О распространении расовых идей Ж.А. Гобино в Германии начала ХХ века
О распространении расовых идей Ж.А. Гобино в Германии начала ХХ века

Известно, что консервативное политическое сознание представляет собой круг идей, оправдывающий исторически изживший политический порядок[1]. Оно всегда индивидуально, т.е. формируется и формулируется только индивидуальным сознанием, возникает в одной думающей голове. Это, по сути, сознание человека, попавшего в напряжённую, некомфортную политическую и социальную ситуацию, и мышление об этой ситуации. Можно предположить, что большинство людей хотя бы раз в жизни оказываются в сложной политической ситуации и отдаются страсти по прошлому порядку в страхе перед неизвестным будущим.

Имеем ли мы право, вследствие этого, объявить всех людей приверженцами консервативной политической традиции? Имеем, при двух одновременных условиях: первое, кратковременность (на время разворачивания ситуации), второе, рефлексия над собой в этой политической ситуации, фиксирование собственного консервативного сознания в конкретной ситуации. Последнее условие, как предполагается, сложно распространить на большинство людей, предпочитающих заменять собственное мышление готовыми смысловыми штампами, называемые также идеологией (уйдём здесь от споров по поводу «самой неуловимой концепции во всей социальной науке» на позиции «немецкого», эпистемологически-философского понимания идеологии[2]).

Важной функцией идеологии является выделение и фиксирование политических эмоций и настроений населения, постоянно меняющихся, то засыпающих, то бурлящих, таящих в себе огромную потенциальную мощь. Наверное, государственная власть и есть возможность подчинения этой энергии.

Целью любой политики является власть. Другие сферы жизни людей: экономика, религия, наука, искусство и прочее интересуют политиков с прагматической точки зрения, т.е. в какой мере разговоры о них помогут взять власть или удержать её у себя. Стремление к власти развязывает политикам языки и руки, позволяя использовать и смешивать в своих идеологиях любые экономические концепции, религиозные взгляды, научные теории и течения в искусстве по собственному усмотрению. Наверное, поэтому программы политических партий и их лидеров, чаще всего представляют собой набор рецептов на все случаи жизни. Идеология, таким образом, представляется важнейшим инструментом политической борьбы за мнения и энергию масс. Причём не важно, как идеология определяется самими же идеологами (консервативной, либеральной, христианской, демократической или социалистической), важно насколько идеологические постулаты будут доходчиво сформулированы и насколько эффективны механизмы её навязывания в индивидуальные сознания.

Революционная активность европейцев в XIX – первой четверти XX веков показала перемену политической и социальной ситуации: мощную силу приобретал народ, вооружённый социалистической идеологией, политический приоритет теряла монархическая элита, ограниченная собственным феодально-сословным кругозором. Миллионами людей, увлечённых социалистическими идеями и страждущих лучшей доли, нельзя было управлять, опираясь только на авторитет своих титулов и штыки солдат. Требовался более тонкий инструмент власти. Это хорошо понимал в Германии кайзер Вильгельм II, что привело к его противостоянию с Бисмарком и, в итоге, к отставке последнего. Необходимо было сформулировать для немцев более сильные и глубинные мотивы политической жизни, чем социалистические. Для этого хорошо подошли расистские и националистические идеи. Предстояла непростая задача: сделать убеждение о собственном превосходстве массовым, т.е. подготовить новую идеологию. На помощь идеологам пришли более или менее талантливые учёные, дилетанты, а часто просто шарлатаны. Любопытно, что среди них оказалось много иностранцев (например, французы Ж.А. Гобино, Ж.В. де Лапуж, Г. Лебон, англичанин Х.С. Чемберлен и другие).

Наиболее авторитетной расовой теорией в это время была теория Жозефа Артюра Гобино (1816–1882), развернутая в его основном труде «Опыт о неравенстве человеческих рас» (1853–1855)[3]. Эта работа состоит из шести книг: первая – «Предварительное рассмотрение; определения, поиск и изложение естественных законов, которые регулируют социальную жизнь», вторая – «Распространение античной цивилизации из Центральной Азии на юго-запад», третья – «Распространение цивилизации из Центральной Азии на юго-восток», четвертая – «Семитизированная цивилизация юго-запада», пятая – «Семитизированная европейская цивилизация», шестая – «Восточная цивилизация», плюс Посвящение, Предисловие и Общие выводы.

Расовая доктрина «Опыта о неравенстве человеческих рас» была озвучена Гобино в Посвящении Георгу V, королю Ганновера. Гобино пишет, что современная распространенность революций, войн и беспорядков cподвигли его к этому исследованию и что его задача заключается в обнаружении их коренных причин: «Я постепенно проникся убеждением, что расовый вопрос доминирует над всеми другими проблемами истории и является ключом к ним всем; и что неравенства рас достаточно для того, чтобы объяснить всю цепь судеб народов. <…> В итоге, я убедился, что все великое, благородное, полезное в руках человека на земле, в науке, искусстве и цивилизации происходит из единственной отправной точки, является развитием одного зародыша и результатом уникальной мысли; все великое принадлежит только одной <арийской> семье, различные ветви которой правили во всех уголках Вселенной»[4].

В конце «Опыта...», завершив историческое изложение, Гобино приступает к описанию современного ему мира. Он объясняет важность этой части труда так: «Я не слишком удовлетворен состоянием европейского общества. Но я могу удивляться меньше кого-либо другого, поскольку я написал свой “Опыт”, чтобы показать, как и почему ему безусловно пришлось оказаться в таком положении»[5]. Презрение Гобино к современной Европе привело его к предположению, что современные немцы не являются по существу германцами, то есть древнегерманской крови у них не больше, чем у других европейских народов. Естественно, что многие немецкие гобинисты не принимали этот тезис автора «Опыта о неравенстве человеческих рас» и не соглашались с ним в том, что следы тевтонов надо скорее искать в Англии и Скандинавии, нежели в Германии[6].

Задолго до О. Шпенглера[7] и А. Дж. Тойнби[8] Гобино рассматривал историческое движение с позиции циклического подъёма и падения мировых цивилизаций. Расовая динамика, по мнению автора «Опыта», контролирует судьбу человечества. Работа Гобино не просто призыв к чистоте крови белой расы. Трагический элемент по его замыслу заключается в том, что любая цивилизация может быть создана только комбинацией крови белой расы с кровью других рас (чёрной и жёлтой), но и гибнет она из-за этого же. Таким образом, смешение крови других рас одновременно является дающим жизнь и приносящим смерть началом цивилизации. Гобино был убежден, что многовековые смешанные браки привели к снижению «чистоты крови» человеческой элиты, в результате чего мировая цивилизация достигла окончательного кризиса. Идея полного паралича человечества, обусловленного этим кризисом, отличает его от других теоретиков расизма. Интересно, что Гобино даже не попытался предложить миру какой-либо политической панацеи от кризиса. Таким образом, мышление Гобино было не только консервативным, но и пессимистичным. Наверное, поэтому консервативные и расовые идеи Гобино не были популярными при его жизни. Даже дружба Гобино с Рихардом Вагнером не добавляла популярности сочинениям француза[9]. История гобинизма начинается только после смерти основателя.

В 1894 г. в Германии было основано «Общество Гобино», число членов которого в 1914 г. достигло 360 человек[10]. Особенно активную роль в распространении гобинизма в Германии сыграл основатель этого общества Людвиг Шеман (1852–1938). Он долгое время входил в избранный кружок вагнерианцев, но потом покинул его по причине интеллектуальной ограниченности входящих в этот кружок лиц. Шеман в 1888–1890 гг. перевёл «Опыт о неравенстве человеческих рас» на немецкий язык, в 1902 г. при его содействии «Опыт» был впервые опубликован в Германии в трёх томах, а в 1939‑1940 гг. вышло в свет уже пятое его издание. В 30-е годы в нацистской Германии активно издавались краткие пересказы «Опыта о неравенстве человеческих рас». В 1917 г. издатель Л. Шемана Ю. Ф. Леман (работал также в правлении Пангерманского союза) основал националистический журнал «Народ и раса», где печатали статьи по проблематике «расовой гигиены», в том числе Жорж Ваше де Лапуж (которого Вильгельм II называл единственным великим французом[11]) и Ганс Ф.К. Гюнтер (которого высоко ценили А. Розенберг, Г. Гиммлер, Г. Геринг, а коллеги антропологи называли «фанатичным невеждой»[12]). Л. Шеман и Ю.Ф. Леман входили в «Нордическое кольцо», созданную в 1926 г. мистико-расистскую организацию, также занимавшуюся популяризацией расизма и гобинизма. Адольф Гитлер был хорошо знаком и с Ю.Ф. Леманом, часто бывая у последнего дома в гостях[13], и с «Опытом о неравенстве человеческих рас» Гобино, что видно при анализе расовых взглядов, изложенных в «Моей борьбе»[14].

Таким образом, германская политическая элита в идеологических целях использовала консервативные и расовые взгляды Гобино, постепенно переплавлявшиеся в идею избранной нации. Немецкие идеологи извлекли из гобинизма и соединили два важных идейных элемента: символ чистой арийской крови и эсхатологический мистицизм. Многократно воспроизводясь в средствах массовой информации эти мощные символы, видимо хорошо подходящие для немецкой массовой эстетики мышления, вытеснили собственное думание миллионов немцев, заменяя его повышенной эмоциональностью, удобной для политического манипулирования. Эти идеи, считающиеся реакционными или крайне консервативными, становились в кайзеровской Германии принципом построения идеологии правящих политических кругов. Эта идеология в конце XIX – первой четверти XX веков конкурировала с либеральной и социалистической идеологиями с бóльшим успехом, поскольку смогла воодушевить, мобилизовать и повести за собой большие массы людей и способствовала появлению так называемых харизматичных политических лидеров. Результат этой борьбы идеологий – падение человечества в пропасть Второй мировой войны, страх и ужас перед которой спустя 70 лет ещё жив в памяти людей.



[1] Муштук О.З. Политология: учебное пособие / Московский государственный университет экономики, статистики и информатики. – М. , 2005. С. 54-55.

[2] Мусихин Г.И. Очерки теории идеологии. – М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2013. С. 1-3.

[3] Gobineau J.-A. Essai sur l¢ inegalité des races humaines. T. 1–2 // [Электронный ресурс] – URL: http://dx.doi.org/doi:10.1522/cla.goj.ess (дата обращения: 07.09.2015).

[4] Gobineau J.-A. Essai sur l¢ inegalité des races humaines. T. 1–2. P. 29-30 // [Электронный ресурс] – URL: http://dx.doi.org/doi:10.1522/cla.goj.ess (дата обращения: 07.09.2015).

[5] Biddiss M. Father of Racist Ideology. – N.Y.: Weybright&Talley, 1970. р. 139.

[6] Donnard J.-H. Il y a un siécle. Arthur de Gobineau representant de la France en Suéde (1872–1877). Göteborg, 1978. р. 5.

[7] Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории. – М.: Мысль, 1993.

[8] Тойнби А.Дж. Постижение истории. Сборник. – М.: Рольф, 2001.

[9] Лихтанберже А. Вагнер как поэт и мыслитель. – М.: Алгоритм, 1997. C. 270.

[10] Гофман А. Б. Элитизм и расизм // Народы и расы. 1977, № 7. С. 131.

[11] Тагиефф П.-А. Цвет и кровь: французские теории расизма. – М.: Ладомир, 2009. С. 221.

[12] Шнирельман В. «Цепной пёс расы»: диванная расология как защитница «белого человека» // [Электронный ресурс] – URL: http://www.sova-center.ru/ (дата обращения: 07.09.2015).

[13] Гюнтер Г.Ф.К. Мои впечатления об Адольфе Гитлере. – М.: Издательство «Белобог», 2013.С. 22.

[14] Spielvogel J., Redles D. Hitler's Racial Ideology: Content and Occult Sources // [Электронный ресурс] – URL: http://motlc.wiesenthal.com/site/pp.asp?c...b.../ (дата обращения: 07.09.2015).



Рассказать о публикации коллеге 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2016 Исторические Исследования

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.