов архивов, а также поднял вопрос о необходимости противодействия отдельным попыткам чересчур вольной трактовки тех или иных событий Великой Отечественной войны.

Скотони Дж.[34]

«Партизанская борьба в Италии в 1943-45 гг.

Роль альпийских стрелков в движении Сопротивления»

Итальянский историк Дж. Скотони (сотрудник Университета в Модене, Италия, доцент ВГПУ, Воронеж, РФ) доложил о зарождении и развитии партизанской борьбы в Италии против гитлеровских войск в 1943-1945 гг. Специфика итальянского партизанского движения состояла в плюрализме его социального состава и политических воззрений. Это порождало разногласия по поводу стратегии борьбы. Особое внимание было уделено роли альпийских стрелков в движении Сопротивления и тому, как они способствовали возникновению кризиса и свержению фашистского режима в Италии.

Исаев А.В.[35]

«Операции Великой Отечественной войны»

Известный специалист по военной истории А. В. Исаев поставил вопрос о том, каким образом производство военной техники и снабжение ею действующей армии повлияли на развитие тактики Красной Армии, а также возможности осуществления боевых операций во время Великой Отечественной войны.

Алексеев В.В.[36]

«Влияние низких температур на боевые действия

в период зимних кампаний 1941/1942 и 1942/1943 годов»

Докладчик осветил влияние природно-климатического фактора, а именно низких температур, на боеспособность войск в ходе военных операций зимних кампаний 1941-1942 и 1942-1943 годов. Наиболее подробно поставленная проблема была освещена на примере битвы за Москву и за Сталинград. Был сделан вывод о том, что сильные морозы не явились решающим стратегическим фактором, но в оперативно-тактическом плане холода в определённой степени позволили компенсировать превосходство вермахта в технике и выучке над Красной Армией на первой фазе Великой Отечественной войны.

Ащеулов О.Е.[37]

«Роль артиллерии 1-го Белорусского фронта в Берлинской наступательной операции 1945 года»

В сообщении было подробно рассказано об организации советских артиллерийских частей и соединений на заключительном этапе войны. Были приведены статистические данные о вооружении и соотношении сил противоборствующих сторон, раскрыты особенности устройства обороны Берлина. Докладчик детально изложил организацию артиллерийского огня в Красной Армии, боевую работу и степень эффективности советской артиллерии при штурме Берлина, взаимодействие артиллерии с танковыми и пехотными формированиями, тактические приёмы, которые применялись в ходе уличных боев.

Романько О.В.[38]

«Хорватские добровольцы на Восточном фронте (1941-1943).

К вопросу об участии союзников нацистской Германии в войне против СССР»

В своём докладе О. В. Романько рассмотрел участие хорватских добровольческих военных формирований в составе германских вермахта, люфтваффе и кригсмарин на Восточном фронте. В отличие от других официальных союзников гитлеровской Германии, хорваты направили не регулярные части, а, так называемые, «добровольческие легионы». Были затронуты вопросы рекрутирования хорватских добровольцев, организационная структура хорватских частей, их участие в боевых действиях. Они непосредственно были включены в состав немецкой армии и напрямую подчинялись командованию вермахта. Хорватские формирования действовали вплоть до 1944 года. За все время через них прошло около 8 тысяч человек. Хорватские части среди прочих гитлеровских союзников отличались высокой степенью боеспособности. Но потери их были также значительны. В общей совокупности они составили около четырёх тысяч человек.

Кирсанов Н.А.[39]

«"Цена победы" как новый фактор современной фальсификации

Великой Отечественной войны и Второй мировой войны»

Относительно недавно некоторыми публицистами в оборот был введён термин «цена победы». Вслед за ними это понятие подхватили отдельные либерально ангажированные историки, которые стали использовать его для очернения подвига воинов Красной Армии и советского народа. Сторонники такого подхода пытались доказать, что победа над фашизмом была достигнута при бездарном командовании сталинских полководцев только ценой огромных людских потерь, применении широкомасштабных репрессий на фронте и в тылу, огромных издержек в экономическом и бытовом устройстве населения. Тем самым в историографии появилось новое направление при фальсификациях истории Великой Отечественной войны и Второй мировой войны. Однако в последнее время происходит постепенная подвижка к более взвешенному употреблению понятия «цена победы», его контент эволюционирует от негативного к позитивному осмыслению.

Ильяшенко А.С.[40]

«Оценка соотношения потерь на Советско-германском и на Западном фронте»

Представленное исследование было посвящено выявлению соотношения потерь советских, германских и англо-американских вооружённых сил как на Восточном, так и на Западных фронтах Второй мировой войны. Были представленные данные за различные периоды ведения боевых действий. Конкретные цифровые выкладки показывают, что средние ежедневные боевые потери Красной Армии значительно превосходили немецкие только в начальном периоде Великой Отечественной войны. Затем соотношение уравнивается, а начиная с 1944 г. потери вермахта становятся большими. Что касается соотношения потерь англо-американских войск в сопоставлении с немецкими, то на одного убитого германского солдата на Западном фронте союзники теряли почти в два раза больше военнослужащих.

Павленко Д.Ю.[41]

«Украинский легион фюрера: украинские националисты в годы Великой Отечественной войны»

Начинающий исследователь затронул вопросы истории украинских националистических формирований в составе вермахта, рассмотрел социальную базу националистов, их идейные установки. Отдельно он остановился на современных тенденций принижения подвига советского народа в период Великой Отечественной войны, героизации лидеров ОУН УПА на Украине, а также истоках нынешнего украинского национализма.

Тимофеев А.Ю.[42]

«Русская эмиграция в Югославии в годы Второй мировой войны.

Коллаборационизм, Сопротивление, выживание»

Учёный из Сербии обосновал тезис, что начало Второй мировой войны продемонстрировало нежизнеспособность югославского государства, как совместного государства православных и католиков. Хорватская часть населения практически в полном составе поддержала Гитлера и перешла на сторону немцев. После образования марионеточного квазигосударства, хорваты стали охотно сотрудничать с Германией, помогая осуществлять геноцид евреев, цыган, проводить репрессии в отношении сербов. С возникновением югославского движения Сопротивления и развёртывания партизанской борьбы, в Югославии началась фактическая гражданская война. В связи с этим А.Ю. Тимофеев коснулся положения русской эмиграции на территории Югославии в годы Второй мировой войны. Он рассмотрел отношение различных групп русских эмигрантов к происходящему, выборе стратегий поведения в военное время - коллаборационизм, сопротивление, отстранённое выживание. Также были упомянуты конкретные персоналии и факты их биографий.

Татаров А.А.[43]

«Крах немецкого "северокавказского эксперимента " в период оккупации 1942-1943 гг.»

В западной историографии существует концепция якобы мирного и бескровного установления немецкого режима на Кавказе в ходе Великой Отечественной войны. Фашистские теоретики полагали, что осуществление аграрной реформы и поддержка религии обеспечат германской администрации поддержку горского населения, которое намеревались использовать против СССР. Главной целью гитлеровцев было освоение Кавказа и использование его ресурсов. Что касается создания национальных государств на Кавказе, то выполнять свои посулы немцы не спешили. В первую очередь они стремились к «умиротворению» захваченной территории, для чего в населённых пунктах располагались оккупационные гарнизоны, чьё обеспечение ложилось на местное население. Этому сопутствовали грабежи мирных граждан и убийства. Это демонстрирует отсутствие принципиальных отличий немецкого оккупационного режима на Кавказе от прочих территорий Советского Союза. В результате «северокавказский эксперимент» провалился.

Безродный К.Э.[44]

«Органы военной контрразведки Калининского фронта

о действиях 29-й армии в окружении противника

(Ржевско-Вяземская стратегическая наступательная операция, февраль 1942)»

В своём сообщении автор говорил о непростом положении, которое сложилось в феврале 1942 года во время проведения Ржевско-Вяземской стратегической наступательной операции. Быстро меняющаяся оперативная обстановка, попадание ряда советских воинских частей в окружение, создавали очень сложную ситуацию. Всё это возлагало особую ответственность на деятельность органов военной контрразведки Калининского фронта. Им пришлось приложить немало усилий для того, чтобы выявлять дезертиров, обеспечивать порядок в тылу наступающей Красной Армии.

Кононов А.Б.[45]

«Операция по ликвидации диверсионно-разведывательной группы

на территории Архангельской области в годы Великой Отечественной войны»

Схожей тематики коснулся в своём докладе А. Б. Кононов который привёл пример ликвидации органами НКВД хорошо подготовленной германскими спецслужбами диверсионно-разведывательной группы, заброшенной на территорию Архангельской области в 1943 г. Агенты абвера намеревались с помощью диверсий нарушить коммуникации, которые связывали центральные районы СССР с северными областями. Однако, благодаря, бдительности рядовых граждан, которые оповестили советские спецслужбы и всемерно содействовали им, вражескую угрозу удалось нейтрализовать.

В заключительном слове председатели подвели итоги работы секции и отметили проблемы, заслуживающие дальнейшего изучения.

СЕКЦИЯ № 6: «ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

И ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА И ОБЩЕСТВО»

Председатели: Байбаков С.А., Муромцева Л.П.

Присутствовало и выступало 11 человек (5 человек из московских вузов, 2 из Белорусского государственного университета и 4 из регионов России (Магнитогорск, Уфа, Тамбов, Ростов-на-Дону).

При обсуждении проблем было задано 17 вопросов.

Байбаков С.А.[46]

«Особенности деятельности Верховного Совета РСФСР

как единственного законодательного органа республики в годы Великой Отечественной войны»

Докладчиком была обоснована актуальность изучения характера функционирования высших законодательных органов СССР и союзных республик в условиях тоталитарного политического режима и чрезвычайной обстановки, порожденных войной. На основе анализа опубликованных и архивных документов, в том числе впервые вводимых в научный оборот, Байбаков С.А. поставил проблему о степени формализации деятельности Верховного Совета РСФСР в 1941-1945 гг. Он показал, что наряду со сложившимися формальными процедурами, часто звучавшими идеолого-пропагандистскими клише, в ходе работы бюджетной комиссии (в конце февраля 1944 г.) и на самой пятой сессии Верховного Совета республики (1-4 марта 1944 г.) шел заинтересованный поиск повышения доходной части государственного бюджета РСФСР на 1944 г., эффективности использования выделенных государством средств, преодоления бюрократизма, пассивности и некомпетентности в работе государственных и местных чиновников.

Вдовин А.И.[47]

«Националистический НЭП в годы Великой Отечественной войны»

В докладе проф. А.И.Вдовин сделал попытку дать определение понятия, «националистический НЭП» и выявил его предпосылки, хронологические рамки, проявления на этих этапах перехода к НЭПу, его углубления и отказа от него в связи с возвращением к классовой национальной политике. Автор показал, что изменения в национальной политике определялись признанием властью необходимости сочетания пролетарского интернационализма со «здоровым национализмом» народа (февраль 1941 г.), определением характера начавшейся войны как отечественной (национальной), а не классовой, воскрешением на протяжении воины воинских традиции народу, опорой на патриотизм как главного фактора победы в войне. Переход к НЭПу, по мнению автора, завершился в декабре 1941 г., его углубление прослеживается до начала 1944 г. На завершающем этапе войны наблюдается свертывание НЭПа, его конец связывается с требованием не допускать игнорирования классового содержания советского патриотизма (декабрь 1948 г.).

Муромцева Л.П.[48]

«Русская эмиграция в годы Второй Мировой войны во Франции»

В своем докладе автор определила термин «Сопротивление», выделила 4 этапа в этом движении, дала детальную характеристику состава участников Сопротивления, определила формы этого движения. Далее автор остановила на участии в Сопротивлении разных групп русских эмигрантов: военных, дипломатов, политических деятелей, людей творческих специальностей (писатели, журналисты, драматурги, артисты). Особую группу составили священнослужители. Практически все русские церкви становились опорными пунктами Сопротивления. Автор остановился на героях-россиянах французского Сопротивления (Вики Оболенской, Софьи Носович, Ариадне Скрябиной и т.д.). Особый интерес вызвал тезис, выдвинутый русскими участниками Сопротивления: «Я не красный, не зеленый, я русский».

Прохоров А.А.[49]

Преподавание курса «Великая Отечественная война

в Белорусском государственном университете»

В докладе была предпринята попытка всестороннего анализа более чем десятилетнего опыта преподавания вышеуказанного курса. Автор указал основные цели введения этого курса в учебный план. Далее он остановился на большой подготовительной работе к чтению курса (написании учебного пособия, хрестоматии, справочника и т.д.), проведенный под руководством акад. АН Республики Беларусь А.А.Ковалени и проф. Н.С.Сташкевича. Предмет был введен как обязательный на профильных факультетах и как спецкурс по выбору - на других. Преподавание велось на основе типовой программы, доработанной кафедрами с учетом особенностей различных факультетов. После пяти лет преподавания возник и был преодолен кризисов ходе которого дискутировал вопрос о том, должен ли быть этот предмет обязательным и самостоятельным и количестве часов на его изучение. В 2012 г. статус спецкурса изменился: он вошел в интегрированный модуль «История» по выбору студентов, который изучают от 30 до 40 % студентов.

Потемкина М.Н.[50]

«Беженцы Великой Отечественной войны: особенности пространственного восприятия»

Великая Отечественная война расколола привычное единое пространство СССР на две части, граница между которыми - линия фронта - постоянно меняла свои пространственные характеристики. Привычный мир советского человека был разрушен: окружавшее его пространство менялось в одну минуту. Условия войны породили специфические топосы пространства: бомбоубежище, «теплушка», эвакопункт. Особенности социального освоения пространства для эвакуированных стало прагматическое отношение к новому месту жительства. Автор поставил вопрос и об отношении местного населения к беженцам, остановился на адаптации.

Жбанникова М.И.[51]

«Здравоохранение Верхнего Дона в годы Великой Отечественной войны»

В сообщении внимание заостряется на том, как «выглядело» здравоохранение Верхнего Дона на протяжении всей войны. Основой для исследования стали фонды Архива Администрации Шолоховского района Данные источники свидетельствуют о неоднозначной работе здравоохранения на территории Верхнего Дона в годы войны. Наряду с подвигами и самоотверженной работе одних медиков, мы видим халатность и ненадлежащее исполнение своих обязанностей другими. Однако, в общем, говоря о здравоохранении района, который полгода был прифронтовым, мы отмечаем огромные усилия для поддержания в надлежащем состоянии медицинского обслуживания населения. Было выяснено, что в 1942 году работали в тяжелейших условиях эвакуации и в статусе района прифронтовой полосы, намечались пункты для дальнейшего обязательного исполнения. Однако даже в 1943 году отмечается ряд недостатков в работе лечучреждений, в неисполнении необходимых процедур, как медицинского, так и хозяйственного плана. Но, тем не менее, была проведена большая деятельность по восстановлению разрушенного хозяйства медицинских учреждений. 1944 год ознаменовался борьбой с инфекционными заболеваниями, в основном брюшным тифом и дизентерией. Итогом было предотвращение распространение эпидемий в районе. 1945 год характеризовался борьбой с корью у детей, другими детским заболеваниями, малярией, и тифом.

Яновский О.А.[52] , Яновская В.В.[53]

«Подготовка учебника «История БССР» в предвоенное и послевоенное десятилетие»

В контексте истории ВОВ представляет интерес тема подготовки университетскими и академическими историками учебника по белорусской истории. Многотрудный путь, который был пройден учёными, напрямую связан с политической историей тех лет - предвоенных, военных и послевоенных. На осмысление текста учебника, на судьбы его авторов и их постоянную ротацию, оказывала сильнейшее воздействие и «борьба на идеологическом фронте», и советско-немецкие и советско-польские политические отношения, и явная «фронтирность» Беларуси в масштабах СССР, и собственно необходимость выявить в истории белорусов национальное, особенное при одновременной их гармонизации с общим, интернационально-советским, а в особенности с русской историей. На это нацеливало политически заострённое определение общего школьного и вузовского курсов как «истории СССР».

Белорусские историки в полной мере были вовлечены «в сражения на историческом фронте», которые санкционировала советско-партийная власть. В их эпицентре находились учёные Института истории исторического факультета Белорусского государственного университета. В условиях острой нехватки кадров большинство историков совмещало работу в обоих учреждениях.

Содержание учебника должно было окончательно развенчать «нацдемовское» прочтение белорусской истории, осуществлённое в 1920-е гг. в учебниках В.М. Игнатовского, В.И. Пичеты, М.В. Довнар-Запольского, В.Ю. Ластовского. Великая Отечественная война активизировала усилия историков, хотя только в 1954 г. был издан первый том «Истории БССР» (второй - в 1958 г.). Даже война не смогла ослабить накал научных и особенно идеологических противоречий, сопровождавших работу историков.

Мизис Ю.А.[54]

«Военнопленные немецкой и союзных армий в лагерях Тамбовской области

в годы Второй мировой войны (1942 - 1946 гг.)»

В докладе автор показал, что в Тамбовской области в годы Второй мировой войны действовало 4 лагеря для военнопленных. Наибольшую изученность получил только лагерь на железнодорожной станции Рада, что во многом объясняется его многонациональным составом, наличием специального фонда и интересом к этой проблеме историков разных стран. По нашим подсчетам в лагере насчитывались представители не менее 27 национальностей. В меньшей степени изучена история других лагерей.

Через Тамбовские лагеря прошли десятки тысяч военнопленных. В лагерь под Радой первые военнопленные поступили в конце декабря 1942 г. из Сталинградского котла. Это были сначала румыны и венгры, а затем немцы и представители других народов. Лагерь планировали сделать фильтрационным, с последующей пересылкой в восточные лагеря СССР. Однако первые месяцы его существования привели к массовой смертности.

Только с лета 1943 г. руководству лагерей удалось переломить ситуацию и создать приемлемые условия содержания военнопленных. Были заложены сельскохозяйственные угодья для выращивания своими силами продовольствия, значительно усилена хозяйственная и медицинская часть, что позволило значительно снизить смертность. С 1944 г. стали широко использовать труд военнопленных на промышленных и аграрных предприятиях Тамбовской области. Сам по себе труд военнопленных не был высокопроизводительным, но помогал частично решать вопросы продовольственного снабжения и замены недостатка трудовых ресурсов области.

Агеева Е.А.[55]

«Ваша работа сейчас необходима…». Историки МГУ и Академии наук в эвакуации

в Свердловске (по документам архива профессора Н.А.Машкина)

В своём выступлении автор показала значительный вклад Московского государственного университета в дело Победы. Его сотрудники и питомцы сражались с фашизмом не только на фронте, но и в тылу оружием науки. Именно об этой деятельности и повествуют документы «свердловского архива» - бесценный и информативный дар О.М. Машкиной - внучки профессора, заведующего кафедрой Истории Древнего мира исторического факультета МГУ и заведующего сектором древней истории Института истории АН СССР в 1943-1950 гг. Н.А. Машкина. Обзору документов архива, хранящемуся в Музее истории МГУ имени М.В. Ломоносова и открывающему малоизвестную страницу истории войны - повседневную жизнь и научную работу сотрудников и докторантов исторического факультета МГУ и сектора древней истории АН СССР в трудных условиях эвакуации в Свердловске, и посвящено данное сообщение.

Белоусов И.И.[56]

«Историческое значение Победы во Второй мировой и Великой Отечественной войнах»

В выступлении говорится о двух подходах (западном и советском) в изучении социально-политических итогов Второй мировой и Великой Отечественной войн. Рассматриваются фальсифицированные измышления о вкладе Советского Союза в борьбу с фашизмом.

В качестве важного итога и урока для современности показано успешное взаимодействие двух социально-политических систем в борьбе с общим врагом. Показана решающая роль Красной Армии в разгроме основных сил Вермахта на советско-германском фронте. Именно советские вооружённые силы спасли мировую цивилизацию от фашизма - это главный итог ВОВ. Итоги Победы в послевоенном мире рассмотрены с точки зрения национально-государственных интересов СССР, выделены уроки войны.

Ахмадиева Н.В.[57]

«Крестьянство и власть в годы войны (на материалах Башкирской АССР 1941-1945 гг.)»

В своём сообщении автор охарактеризовала общественно-политическую обстановку в деревне на начальном этапе войны. Много людей пострадало в процессе коллективизации, раскулачивании, репрессий. В большей степени в их среде возникали провокационные слухи, велась антисоветская деятельность. Так, в Давлекановском районе БАССР в ноябре 1941 г. отдельные группы бывшего кулачества проводили подрывную работу, вели антисоветскую агитацию, распространяли клеветнические слухи.

И всё же в Башкирии антисовестки настроенная часть крестьянства не стремилась к свержению существующего режима. Их неприятие власти принимало в основном пассивные формы и было вызвано тяжёлым экономическим положением, социальной несправедливостью. Колхозники были против фактического бесправия - изъятия производимой продукции, мизерной оплаты труда в артелях, что приводило к уклонению от работы, расхищению колхозной продукции, возникновению слухов о роспуске колхозов.

В заключительном слове председателей были подведены итоги работы секции

СЕКЦИЯ № 7: «ЦЕРКОВЬ И ВОЙНА»

Председатели: Симонов В.В., Македонская В.А.

В ходе работы секции профессорами и доцентами Московского и Цзылинского (Китай) университетов, а также МИФИ были сделаны пять докладов.

Македонская В.А.[58]

«Патриотическая деятельность Русской Православной Церкви

в годы Великой Отечественной войны (1941-1945)»

Цейхун Я.[59]

«Роль Русской Православной Церкви в Великой Отечественной войне»

В докладах профессора В. А. Македонской и доцента из Китая Ян Цуйхун были глубоко проанализированы основные проблемы, связанные с патриотической деятельностью РПЦ в годы Великой Отечественной войны, рассмотрены аспекты взаимоотношений Церкви и государства, осмыслены идеологические основы временного и во многом вынужденного восстановления позитивных государственно-церковных отношений под влиянием внешнего давления, потребовавшего коренной перестройки идеологической работы государства, учета в ней позиции и интересов верующей части населения, освещены основные направления патриотической деятельности РПЦ.

Зоитакис А.Г.[60]

«Элладская Православная Церковь и движение Сопротивления»

Доклад доцента А.Г. Зоитакиса был посвящен судьбе Элладской Православной Церкви в годы Второй мировой войны. Рассмотрена деятельность церкви в ее полноте - от епископата до низшего клира и мирян, проанализирован их вклад в освобождение Греции от агрессоров, подробно представлена деятельность церкви, направленная на помощь партизанам и солдатам, за которую духовенство нередко подвергалось наказаниям. Также в докладе была затронута тема содействия монастырей движению Сопротивления.

Ермишина С.А.[61]

Религиозный фактор сознания русских военнопленных в Первую и Вторую мировые войны

В докладе доцента С.А.Ермишиной была поднята проблема религиозного сознания военнопленных в Первую и Вторую мировые войны. Была оспорена высказываемая в последние годы в литературе точка зрения о «новой» черте православия в межвоенный период - его латентной трансформации в неоязычество. Доказывается сохранение глубокого чувства веры у людей во время двух военных конфликтов; несмотря на унижение православной веры и недопущение к богослужению; церковь оказывается местом встречи людей, оказавшихся в чужой стране, и способствует их социальной консолидации, что было необходимо в условиях выживания.

Симонов В.В.[62]

«Экуменизм как религиозное измерение глобализации:

место экуменистического движения в послевоенном структурировании мира»

В докладе профессора В.В. Симонова анализируется проблема продолжения конфессионально дифференцированным христианством единой миссии в условиях глобализации. Рассмотрены проблемы глобализации, в частности, ее негативные последствия, ведущие к культурной деградации и росту индивидуализации, вследствие чего происходит разрыв между индивидом и социумом, целенаправленно проецируемый и на религиозные проявления общественного сознания и поведения. Подробно рассмотрен процесс зарождения экуменического движения, его развитие, институциональное оформление (Всемирный совет церквей), поднята проблема места ВСЦ в системе институтов, обслуживающих процесс глобализации в его политико-экономической и идеологической составляющих.

В обсуждении сделанных докладов и в дискуссии приняли участие, профессора Симонов В.В., Македонская В.А. и доценты Ян Цейхун, Ермишина С.А., Зоитакис А.Г.

СЕКЦИЯ № 8: «ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА: ПРОБЛЕМЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

И ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ, КУЛЬТУРЫ, ИСКУССТВА»

Председатели: Тучков И.И., Салиенко А.П.

Присутствовали и выступали: 8 человек. Среди них: 3 преподавателя МГУ им. М.В.Ломоносова, 1 научный сотрудник отдела рукописей ГТГ, 1 научный сотрудник, хранитель коллекции восточноевропейской и немецкой живописи XX века, ГМИИ имени А.С. Пушкина, 1 преподаватель Британской высшей школы искусства и дизайна ( BHSAD), Москва, 1 старший научный сотрудник Московского музея современного искусства (ММОМА), преподаватель МГХПА имени С.Г. Строганова и Школы современного искусства «Свободные мастерские», 1 зав. отделом фольклористики Института истории, языка и литературы УНЦ РАН, студенты и аспиранты исторического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова.

Салиенко А.П.[63]

« " Война " Кукрыниксов. Советская политическая карикатура 1941 - 1945 годов»

Докладчик предлагает комплексный анализ творчества выдающихся советских графиков и живописцев XX столетия, мастеров политической сатиры, известных под псевдонимом Кукрыниксы. Легендарный псевдоним Кукрыниксы объединил трех художников - Михаила Васильевича Куприянова (1903-1991), Порфирия Никитича Крылова (1902-1990), Николая Александровича Соколова (1903-2000). В докладе показана особенность искусства карикатуры в годы войны - это рассвет творчества Кукрыниксов. В 1943 г. состоялась очень популярная выставка Кукрыниксов в Третьяковской галерее наглядно показавшая значение их политической графики в годы войны. Автор считает, что если в искусстве Западной Европы и Америки очень популярны комиксы, то в России эта традиция пресеклась, и необходимо новое осмысление этого феномена особенно в искусстве политической сатиры. Поскольку политическая реклама, орудие пропаганды, в советское время поднялась на очень высокий уровень, а в годы войны стала еще более востребована. Это было показано докладчиком на анализе знаменитого плаката «Беспощадно разгромим и уничтожим врага». В докладе прозвучали следующие положения: смешной враг уже не так страшен, как страшен смех; и Кукрыниксы это блестяще использовали, умело представляя Гитлера, тонко изображая карикатурный образ нацистского лидера. Особенно значительна роль Кукрыниксов в создании «Окон ТАСС». «Окна ТАСС» были созданы наподобие знаменитых «Окон РОСТА» и особую роль в создании "окон" сыграли Кукрыниксы. Возник и печатный вариант, листовки и плакаты, некоторые достигали 3-х метров. Здесь, по мнению автора, использовались басенные приемы, а образ врага становился смехотворен и глуп; при этом зачастую враг звероподобен: обезьяна, крыса, свинья, осел, коршун; параллельно звучит тема апофеоза войны (изображение образа смерти в разных вариантах, черепа и т.д.). Большое внимание у авторов «Окон ТАСС» уделялось сопутствующему тексту, названию. Использовали стихи С.Маршака, К.Симонова, поговорки. Язык точен и прост. Главная тема - это ненависть к врагу, она взывает к эмоциям, а не интеллекту, как в мирные дни. Часто изображались Гитлер, Геббельс и Геринг, постоянно проводятся параллели с Наполеоном, активно использовалось обращение к стереотипам. Впоследствии Кукрыниксы были направлены в Берлин на Нюрнберский процесс в качестве корреспондентов газеты «Правда». Автору удалось дать компактное и новое по сути понимание особенностей художественного языка и образного строя политической карикатуры Кукрыниксов, продемонстрировать их значение в художественной жизни страна в драматический период Великой Отечественной войны.

Докладчику было задано 4 вопроса, уточняющих и разъясняющих его гипотезы и положения доклада. Состоялась оживленная и конструктивная дискуссия

Кайкова О.К.[64]

«Эвакуация ценностей Московского Кремля в годы Великой Отечественной войны»

Доклад, построенный на обширном документальном материале, посвящен анализу судеб Московского Кремля и входивших в него музеев в годы войны и эвакуации. С 1918 года Московский Кремль вновь обрел статус государственной резиденции. Здесь размещались государственные органы и проживали жильцы из высшего политического руководства, а также семьи национальных пенсионеров (брат В.И. Ленина, Н.К. Крупская, вдова Ф.Э. Дзержинского и др.), обслуживающий персонал. В марте 1940 года было принято постановление о переоборудовании хранилища золотого запаса в Московском Кремле. В июне 1941 года были приняты несколько постановлений о вывозе государственных и художественных ценностей Московского Кремля. Вывозили в Свердловск. 27 июля эвакуация художественных ценностей Московского Кремля завершилась, вывезли порядка 75 процентов экспонатов. Не успели вывезти иконы, размонтировать иконостасы, только 5 икон увезли, а еще часть перевезли в 1942 году. Частично в Челябинск вывезли ценности гохрана и золотой запас. Вывезли и тело Ленина в Тюмень. А город Куйбышев готовили для возможной эвакуации. Август и октябрь 1941 года были отмечены наиболее разрушительными для Кремля бомбардировками. Были и человеческие жертвы. Осень 1941 года - это следующий этап эвакуации художественных ценностей Московского Кремля. Волны эвакуации были связаны с ухудшением положения на фронте и нависающей опасностью новых бомбардировок. Реэвакуация происходила в другой - более спокойной обстановке. Стоит упомянуть мастерство и профессионализм сотрудников Московского Кремля, как при эвакуации, так и при реэвакуации - экспозиция художественных ценностей Московского Кремля была вновь собрана уже весной 1945 года и открыта для первых посетителей.

Вопросов нет.

Герасимова О.Г.[65]

«О войне несерьезно? Вторая мировая в кинофильмах 1940-2000-х годов»

О Великой Отечественной войне создано немало художественных произведений: стихи, романы, повести, песни, карикатуры и в том числе - кинофильмы. Некоторые из кинофильмов были созданы еще в разгар боевых действий. Часто при создании кинофильмов о фашизме, Второй мировой и Великой Отечественной войнах выбор падал на эксцентричные комедии (например, "Великий диктатор"). Эксцентрику использовали и советские режиссеры - "Швейк готовиться к бою". Эксцентрика позволяет показать действительность объемно, карикатурно. Цензура более охотно пропускала такие фильмы. После 1940-х годов в советских фильмах о Великой Отечественной войне наступает перерыв в эксцентричной форме подачи материала. В Европе же по прежнему снимаются такие эксцентричные по форме фильмы как "Мистер Питкин в тылу врага" и "Баббета идет на войну". Докладчик отметил, что часто в таких эксцентричных по форме фильмах используется прием схожести героя и известной художественной личности (схожесть Питкина с немецким генералом и т.д.). С точки зрения здравого смысла многие сюжеты таких эксцентричных по форме фильмов абсолютно немыслимы, но они имеют наиболее сильную степень воздействия на массового зрителя, что и было главной целью их создателей. Эксцентричная комедия о войне имеет право на существование только в случае понимания нереальности происходящего. Чем больше проходит времени после войны, тем больше стирается у людей память о войне. Это позволяет авторам кинофильмов несколько «искривить» реальность и восприятие войны для достижения большего художественного эффекта.

Докладчику было задано 2 вопросов, уточняющих и разъясняющих его гипотезу.

Буянова Н.В.[66]

Выставочная деятельность Третьяковской галереи в годы Великой Отечественной войны

С момента объявления войны началась активная подготовка к эвакуации художественных коллекций ГТГ. Эвакуировали экспонаты ГТГ в Новосибирск. Само же здание ГТГ в Лаврушинском переулке в Москве сильно пострадало в результате бомбардировки. После быстрого восстановления здания, уже в 1942 году была открыта выставка "Великая отечественная война". Подобный важный и актуальный выставочный проект должен был усилить, по мнению его организаторов, чувство патриотизма. Эта выставка проходила в течение года и параллельно с этим продолжалось восстановление здания ГТГ в Лаврушинском переулке в Москве. Во время войны были организованы многочисленные выставки не только на московской площадке ГТГ, но и в тех городах, куда были эвакуированы ее художественные собрания - в Перми и Новосибирске. Эта выставочная деятельность имела огромное значение для провинциальных центров, не только с точки зрения подъема патриотического воспитания, столь необходимого во время войны, но для демонстрации шедевров ГТГ в тех городах, где до этого не было возможности познакомить советскую публику с ее собранием лучших произведений отечественного искусства. Тем самым насущно важная пропагандистская работа Третьяковской галереи не прекращалась и в тяжелых военных условиях. В 1944 году вышло постановление о реэвакуации Московских музеев, в том числе и ГТГ. В ноябре 1944 года все экспонаты ГТГ были уже в Москве, а весной 1945 галерея вновь открылась для публики.

Докладчику было задано 3 вопросов, уточняющих и разъясняющих основные положения его доклада.

Булатов Д.А.[67]

Опыт войны и христианские иконографические мотивы

в европейском искусстве 1940-х - начала 1950-х годов

Главная идея доклада, что без трагического опыта Второй мировой войны возможно никогда бы не произошло столь художественно плодотворное движение навстречу друг к другу церкви и современного искусства. Ярким примером такой консолидации может быть скульптура Пикассо "Человек с агнцем". Скульптура Пикассо стала своеобразным гуманистическим ответом на официальное искусство фашизма. При этом очевидно, что в скульптурном образе Пикассо происходит сочетание христианских и языческих мотивов. Также и в работах Шагала военных и первых послевоенных лет появляются христианские мотивы (тема «Распятия»). Пересечение форм и идей авангарда и христианских мотивов можно определить тремя факторами. Первый - изображение сакральных мотивов как наиболее действенный способ изобразить страдание, жертвы, мученичество новой эпохи и т.д. Второй фактор - это попытка церкви вернуть свое сильно пошатнувшееся положение. Третий же фактор - экзистенциальные мотивы. Мотивы популярной экзистенциональной философии препарируются художниками с помощью образов традиционной иконографии, что привносит в художественное произведение новые и более глубокие смыслы.

Докладчику было задан 1 вопрос для уточнения некоторых аспектов его доклада.

Плавинская Е.Д.[68]

Совесть и география. Вторая мировая война

в произведениях классиков немецкого искусства второй половины ХХ века

Доклад посвящен творчеству немецкого художника Йозефа Бойса и его инсталляциям, где главное место занимает тема переживания войны как личной биографии. Война не может быть только идеологической парадигмой, в ней много физиологии, что и определяет художественный строй произведений Йозефа Бойса.

Докладчику было задан 1 вопрос для уточнения некоторых аспектов его доклада.

Турчина О.А.[69]

«Война как инструмент трансформации»

После войны возникло чувство, противящееся несправедливости и бессмысленности. В судьбе многих деятелей искусств война и стала инструментом трансформации. Художники воевали, осуществляли эксперименты в станковой живописи ради выяснения ее фактурности.

Вопросов нет.

Хусаинова Г.Р.[70]

«Отражение Великой Отечественной войны в башкирском фольклоре»

Тема войны отразилась во многих традиционных жанрах фольклора: песнях, былях, частушках, других народных жанрах (юмористические стихи). Докладчиком приводились отрывки башкирского народного творчества военных лет и отражение в нем военной темы, как, к примеру, отражение традиционного сюжета потери отца в фольклоре.

Вопросов нет.

СЕКЦИЯ № 9: «ПРОБЛЕМЫ ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ И ИСТОРИОГРАФИИ ИСТОРИИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ И ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ»

Председатели: Жиляев В.И., Сигачев Ю.В.

Присутствовали и выступали: 12 человек. Среди них: 2 представителя ИРИ РАН, 1представитель ИНИОН РАН, 2 представителя Центра по связям с прессой и общественностью ФСО РФ, 2 представителя Военно-воздушной академии им проф. Н.Е.Жуковского и Ю.А.Гагарина, 1представитель исторического факультета Могилевского государственного университета, студенты и аспиранты исторического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова, гости.

Лыкошина Л.С.[71]

«Вторая мировая война в исторической политике современной Польши»

В докладе Л.С.Лыкошиной было отмечено, что более 70% поляков считают войну важной частью польской истории. Более всего они гордятся действиями армией Крайовой, обороной Варшавы и т.д. Каждый 5-й поляк уверен, что Польшу можно причислить к победителям в войне. Всего 6% поляков считают, что немцам надо было уступить и заключить союз с Гитлером.

Также в Польше активно ведется политика «войны» с памятниками. Народ часто высказывался за сохранение памятников и за историческую справедливость, но историческая политика польского руководства приводила к уничтожению монументов. Памятник - действенное оружие политической борьбы, борьбы за историческую память. Активную роль в борьбе за историческую память играет польский парламент. Возникали дискуссии о сути геноцида. Одна из наиболее острых проблем - варшавское восстание, рассматриваемое как кровавая политика Сталина, не поддержавшего восстание. Также в Польше ведутся работы по идентификации останков участников антикоммунистического восстания, присуждаются награды.

Считается, что конец Второй мировой войны это начало новой волны террора и оккупации со стороны СССР. Достаточно типично приравнивание СССР к фашисткой Германии и название оккупации Польши как совестко-немецкой. В целом речь идет о пересмотре самой сущности Второй мировой войны.

Докладчику было задано два вопроса.

Марчуков А.В.[72]

«Великая Отечественная, Вторая мировая, Советско-немецкая?

Тема войны в украинском националистическом и государственном дискурсе»

В своем сообщении автор отмечает, что на Украине война уже не называется Великой Отечественной, война это не освобождение, а оккупация. В центре новой украинской идеи (зародилась в конце 19 века) - украинская нация отдельная, принципиально не русская общность. Сейчас в массовое сознание внедряется ненависть к Советскому прошлому. Украинская государственность оказалась заложником этой идеологии. Проблема не в общественных движениях националистов, а в самой сущности идеологии, которая царит в умах многих украинцев - отрицание «русскости» и отрицание советского периода (как периода, который оставил сильный след в украинской идентичности). Новое понимание Второй мировой войны должно быть правоцентричным. Большая роль принадлежит украинской эмиграции (Украина жертва двух диктатур, одна оккупация сменилась другой оккупацией, УПА - третья сила, движение сопротивления). Наиболее ярко эти процессы начались при Кучме и далее процесс шел по нарастающей.

Концепция украинская рассчитана на двух потребителей: на Европу (Украина как страна победившая нацизм) и на внутреннее потребление (третья сила, движение сопротивление, демонизация СССР). То, что происходит на Украине не случайно, а вполне закономерное действие, производное от той идеологии, которая проповедовалась на протяжении последнего времени. Но есть и люди мыслящие иначе. И по тому как называют Вторую мировую войну проходит своего рода линия размежевания в мышлении людей. Нужно либо смириться с официальной идеологией, либо стараться отставить свои ценности. Но отстоять их в рамках нынешнего государства сложно.

Теплухин В.В.[73]

«Интерпретация истории Второй мировой войны на постсоветской Украине»

Докладчик отмечает, что сразу же после распада СССР появилось мнение, что Украина является жертвой оккупации СССР. В годы правление Кучмы был подписан приказ об установлении дня памяти погибших во время «голодомора». Таким образом, СССР обвинялся в голоде на Украине. Утверждалось, что украинские войска и УПА воевали одновременно против Германии и СССР, в интересах борьбы за украинское государство. Был создан институт национальной памяти, его основной задачей было формирование национального сознания украинцев, формирование государствообразующего патриотизма. Были признаны маршалами Шухевич и Бандера. Интерпретация войны, даже в период президентства Януковича, является идеологизированной. Политика центра при Януковиче, была призвана дать свободу в интерпретации войны различным районам и областям. В настоящее время все усиливается тенденция по идеологизации интерпретации войны и идет активное «заигрывание» с националистическими массами.

Богдашкин А.А.[74]

«Дискуссии американских историков об участии германского крупного бизнеса

в нацистских преступлениях в годы Второй мировой войны»

Докладчик подчеркивает, что все руководители стран антигитлеровской коалиции придерживались мнения об империалистическом характере Второй мировой войны. Согласно с этим руководители немецкого бизнеса привели к власти Гитлера и развязали войну. Идет речь о Нюрнбергском процессе. США самостоятельно провели судебные процессы над экономической элитой Германии. Именно американская историография (за счет историков-мигрантов из Германии) начала изучать эту проблему. Но в их исследованиях рассматривался, главным образом, не роль бизнеса в развязывании войны, а его роль в приходе Гитлера к власти.

Итог: в последние годы американская историография проделала большую работу по изучению данной темы. В российской историографии эта тема остается почти не исследованной. Нашим историкам необходимо уделить этой проблеме гораздо большее внимание.

По данной проблеме также было сделано сообщение Елены Спартаковны Сенявской, д.и.н., проф., ведущего научного сотрудника ИРИ РАН Освободительная миссия СССР во Второй мировой войне как объект искажения исторической реальности и исторической памяти. Все докладчики консолидированно выступили против идеологизированного подхода к результатам Второй мировой войны и отметили крайнюю необходимость противопоставить таким попыткам научный анализ данной проблемы в работах современных исследователей.

Борисенко В.В.[75]

Оборонительные бои частей Западного фронта на территории Могилевской области

в июле 1941 г. в современной белорусской историографии

С момента, когда Беларусь стала независимым государством, проблематика войны все время находится в поле зрения историков.

Почему большое внимание уделяется оборонительным боям? Для Белоруссии первые месяцы войны - катастрофа, огромные территории захвачены оккупантами, Беларусь была лишена большого пласта исторического знания (уничтожение памятников и исторических ценностей). Почти все архивы, которые не удалось эвакуировать, исчезли в ходе оккупации. Кроме того, события 1941 года - жертвенный подвиг советского солдата. С ожесточенными боями немецкие войска продвигались на восток.

Оборона Могилева нашла свое воплощение в современной белорусской историографии. 5 монографий. 2011, Н. С. Борисенко "1941 год: пылающие рубежи Днепра и Сожа". В 2011 году прошла конференция, посвященная обороне Могилева.

Традиционно в основу обороны Могилева берется концепция маршала Еременко. По традиционному подходу, оборона длилась 23 дня, по новому - 18 дней. Хотя и это ставится под сомнение, так как официальный приказ на взятие города вышел 20 июля. В отечественной историографии, в целом, довольно хорошо изучена эта тема. Но есть некоторые аспекты, которые еще требуют дополнительного изучения. С. Е. Новиков, анализируя немецкие документы, приходит к выводу о том, что немецкие танки подошли к Могилеву 12 июля, хотя современные белорусские историки называют дату 11 июля. В немецкой историографии встречаются ссылки на то, что немцы взяли Могилев не 27 июля, а на несколько дней раньше. Немецкие документы говорят о 35 тысячах пленных красноармейцев.

Сигачев Ю.В.[76]

«Новые источники по истории Второй мировой войны»

Докладчик представил всесторонний анализ корпуса ранее неизученных источников по истории Второй мировой войны. Источники выявлены им в фондах РГАСПИ, а также в архиве государственной охраны. В первую очередь, это документы высшего политического руководства СССР: Политбюро и ГКО. Эти документы позволяют точнее реконструировать многие важные события и пролить свет на белые пятна истории Второй мировой войны.

Жиляев В.И.[77]

Документы государственной охраны как один их важнейших источнико

в изучения истории Второй мировой войны

Докладчик рассказал, что в 2010 году вышла работа "Московский Кремль в годы ВОВ", где использовались документы государственной охраны. Публикация учебного пособия "История органов государственной охраны и специальной связи в России". За последние годы сделан серьезный шаг в изучении органов госохраны. Публикации ФСО сильно отличаются от псевдонаучных работ.

Документальная база деятельности госохраны является важнейшим источником изучения истории государства. За время существования госохраны было проведено множество мероприятий, которые и были отражены в документах. Показан список военного и политического руководства СССР, охраняемых подразделениями НКВД-НКГБ в годы ВОВ. Статистика деятельности высшего военного руководства СССР в части количества поездок на фронт, по стране, за рубеж.

Задача этих публикаций - развенчание мифов о ВМВ. Например, вопрос о том, где был и что делал Сталин 20-30 июня 1941 года. Микоян писал, что находился в прострации. Сохранилось большое количество журналов допуска в московский Кремль, которые дополняют тетради приема Сталина в особом секторе. Можно рассматривать вопросы деятельности руководства Советского Союза в московском Кремле. Докладчик заострил внимание на том, что документы госохраны и спецсвязи являются одним из важных источников. Намечена подготовка 3-х больших сборников документов: по госохране, по спецсвязи и по конференциям.

Двум докладчикам было задано два общих вопроса. В.В. Борисенко интересовался доступностью документов госохраны для белорусских исследователей.

СЕКЦИЯ № 10: «ОБРАЗОВАНИЕ И НАУКА В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ»

Председатели: Л.С.Леонова, В.Ю.Афиани

В заседаниях секции «Образование и наука в годы Великой Отечественной войны» принимали участие преподаватели ВУЗов и общеобразовательных учебных заведений. В ходе работы подразделения было сделано шесть докладов и одно сообщение.

Леонова Л.С.[78]

«Высшая школа СССР в годы Великой Отечественной войны»

В частности профессор Л.С. Леонова в своем докладе отметила, что война внесла большие изменения в работу высшей школы. Этому способствовали патриотический подъем, военная и трудовая мобилизация учащихся. Докладчик осветил проблемы перестройки обучения в условиях войны, подчеркнув при этом, что все действия научных коллективов и сотрудников ВУЗов были направлены на укрепление обороноспособности страны. Гуманитарное образование призвано было участвовать в укреплении патриотического подъема, национального самосознания, способствовать консолидации общества для борьбы с фашизмом.

Особое внимание профессор Л.С.Леонова обратила на тот факт, что выдающиеся советские ученые поощрялись Сталинскими премиями, студенты обеспечивались бесплатным жильем и продовольствием. В годы войны было создано 14 новых ВУЗов, развивалось гуманитарное образование. В докладе подчеркивалось, что отдельного рассмотрения требует вопрос восстановление ВУЗов территориях освобожденных от немецкой оккупации. В результате предпринятых действий в годы войны было достигнуто гражданское согласие и сплочение общества.

Афиани В.Ю.[79]

Великая Отечественная война и наука: оценки ученого и мыслителя В.И. Вернадского

В докладе доцента В.Ю. Афиани, посвященного В.И.Вернадскому, подчеркивалось, что уже с первых дней войны великий ученый был уверен в победе СССР над фашизмом. Несмотря на критику советского строя, мымлитель считал победу над фашизмом неизбежной. Уже во время Сталинградской битвы Вернадский разрабатывал фундаментальные вопросы ноосферы (обоснование перехода биосферы в ноосферу, когда научная мысль становится самостоятельной силой). В это же время он предлагал практические меры по реформе АН СССР (создание ассоциации научных работников в качестве демократической базы советской науки, практическое развитие отечественного приборостроения, ослабление цензуры, широкая разработка проблем атомной энергии - добыча атомных руд и опыты над ними, создание в АН специального комитета по разработке проблем, касающихся реконструкции страны после войны). Высшие руководители советской науки с настороженно относились к этим предложениям Вернадского и не разрешали публикации наиболее радикальных идей ученого.

Изучение деятельности Вернадского в годы войны особенно важно в контексте изменений в современной высшей школе.

Кривоножкина Е.Г.[80]

Московский государственный университет

и Ленинградский государственный университет: эпизод в эвакуации

27 июня 1941 г. началась массовая эвакуация граждан, предприятий и ценностей в тыл стран, в том числе и в Татарскую АССР, которая была научным центром Поволжья. С июля 1941 г. в их числе оказались и сотрудники научных учреждений. В частности, уже с января 1942 г. республике велась работа над проблемами атома под руководством И.В.Курчатова. Создавались конструкторские бюро. В годы войны наблюдалась нехватка технического оборудования, рабочих и учебных площадей. Возникли проблемы с продовольственным обеспечением научных сотрудников и местного населения, ощущалась острая нехватка медикаментов.

В конце июля 1941 г. научные лаборатории Ленинградского университета перемещались в Елабугу. Туда же планировалась и эвакуация МГУ, но поскольку два ВУЗа не могли разместиться в небольшом городе, МГУ эвакуировали в Ашхабад. Уже 19 сентября 1941 г. началась работа эвакуированных факультетов Ленинградского университета.

Несмотря на тяжелейшие условия для жизни и работы во время войны, сотрудники Московского и Ленинградского университетов внесли свой вклад в победу над фашизмом.

Баркова О.Н.[81]

С истфаком в сердце: студент Герман Бауман - участник европейского Сопротивления

в годы Второй мировой войны

В сообщении О.Н.Барковой повествуется о нелегкой судьбе студента исторического факультета МГУ Германа Баумана. В августе 1941 г., являясь учащимся 4-го курса истфака, он ушел на фронт. В бою был ранен и попал в плен. Затем после тяжелых испытаний оказался в лагере в Нидерландах. В 1944 г. Г.Бауман бежал и примкнул к голландскому Сопротивлению.

В послевоенные годы Г. Бауман работал в советских учреждениях в Голландии. По возвращении на Родину он познал тяготы бывшего военнопленного. Ситуация изменилась после 1956 г. В 1965 г. Герман был принят в ряды коммунистической партии, а в 1968 г. стал работать в Ростовском университете. В ВУЗе Бауман занимался наукой и преподаванием. В 1984 г. защитил докторскую диссертацию по истории Нидерландов. История Германа Баумана служит примером стойкости и героизма советского человека.

Зимин И.В.[82]

Первый Ленинградский медицинский институт 1941-1942 гг.

В своем докладе профессор И.В.Зимин отметил, что институт был основан в конце XIX века. В первые дни войны ВУЗ перешел на работу в режиме военного времени. 5-й курс 1941 г. пришлось выпускать досрочно.

Во время блокады сотрудники и учащиеся института принимали активное участие в эвакуации раненых, оказывали срочную медицинскую помощь местным жителям и военнослужащим, освобождали улицы Ленинграда от тел погибших.

Несмотря на тяготы военного времени продолжалось обучение студентов и научная работа коллектива института. Подготовка и защита диссертаций проходила буквально в полевых условиях. Сотрудники института и студенты, как и многие другие жители Ленинграда, погибали как от военных действий, так и вследствие блокады. Подвиг этих людей должен быть увековечен в памяти потомков.

Швец Т.Д.[83]

Проблемы восстановления системы образования в годы Великой Отечественной войны

В докладе Т.Д.Швец обратила внимание на тот факт, что восстановление системы образования годы Великой Отечественной войны усложнялось ввиду ряда факторов. Прежде всего, необходимо было преодолеть последствия фашистской пропаганды и оккупации. Другой проблемой стала разруха, царившая в культурных и учебных заведениях. Большое участие в восстановлении сооружений принял комсомольский актив, организованный в специальные строительные бригады.

Восстановление научных учреждений во многом осуществлялось благодаря административному ресурсу на всех уровнях и было осуществлено в сжатые сроки.

Лаврова Е.В.[84]

Актуальность изучения истории Второй мировой войны в современной школе

В докладе Е.В.Лавровой было обращено особое внимание на тот факт, что после распада СССР практически во всех бывших советских республиках формируется собственный взгляд на историю Второй мировой и Великой Отечественной войны. Главная трудность связана с политизацией проблемы и огромным массивом противоречивой информации, имеющейся в широком доступе. Вследствие этого наблюдается отсутствие последовательной линии в преподавании чрезвычайно важной во всех отношениях темы. Большое значение имеет адекватная оценка событий в СМИ, а также объективный взгляд на историю войны.

Ключевая роль в этом отношении отводится учителям, поскольку именно они первыми рассказывают учащимся о событиях 1939-1945 гг. В их задачу входит заинтересовать школьников правдивой историей глобального мирового конфликта. Одним из способов является посещение музеев, организация встреч с ветеранами. К сожалению, этому аспекту уделяется чрезвычайно мало внимания в учебном плане, который нацелен на прохождение материала, а не на усваивание школьниками в полном объеме истории Великой Отечественной войны и патриотическое воспитание молодежи.

Итоги работы конференции были подведены на вечернем заключительном пленарном заседании 16 сентября 2015 г. деканом исторического факультета академиком РАН С.П.Карповым.



[1] Сетов Роман Александрович - к.и.н., доцент кафедры новой и новейшей истории стран Европы и Америки исторического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова

[2] Божинов Воин - PhD, научный сотрудник Института Истории Болгарской Академии наук (Болгария, София)

[3] Ольга Игоревна Агансон - к.и.н., с.н.с. кафедры новой и новейшей истории стран Европы и Америки исторического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова

[4] Елена Юрьевна Зубарева - к.и.н., доцент факультета Высшая школа перевода МГУ им. М.В.Ломоносова

[5] Юрий Александрович Щетинов - к.и.н., доцент кафедры истории России XX-XXI века исторического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова

[6] Борис Витальевич Сафорнов - к.и.н., доцент кафедры всеобщей истории и международных отношений Рязанского государственного университета им. С.А.Есенина

[7] Александр Михайлович Фомин - к.и.н., доцент кафедры новой и новейшей истории стран Европы и Америки исторического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова

[8] Дмитрий Игоревич Портнягин - к.и.н., доцент кафедры европейских исследований факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета

[9] Татьяна Викторовна Волокотина - д.и.н., зав. Отделом истории Восточной Европы после Второй мировой войны Института славяноведения РАН

[10] Искандэр Эдуардович Магадеев - к.и.н., старший преподаватель кафедры истории и политики стран Европы и Америки факультета Международных отношений МГИМО(У) МИД РФ

[11] Андрей Зурабович Пресняков - к.и.н., научный сотрудник факультета политологии МГУ им. М.В.Ломоносова

[12] Татьяна Александровна Некрасова - к.и.н., старший научный сотрудник кафедры новой и новейшей истории стран Европы и Америки исторического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова

[13] Владимир Игоревич Батюк - д.и.н., ведущий научный сотрудник Института США и Канады РАН

[14] Андрей Анатольевич Сидоров - к.и.н., доцент кафедры новой новейшей истории стран Европы и Америки исторического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова

[15] Наталья Николаевна Наумова - к.и.н., доцент кафедры новой и новейшей истории стран Европы и Америки исторического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова

[16] Наталья Викторовна Кирсанова - к.и.н., доцент кафедры новой и новейшей истории стран Европы и Америки исторического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова

[17] Константин Валерьевич Миньяр-Белоручев - к.и.н., доцент кафедры новой и новейшей истории стран Европы и Америки исторического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова

[18] Гришаева Лидия Евгеньевна - д.и.н., профессор кафедры истории России ХХ-ХХI вв. исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

[19] Невежин Владимир Александрович - д.и.н., ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН, Центр по изучению отечественной культуры

[20] Остапенко Александр Иванович - к.и.н., доцент кафедры истории России ХХ-ХХI вв. исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

[21] Борисёнок Юрий Аркадьевич - к.и.н., доцент кафедры истории южных и западных славян исторического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова

[22] Будаева Лина Андреевна - соискатель кафедры истории России XX-XXI вв. МГУ имени М.В. Ломоносова

[23] Козленкова Анна Сергеевна - аспирантка кафедры истории России XX-XXI вв. МГУ имени М.В. Ломоносова

[24] Владимир Александрович Перцев - к.и.н., доцент кафедры новейшей отечественной истории, историографии и документоведения исторического факультета Воронежского государственного университета

[25] Михаил Викторович Ходяков - д.и.н., профессор, заведующий кафедрой новейшей истории России института истории СПбГУ

[26] Шефов Николай Александрович - к.э.н., научный сотрудник Центра по связям с прессой и общественностью Федеральной службы охраны Российской Федерации

[27] Арсений Юрьевич Ермолов - к.и.н., доцент Высшей школы экономики

[28] Георгий Михайлович Алексеев - д.и.н., профессор исторического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова

[29] Ирина Владимировна Быстрова - д.и.н., ведущий сотрудник ИРИ РАН

[30] Бородкин Леонид Иосифович - д.и.н., профессор, заведующий кафедрой исторической информатики исторического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова

[31] Печенкин Александр Алексеевич - д.и.н., профессор, заведующий кафедрой всеобщей и российской истории, Вятский государственный университет

[32] Носкова Альбина Фёдоровна - д.и.н., Институт славяноведения РАН, Москва

[33] Данилович Вячеслав Викторович - к.и.н., доцент, директор Института истории Национальной академии наук Беларуси

[34] Скотони Джорджо - сотрудник Университета в Модене, Италия, доцент ВГПУ (Воронеж, РФ)

[35] Исаев Алексей Валерьевич - к.и.н., преподаватель МГГУ имени М. В. Шолохова

[36] Алексеев Виктор Владимирович - к.и.н., доцент кафедры источниковедения исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

[37] Ащеулов Олег Евгеньевич - к.и.н., старший научный сотрудник, Институт российской истории РАН

[38] Романько Олег Валентинови ч - д.и.н., профессор Крымского федерального университета им. В.И.Вернадского

[39] Кирсанов Николай Андреевич - д.и.н, профессор Государственного университета по землеустройству

[40] Ильяшенко Александр Сергеевич - старший преподаватель Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета, настоятель храма Всемилостивого Спаса, РПЦ

[41] Павленко Дмитрий Юрьевич - аспирант кафедры истории России ХХ-ХХI вв. исторического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова

[42] Тимофеев Алексей Юрьевич - д.и.н., доцент Белградского университета (Сербия)

[43] Татаров Азамат Амурович - аспирант кафедры истории России ФГБОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова»

[44] Безродный Константин Эдуардович - сотрудник Омского отделения Российского военно-исторического общества (г. Омск)

[45] Кононов Алексей Борисович - Член общества изучения истории отечественных спецслужб, Омск.

[46] Байбаков Сергей Александрович - д.и.н., профессор кафедры источниковедения исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

[47] Вдовин Александр Иванович - д.и.н., профессор кафедры истории России XX-XXI вв. исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

[48] Муромцева Людмила Петровна - к.и.н, доцент кафедры истории общественных движений и политических партий исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

[49] Прохоров Андрей Аркадьевич - к.и.н., заместитель декана исторического факультета БГУ

[50] Потемкина Марина Николаевна - д.и.н., проф., заведующая кафедрой Всеобщей истории ФГБОУ ВПО Магнитогорского государственного технического университета им. Носова

[51] Жбанникова Марина Исматовна - сотрудник Дирекции Института истории и международных отношений ЮФУ, ассистент Ростовского государственного медицинского университета, преподаватель факультета СПО филиала ЧОУВО «МУ им. СЮ. Витте» в г. Ростове-на-Дону

[52] Яновский Олег Антонович - д.и.н., профессор, заведующий кафедрой истории России исторического факультета БГУ

[53] Яновская Валентина Васильевна - к. и. н., доцент, зав. отделом историографии и методов исторического исследования Института истории Национальной академии наук Беларуси

[54] Мизис Юрий Александрович - д.и.н., профессор, заведующий кафедрой Российской истории Тамбовского государственного университета имени Г.Р. Державина

[55] Агеева Елена Александровна - старший научный сотрудник Музея истории МГУ имени М.В.Ломоносова

[56] Белоусов Игорь Иванович - д.и.н., полковник, зам. начальника Управления Научно-исследовательского института (военной истории) Военной Академии Генерального штаба Вооружённых сил РФ

[57] Ахмадиева Наркас Вафиевна - старший научный сотрудник отдела новейшей истории Башкортостана, Институт истории, языка и литературы Уфимского научного центра РАН

[58] Македонская Вера Александровна - д.и.н., профессор кафедры «История» МИЯУ МИФИ, Начальник Культурно исторического центра «Наше наследие»

[59] Цейхун Ян - д.и.н., доцент Исторического факультета Института Литературы Цзылинского университета (Китай)

[60] Зоитакис Афанасий Георгиевич - к.и.н., доцент кафедры истории церкви исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

[61] Ермишина Светлана Александровна - к.и.н., доцент кафедры ОДПП исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

[62] Симонов Вениамин Владимирович - д.э.н., профессор, заслуженный экономист РФ, заведующий кафедрой истории Церкви исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

[63] Салиенко Александра Петровна - кандидат искусствоведения, доцент кафедры истории отечественного искусства исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

[64] Кайкова Ольга Константиновна - к.и.н., старший преподаватель кафедры истории России ХХ-ХХI вв. исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

[65] Герасимова Ольга Геннадьевна - Кандидат к.и.н., младший научный сотрудник кафедры истории России ХХ-ХХI вв. исторического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова

[66] Буянова Наталья Васильевна - научный сотрудник отдела рукописей, ГТГ

[67] Булатов Даниил Александрович - научный сотрудник, хранитель коллекции восточноевропейской и немецкой живописи XX века, ГМИИ имени А.С. Пушкина

[68] Плавинская Елизавета Дмитриевна - галерист, преподаватель, Британская высшая школа искусства и дизайна (BHSAD), Москва

[69] Турчина Ольга Александровна - старший научный сотрудник, Московский музей современного искусства (ММОМА), преподаватель МГХПА им. С.Г.Строганова и Школы современного искусства «Свободные мастерские»

[70] Хусаинова Гульнур Равиловна - кандидат филологических наук, зав. отделом фольклористики Института истории, языка и литературы УНЦ РАН

[71] Лыкошина Лариса Семеновна - д.и.н., главный научный сотрудник, ИНИОН РАН

[72] Марчуков Андрей Владиславович - к.и.н., старший научный сотрудник ИРИ РАН, Центр истории народов России и межэтнических отношений

[73] Теплухин Вячеслав Владимирович - к.и.н., начальник военно-исторической научно-исследовательской лаборатории ВУНЦ ВВС, «Военно-воздушная академия им. проф. Н.Е.Жуковского и Ю.А. Гагарина»

[74] Богдашкин Александр Андреевич - к.и.н., старший научный сотрудник ВУНЦ ВВС, «Военно-воздушная академия им. проф. Н.Е.Жуковского и Ю.А. Гагарина»

[75] Борисенко Владимир Васильевич - к.и.н, доц.. декан исторического факультета Могилевского государственного университета имени А.А.Кулешова

[76] Сигачев Юрий Васильевич - к.и.н., научный сотрудник центра по связям с прессой и общественностью Федеральной службы охраны Российской Федерации

[77] Жиляев Валентин Иванович - к.и.н., научный сотрудник центра по связям с прессой и общественностью Федеральной службы охраны Российской Федерации

[78] Леонова Лира Степановна - д.и.н., профессор, заведующая кафедрой истории общественных движений и политических партий исторического факультета имени М.В.Ломоносова

[79] Афиани Виталий Юрьевич - к.и.н., доцент, директор Архива РАН, почетный член Российской академии художеств

[80] Кривоножкина Екатерина Геннадьевна - к.и.н., зам. директора Института международных отношений, истории и востоковедения (Казанский (Приволжский) федеральный университет)

[81] Баркова Ольга Николаевна - к.и.н., доцент Высшей школы (факультета) государственного аудита МГУ имени М.В.Ломоносова

[82] Зимин Игорь Викторович - д.и.н., профессор, заведующий кафедрой истории Отечества, Первого Санкт-Петербургского медицинского института им. акад. И.П.Павлова

[83] Швец Татьяна Дмитриевна - к.и.н., доцент, зам. начальника Культурно-исторического центра "Наше наследие"

[84] Лаврова Елена Витальевна - учитель истории и обществознания, эксперт ОГЭ и ЕГЭ, члена методического совета ГБОУ города Москвы школы №1995



Рассказать о публикации коллеге 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2015 Исторические Исследования

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.