Консервативные течения христианской демократии Европы и Латинской Америки: сохранение достигнутого и поиски утраченного
Консервативные течения христианской демократии Европы и Латинской Америки: сохранение достигнутого и поиски утраченного

Христианская демократия представляет собой значительное явление в истории ХХ столетия[1]. Это тем более очевидно, что ушедшее столетие было временем мировых войн, революций и других социальных потрясений. Между тем христианская демократия появилась как политическая сила, которая в этих условиях могла претендовать на конструктивную альтернативу разрушительным тенденциям. Как известно, она разработала собственную идейно-политическую доктрину, включающую признание таких привлекательных ценностей, как политическая свобода, социальная солидарность и христианский гуманизм. Помимо всего прочего специфика христианской демократии побуждала ее к деятельности в социально-политическом пространстве между крайностями, а точнее – между левым популизмом и старым консерватизмом олигархического и бюрократического типа.

Изначально христианская демократия не была консервативной силой, но имела большой потенциал социального реформизма. Это особенно ярко выразилось в идеологии и политике латиноамериканских демохристиан. Как отмечал в 1967 г. один из лидеров христианских демократов Чили Хулио Сильва Солар, Католическая Церковь многие столетия опиралась на консервативные силы, в то время как христианские демократы стремятся к обновлению общества, но не отказываются от своей веры, от своих убеждений[2]. Христианская демократия выступала также за более активную политику на международной арене, призывая к тесному сотрудничеству всех демократических, гуманистических и антикоммунистических сил.

Для совершенствования и распространения своей доктрины христианские демократы создали научные и консультативные структуры, способствовавшие в свое время смягчению политических противоречий и улучшению качества процессов социального взаимодействия.

В последние десятилетия ХХ века наиболее известными лидерами демохристиан были, как известно, в Европе – Гельмут Коль (Helmut Kohl) , а в Латинской Америке – Эдуардо Фрей Монтальва (Eduardo Frei Montalva). Г. Коль успешно провел объединение Германии и усилил влияние своей страны в Европе и мире. Э.Фрей Монтальва помог вывести свою партию на ведущее место в объединении чилийского общества после экспериментов левых и репрессий правоавторитарной диктатуры Аугусто Пиночета (Augusto Pinochet). Казалось бы, в это время у лидеров демохристиан были все основания для оптимизма. Однако в действительности все оказалось совсем не так.

На рубеже XX-XXI столетий христианские демократы пережили тяжелые потрясения. Их влияние во многих странах заметно ослабело. Потеряли свои прежние позиции прежде наиболее авторитетные в Латинской Америке христианские демократы Чили и Венесуэлы. А в Европе значительно уменьшились возможности христианских демократов в Голландии, Швеции и некоторых других странах. Показательно, что именно в это время потерпело неудачу и христианско-демократическое движение в России (хотя обсуждение возможных перспектив его возрождения в нашей стране все еще продолжается). Однако самый тяжелый удар европейские христианские демократы получили в Италии. Крушение в 90- е гг. итальянской ХДП – это самая настоящая катастрофа, и не только политическая. Правда, сами итальянские исследователи отмечают, что кризис 90-х гг. в Италии был не только виной следствием политики христианских демократов. Как образно выражаются А.Маммоне и С.А.Вельтри, проблемы, существующие в Италии, есть и в других странах, однако в Италии образовался целый «коктейль проблем»[3]. Однако то, что политическими наследниками итальянских христианских демократов оказались несколько куда менее значимых политических организаций, на наш взгляд, дает мало оснований для оптимизма. Что же касается успешного выживания христианских демократов Германии – то здесь, скорее всего, мы видим лишь некий особый случай, то исключение, которое подтверждает общую тенденцию развития.

Главными причинами таких трудных испытаний для демохристиан нам видятся усилившиеся в их политической практике конформизм и прагматизм. В самом деле, именно эти причины ослабления христианской демократии называли такие основательные исследователи их опыта как Эдвард Линч (Edward Lynch) и Скотт Мэйнуоринг (Scott Mainwaring). В частности, как отмечал Линч, христианские демократы не достигли успеха в том, чтобы использовать свой потенциал, поскольку отступили от собственных идеологических принципов. А Мэйнуоринг прямо утверждает, что со временем демохристианские партии стали менее идеалистичными и последовательными в своих программных установках, сделавшихся более прагматичными для расширения рядов своих сторонников[4].

На наш взгляд, подобные оценки исследователей являются достаточно обоснованными и соответствуют реальностям – как Европы, так и Латинской Америки. Действительно, демохристианские президенты Чили 90-х гг. Патрисио Эйлвин (Patricio Aylwin) и Эдуардо Фрей Руис-Тагле (Eduardo Frei Ruiz-Tagle) так и не изменили неолиберальную экономическую модель развития страны, принятую еще в годы правления А.Пиночета, что и вызвало заметное разочарование многих чилийцев. Многолетний лидер венесуэльских социал-христиан Рафаэль Кальдера (Rafael Caldera) в 90-е гг. вновь стал президентом Венесуэлы, но уже как кандидат другой коалиции. Это был его политический успех, однако, весьма кратковременный. Так как следующим президентом этой страны стал левый популист Уго Чавес (Hugo Chavez). Что же касается катастрофы, постигшей итальянскую ХДП, то это было не только политическим банкротством ее лидеров, но и закономерным итогом моральной деградации и порочной политической практики негласного сотрудничества с самыми одиозными кругами итальянского общества. В этом контексте и политические успехи германских христианских демократов оказываются не столь однозначными. Последовательно выражая интересы политической элиты, и в значительной мере удовлетворяя конъюнктурные запросы массового избирателя, Христианско-демократический союз (в меньшей степени это касается баварского ХСС) во многом потерял свое прежнее политическое лицо, отступил от курса на проведение политики в соответствии с христианскими духовными ценностями.

Впрочем, среди исследователей есть и другая точка зрения, согласно которой нынешние успехи германских христианских демократов (особенно Христианско-социального союза в Баварии) есть своего рода норматив христианско-демократической политики и образец для подражания. Такое мнение высказывали, в частности, некоторые российские исследователи (например, Сергей Мезенцев)[5].

Нам трудно согласиться с такой точкой зрения. Тем более – с профессором А.Б.Зубовым, который недавно утверждал, что «Христианство живо в западной политике». В обоснование своей позиции Андрей Борисович называет давно умершего Конрада Аденауэра (Konrad Adenauer) и итальянца Джузеппе Досетти (Giuseppe Dossetti), в конце своей жизни ставшего монахом[6]. Как раз эти имена дают куда больше резонов утверждать нечто иное: «Христианство уходит из западной политики». Ведь одно их упоминание – это в своем роде свидетельство того, как далеко ушли нынешние христианские демократы от времен своих основателей.

Поэтому для христианской демократии нашего времени весьма актуальным оказывается, прежде всего, идейный консерватизм, нацеленный на поддержание пошатнувшихся, а то и переживающих глубокий упадок духовно-нравственных устоев – в первую очередь, сформированных многовековыми трудами Римской Церкви. В противном случае перспективы христианской демократии Европы и Латинской Америки могут оказаться неутешительными. И тогда христианские демократы будут стараться вообще не упоминать о Христе и могут отказаться от своего прежнего названия. Так что в своей реальной политике демохристиане начала двадцать первого века только декларируют желание обрести нечто утраченное. На деле же они оказываются не в состоянии даже сохранить достигнутое, что очевидно в опыте самых успешных из их организаций в Италии, Нидерландах, Венесуэле, Чили, а теперь и в ФРГ.



[1] Исследование выполнено в рамках проектной части государственного задания в сфере научной деятельности Министерства образования и науки Российской Федерации. № 33.526.2014/К «Российская интеллигенция и европейские интеллектуалы в изменяющейся социально-политической действительности ХХ — начала XXI вв.: виртуальность и реальность».

[2] См.: Politica y Espiritu. Santiago de Chile/ 1967. № 301. P.94-95.

[3] Mammone A., Veltri S.A. Un Paese smarrito. // Un Paese normale? Saggi sull’Iialia contemporanea. Milano, 2011. P. 33.

[4] Lynch E.A. Latin American Chrtian Democratic parties: a political economy. N.Y., 1993. P. IX; Christian Democracy in Latin America: electoral competition and regional conflicts. Stanford, 2003. P.364.

[5] Мезенцев С.Д. Международное христианско-демократическое движение: теория и практика. М.,2004.

[6] Зубов А. Христианской политики не существует? // URL: http: // www.im-joseph.com/xristianskoj-politiki-net/



Рассказать о публикации коллеге 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2016 Исторические Исследования

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.