Этноконфессиональный фактор в политической жизни Греции в годы Второй мировой (1940-1944) и гражданской (1946-1949) войн: к постановке проблемы
Этноконфессиональный фактор в политической жизни Греции в годы Второй мировой (1940-1944) и гражданской (1946-1949) войн: к постановке проблемы

Остро актуальная с практической точки зрения проблема влияния меньшинств на политический процесс в отношении к Греции разработана пока недостаточно. В нашей стране предпринимались отдельные попытки обозначить ее применительно к некоторым сюжетам[1]. Однако крупные общественно-политические явления и процессы, такие как Вторая мировая и гражданская войны, несмотря на наличие фундаментальных работ общего плана [2], с этой точки зрения практически не изучались. В Греции идеология унитарного национального государства долгое время препятствовала самой постановке вопроса о меньшинствах, хотя проблема интеграции беженцев много и плодотворно исследовалась. Лишь в последнее время в Греции стали появляться работы на эту тему[3]. Перелом произошел во многом благодаря усилиям исследователей из числа греков диаспоры и других зарубежных ученых[4]. И все же, изучение периода Второй мировой и гражданской войн с этой точки зрения пока находится в начальной стадии. В данной статье предпринимается попытка обосновать необходимость такого рода исследования.

По окончании Первой мировой войны Греция должна была решать во многом те же задачи, что и другие европейские страны. Важнейшими из них были преодоление вызванной войной разрухи и стабилизация социально-политической обстановки. В Греции ситуация имела свои особенности. Основные участники Первой мировой завершили боевые действия в конце 1918 года, но Греция вела войну с Турцией за территории в Малой Азии почти до конца 1922 года. Поражение в этой войне привело страну к острому политическому кризису, установлению диктатуры и во многом предопределило политическую нестабильность в последующие годы [5]. Другим серьезным последствием малоазиатской катастрофы стал резкий рост численности населения Греции за счет притока беженцев из Турции. Он усугубил проблемы, с которыми столкнулась Греция, присоединив значительные территории в ходе Балканских войн.

Рис.1. Рост численности населения Греции в 1840-1940 гг. (чел.)[6]

Для объяснения изменения темпов роста численности населения страны необходимо принять во внимание и расширение ее территории.

Рис.2. Территориальный рост Греции в 1840-1940 гг. (км2)[7]

Как видим, до 1910-х гг. темпы роста численности населения Греции были довольно стабильными и территориальный рост не оказывал на них существенного влияния. Крупнейшее территориальное приобретение ΧΙΧ в., присоединение Фессалии, не привело ни к значительному росту численности населения в абсолютных значениях, ни к существенному изменению ее темпов. Переломными стали 1912-1913 гг., когда население страны выросло почти вдвое[8] за счет двукратного расширения территории. На этом территориальный рост Греции практически завершился [9], но стремительный рост численности населения продолжился за счет миграционного прироста - притока беженцев и вынужденных переселенцев из Турции и других балканских стран. К 1928 году численность населения страны выросла по сравнению с 1907 годом почти в 2,4 раза. Совокупная численность жителей присоединенных территорий - так называемых «новых земель» - и беженцев превысила численность населения прежней Греции.

Новое население по ряду характеристик существенно отличалось от прежнего. До Балканских войн население страны было достаточно гомогенным в этническом и конфессиональном отношениях. Свыше 97% жителей страны составляли греки, около 2% албанцы и арнауты, 0,4% аромуны (куцовлахи), менее 0,1% турки. 98,7% жителей Греции исповедовали православие, 1% католицизм, 0,2% иудаизм, 0,1% ислам, менее 0,1% принадлежали к протестантским церквям [10]. Меньшинства, проживавшие в Греции в границах до 1881 года были хорошо интегрированы в греческое общество. Арнауты традиционно проживали в Центральной Греции, на Пелопоннесе и некоторых островах. Они активно участвовали в общественной и экономической жизни греков еще в османский период, среди них были герои борьбы греков за независимость. Тесно связаны с греческим обществом были и романиоты, жившие в греческой среде много столетий и говорившие на греческо-еврейском диалекте. Католики и протестанты Греции представляли собой исконно греческое по языку и самосознанию население. Католические общины сложились на Кикладах еще в эпоху крестовых походов, часть населения Ионических островов также исповедовала католичество. Появление протестантских конфессий в Греции связано с деятельностью западных миссионеров в XIX в. Присоединение в 1881 году Фессалии и части Эпира сделало этнический и конфессиональный состав Греции более разнообразным. Хотя часть турок уехала в Османскую империю, в этих областях остались турки-мусульмане, албанцы, часть из которых также исповедовала ислам, аромуны. Тем не менее, численность этих групп была невелика: она не превышала 1-2% численности населения нома[11]. В целом по стране самым крупным меньшинством были арнауты (50 тыс. чел.), компактно проживавшие в Аттике и Беотии, и фессалийские аромуны (10 тыс.чел.).

Перепись населения 1928 года, проведенная по завершении миграционных процессов сер. 1920-х гг.[12], дает несколько иную картину.

Рис. 3. Структура населения Греции в 1928 г.[13]

Число этнических греков страны, увеличившись в абсолютных значениях более, чем в 2 раза (с 2,5 млн. чел. до 5,8 млн. чел.) сократилось в сравнительном отношении до 93%. При этом арнауты Центральной Греции и фессалийские аромуны, судя по отсутствию соответствующих значений, были причислены к грекам. Греческое население «новых земель» и, в еще большей мере, беженцы в экономическом и социально-политическом плане тоже еще нуждались в интеграции в состав Греции. Кроме того, по официальным данным, 445 тыс. граждан Греции принадлежали к другим этносам[14]. Они проживали на территориях, присоединенных начиная с 1912 г.

Рис.4. Структура этнических меньшинств в Греции в 1928 г.[15]

Теперь в числе греческих подданных оказались эпирские албанцы-мусульмане, фракийские турки (свыше 85 тыс.чел.), родопские помаки, македонские славяне (свыше 80 тыс.чел.), аромуны и евреи-сефарды (63 тыс.чел.), русские афонские монахи и эмигранты. Особенно многонациональной была Македония. Отдельную категорию населения составляли турецкоязычные христиане, беженцы и переселенцы из внутренних районов Малой Азии. Все эти меньшинства, за исключением беженцев, компактно проживали на своих традиционных территориях, где имели устойчивые хозяйственные и социальные связи как внутри своих групп, так и за их пределами. Теперь эти связи должны были быть переориентированы на греческое общество и экономику. Греческое государство стало превращаться в многонациональное, сохранив при этом унитарную структуру и ценности национального государства.

Данные переписи населения 1928 г. показывают, в каких именно областях Греции расселились беженцы.

Рис.5. Размещение беженцев по областям[16]

Картина миграционных процессов в Греции в 1920-е гг. дополняется данными о внутренних перемещениях населения. Лишь 61% граждан проживал в том же населенном пункте, где родился. Почти 19% составили беженцы и переселенцы из Турции и соседних стран, 20% греков сменили место жительства. Миграции населения внутри страны равномерно затронули все ее регионы, за исключением Западной Фракии, что не может быть объяснено исключительно урбанизацией. Миграции были вызваны также общей социально-политической нестабильностью, вызванной присоединением новых территорий, катаклизмами эпохи Первой мировой войны, последующим притоком беженцев и демобилизованных ветеранов.

Рис.6. Число беженцев в % от общей численности населения по областям[17]

Расселение беженцев и переселенцев из Турции в значительной степени проходило в той же Македонии. Законодательный декрет «О наделении землей безземельных крестьян» от 15 февраля 1923 года[18] предусматривал предоставление земельных участков всем безземельным и малоземельным крестьянам, в том числе и беженцам независимо от национальной принадлежности (ст.4). Государственных земельных угодий (в том числе конфискованных у вынужденных переселенцев из Греции) для решения этой задачи было недостаточно, поэтому был разработан порядок реквизиций и конфискаций земли у частных собственников. В 1920-1930-е гг. в соответствии с этим указом было роздано свыше 20 млн. стремм[19] земли. Наибольшие масштабы перераспределение земельной собственности приняло в Македонии [20].

Стимулируя заселение Македонии греками, правительство надеялось усилить греческий характер этой области и ускорить ее интеграцию в греческое общество и экономику. Однако менталитет беженцев не был идентичным менталитету населения прежней Греции. Своей родиной они считали не Грецию, а Малую Азию. Многие из них долго сохраняли надежду на возвращение домой. Выразителями этих настроений стали выходцы из Малой Азии писатели Илиас Венезис, Дидо Сотириу, Фотис Кондоглу[21]. Уже в 1920-е гг. греческими правительствами предпринимались меры по интеграции этнических меньшинств. Их права были закреплены международными соглашениями, которые Греция была обязана соблюдать, в частности, Договором о меньшинствах 1920 г. В рамках этих соглашений греческие власти стремились привить новому населению страны единое гражданское сознание, сохранив за меньшинствами их национальные языки и культуру. Однако эти меры наталкивались на противодействие не столько самих меньшинств, сколько балканских соседей Греции [22]. Кроме того, коренное греческое население «новых земель» зачастую относилось к беженцам настороженно, а к этническим меньшинствам попросту враждебно. Эти настроения местные греческие элиты выражали в прессе. Например, либеральная салоникская газета «Македония» в конце 1920-х - начале 1930-х гг. из номера в номер настраивала своих читателей против «чужаков»: славян, мусульман и евреев.

В 1920-1930-е гг. Македония стала регионом, где действовали националистические и праворадикальные организации (часто молодежные) [23], а межэтнические противоречия, иногда при попустительстве государства, перерастали в открытые конфликты. Экономические неурядицы и социальная нестабильность ассоциировались с присутствием «чужаков». Так, подогреваемые газетой «Македония» антисемитские настроения переросли в печально известный погром салоникского квартала Камбель, где жила еврейская беднота (1931), совершенный членами националистических организаций[24].

Установление диктаторского режима И.Метаксаса (1936) начало новый этап интеграции беженцев и населения новых земель в греческое общество и экономику. Сам диктатор отлично понимал важность этого процесса, в особенности в условиях нараставшей международной напряженности во второй половине 1930-х гг. Помимо продолжения начатых в предшествующий период мер по экономической и социальной гомогенизации населения страны [25], режим разработал собственную идеологию, направленную на достижение национального единства в новых условиях[26]. Однако к началу Второй мировой войны оно так и не было достигнуто, хотя режиму удалось достичь впечатляющего успеха по консолидации нации на начальном этапе войны.

Для Греции Вторая мировая война началась 28 октября 1940 года, с вторжения фашистской Италии. В результате успешных боев, греческой армии удалось отбросить врага со своей территории. В этой обстановке на помощь своему союзнику 6 апреля 1941 пришла гитлеровская Германия, а также Болгария. После вторжения войск фашистской Германии на территорию Греции, в Восточной Македонии командующий греческой армии генерал Бакопулос, а через две недели - генерал Чолакоглу подписали акт капитуляции. 30 апреля 1941 года оккупанты сформировали марионеточное правительство генерала Чолакоглу. Король Георг II Глюксбург и его министры во главе с Цудеросом эмигрировали в Египет. Греция была поделена на оккупационные зоны, причем Восточная Македония и Западная Фракия перешли под контроль Болгарии. На эти области Болгария претендовала еще в годы Балканских войн[27]. Это были те самые «новые земли», интеграция которых в греческие социально-экономические структуры осложнилась наличием значительных этнических меньшинств и притоком беженцев в 1920-е гг. Уже сам по себе переход их под контроль Болгарии вновь обострил в них национальный вопрос.

По инициативе коммунистов в Греции был создан Национально-демократический фронт - ЭАМ, армия которого - ЭЛАС к лету 1943 года освободила от оккупантов две трети территории страны. На освобожденной территории устанавливалась новая народно-демократическая власть, которая не устраивала политический мир, не вошедший в ЭАМ. С 1942 по 1943 годы в противовес ЭАМ в стране стали создаваться военно-политические организации, куда вербовалась люди разных политических убеждений. Наиболее значительными из них были Национально-демократический греческий союз - ЭДЕС во главе с Н. Зервасом, Национально-социальная оборона - ЭККА во главе с полковником Псаросом, группировка «Х» во главе с генералом Спилиотопулосом и др. Членами этих организаций в основном были монархически настроенные офицеры, а также те, кто стоял за национальное освобождение, но против коммунистов. О том, что среди членов ЭДЕС и ЭККА были и настоящие патриоты признавали и сами коммунисты[28].

В апреле 1943 года в Греции было сформировано новое марионеточное правительство И. Раллиса, которое явилось своего рода связующим звеном с греческими эмигрантскими кругами в Каире[29]. В период оккупации Греции создавались не только марионеточные правительства, но и коллаборационистские военные части, которые различались по характеру. В Центральной Греции и на Пелопонессе были созданы 9 батальонов «эвзонов», (национальной гвардии). Батальоны «эвзонов» выполняли в основном функции жандармерии в крупных городах [30]. Мобилизация в первые четыре так называемых «охранных батальона» была проведена правительством И. Раллиса 7 апреля 1943 года. В них стали вступать члены организаций ЭДЕС и ЭККА. В эти «охранные батальоны» были мобилизованы также различные преступные и деклассированные элементы, а также праворадикалистские круги Центральной Греции, Македонии, Фессалии. Главной задачей «охранных батальонов» была борьба против подразделений ЭАМ-ЭЛАС. Раллис и его сторонники обвиняли левых в пособничестве оккупантам, стремившимся уничтожить греческую нацию: по их мнению, партизаны своими акциями провоцировали оккупантов на массовые казни мирного населения и другие репрессивные меры. Поэтому деятельность Сопротивления носила, как полагал Раллис, антинациональный характер[31]. Неслучайно бойцы «охранных батальонов» носили форму македономахов - греческих партизан в Македонии в начале ХХ в.[32] Кроме того, в адрес ЭАМ-ЭЛАС выдвигались обвинения в сотрудничестве с болгарскими оккупационными властями[33].

Правительство И. Раллиса, тесно сотрудничая с британской военной миссией в Греции, получало поддержку для борьбы с ЭАМ-ЭЛАС. Известны свидетельства военного корреспондента Вальтера Лукаса, работавшего на британскую газету «Daily Express», который прибыл в Грецию в сентябре 1944 года вместе с британской миссией. Он менее всего симпатизировал немцам, и тем более их коллаборационистам, которых иронично называл «квислинговцы», указывая, что последние были более настроены пробритански, чем партизаны ЭАМ. Он считал, что в числе и тех, и других были патриоты[34]. Сам И. Раллис впоследствии утверждал, что не только не считает себя коллаборационистом, но что в Греции вообще не было квислинговских правительств: правительства Г. Чолакоглу (1941-1942), К. Логофетопулоса (1942-1943) и самого Раллиса (1943-1944) стремились не угодить немцам, но защитить национальные интересы греков в условиях оккупации[35]. Состоявшийся в 1945 г. суд пришел к иному мнению и приговорил всех трех экс-премьеров к пожизненному тюремному заключению[36]. Интересно, что само свое согласие занять пост премьера Раллис объяснял желанием не допустить планировавшейся оккупации не только северных районов, но и Центральной Греции болгарскими войсками в условиях расширения боевых действий ЭАМ-ЭЛАС[37].

Ведя подрывную деятельность против ЭАМ-ЭЛАС, англичане всячески поддерживали ЭДЕС, ЭККА, «Х» и др. организации. Ближайшим советником правительства Раллиса и одним из организаторов «охранных батальонов» был С.Гонатас, бывший деятель либеральной партии, которую в свое время поддерживали беженцы, наделенные именно либералами землей. Однако «охранные батальоны», сотрудничая с оккупантами, не смогли остановить мощный подъем освободительного движения. Другие коллаборационистские объединения, куда входили криминальные или полукриминальные элементы, носившие немецкую форму, находились под непосредственным командованием немцев, как, например, в Македонии группа полковника Г. Пулоса, бывшего участника войны в Малой Азии в 1919-1922 гг. В 1946 году состоялся судебный процесс над ним и другими коллаборационистами[38].

Были также коллаборационистские объединения на этнической основе. Так итальянцы рекрутировали куцовлахов в Центральной Греции, мусульман в Западной Греции. В Македонии даже были созданы так называемые «стратегические деревни» в основном из крестьян - беженцев, т.е. тех, кто прибыл в Грецию по обмену населением с Турцией. Эта категория была самой большой по численности[39]. Коллаборационистские объединения из национальных меньшинств были в основном сосредоточены в городах Македонии - Козани, Килкис, Кастория, Флорина, Эдеса. В Килкисе, например, находился отряд из 2000 человек под командованием турецкоязычного грека Кирьякоса Пападопулоса, выходца из Малой Азии, (его турецкое имя Киса Батзак) [40]. После оккупации все эти части были объединены в «Национальные бригады», которые вели борьбу с Демократической армией Греции в период Гражданской войны. Так что связь коллаборационизма с гражданским противостоянием очевидна.

В ноябре 1944 года в результате успешных действий ЭЛАС и наступления Советской армии и ее союзников в Европе остатки гитлеровской армии покинули Грецию. После освобождения страны от оккупантов эмигрантское правительство вернулось из Каира вместе с вооруженными частями, сформированными в Египте из монархических и националистических элементов и предназначенными для борьбы с народно-освободительной армией ЭЛАС. Одновременно в Грецию высадились английские экспедиционные войска под командованием генерала Скоби[41]. Премьер-министр эмигрантского правительства Г. Папандреу и английское командование потребовали от руководства ЭАМ и командования ЭЛАС разоружить и распустить ЭЛАС, на что получили решительный отказ. Фактически Греция оказалась на пороге гражданской войны.

3 декабря 1944 года в Афинах состоялась 500-тысячная демонстрация в поддержку ЭАМ, которая была расстреляна полицией и английскими войсками. По сути началось гражданское противостояние. Все террористические организации и образования концентрировались вокруг монархического лагеря, в центре которого находилась «Народная партия» Цалдариса. Зажиточное крестьянство Фессалии и Македонии поддерживало эту партию. Даже так называемые партии «Центра» поддержали этот лагерь в борьбе против левых сил. Неравные силы вынудили войска ЭЛАС отступить из Афин и Пирея, а затем, по Варкизскому соглашению между ЭАМ и греческим правительством 12 февраля 1945 года, произошло разоружение ЭЛАС[42].

18 июня 1946 года был принят закон «О мерах по обеспечению общественного порядка», на основании которого любой гражданин мог быть объявлен врагом общественного порядка, которому грозила смертная казнь. На этом основании в руководящие органы профсоюзов вводили крайних реакционеров. В столице Фессалии, в городе Лариса было убито 13 председателей и секретарей профсоюзов. В результате карательных экспедиций в Ларисе было убито более 100 человек. Главными лозунгами «Народной партии» были - «славянская опасность» и «антикоммунизм»[43]. В ответ на развязанный террор 28 октября 1946 года разрозненные партизанские отряды бывшей ЭЛАС объединились в Демократическую армию Греции - ДАГ и начали наступление на города Пендалофос и Науса в Македонии. В приказе №1 от 26 ноября 1946 года Верховного штаба ДАГ было указано о необходимости создания Главного командования партизан Македонии, Фессалии, Румелии и Эпира[44]. 10 августа 1947 года Верховный штаб ДАГ принял закон об организации народной власти в освобожденных районах страны. Кроме этого был издан акт №3 о земельной реформе, в котором декларировалось, что земля принадлежит тем, кто ее обрабатывает, а размер земельного надела должен обеспечить крестьянину и его семье средства к существованию [45]. Подобная формулировка закона настраивала против ДАГ зажиточное крестьянство Македонии и Фессалии, в том числе беженцев, получивших земли на севере Греции в 1930-е годы, так как вела к перераспределению земли.

Крупные бои между ДАГ и правительственной армией, (соотношение в живой силе 1:10, а по артиллерии и орудиям 1:50) развернулись летом 1948 г., когда была проведена крупнейшая в истории Гражданской войны операция правительственных войск под кодовым названием «Коронис» («Вершина»). Главной ее целью был полный разгром ДАГ. Операция планировалась в районе хребта Граммос в Западной Македонии и диктовалась не только стратегическими, но и политическими соображениями, т.е. стремлением не допустить поддержки ДАГ северными соседями[46]. Однако, эта операция не достигла цели из-за упорного сопротивления ДАГ. Большие потери понесли обе стороны, но если правительство после этого увеличило численность войск, то Демократическая армия не смогла этого сделать; она постоянно испытывала дефицит резервов, особенно в Македонии. В ходе операций ДАГ пополняла свои силы за счет добровольцев, захватывала у вражеских частей оружие, боеприпасы. Проводилась также мобилизация населения в районах, контролируемых Демократической армией, однако, численный состав увеличивался недостаточно. В 1948 году увеличить численность армии не удалось, так как партизаны вели в основном оборонительные бои, так было с обороной горного массива Вици.

Стремясь лишить ДАГ источников снабжения и пополнения, афинские власти выселяли население из контролируемых партизанами районов в «стратегические деревни», территории рядом с городами. По некоторым данным, к 1948 году было насильственно переселено около 600 тыс. человек [47]. Проводя операции по захвату городов, например, г. Птолемаис и г. Сятиста в Западной Македонии, ДАГ не могла удержать их. Захватив г. Кардица в Фессалии, партизаны смогли продержаться там лишь три дня. То же произошло и с городами Науса и Эдеса в Западной Македонии[48]. Таким образом источники пополнения ДАГ фактически иссякали и было уже трудно возместить потери, тем более создать резерв для стратегического наступления. В 1949 году многие из операций, проведенных ДАГ, заканчивались неудачами (Ардея, Флорина, Эдеса и др.) и стоили неисчислимых жертв.

Известный греческий историк Антонис Льякос указывает на то, что гражданская война состояла из множества конфликтов: это и разные идеологии, политические преференции, мировоззрения. Кроме того, одним из конфликтов было решительное заявление о себе национальных меньшинств (славян, тюркоязычных греков, понтийцев и т.д.), которые способствовали росту национализма[49].

Официальные круги Греции, под руководством британской и американской миссий, вели пропагандистскую кампанию против соседних Югославии, Албании и Болгарии, якобы пытавшихся отторгнуть северную часть Греции, населенную национальными меньшинствами. ДАГ изображалась их инструментом, а потому представляла угрозу территориальной целостности страны. Это также лишало ДАГ широкой народной поддержки. Но к окончательной дискредитации ДАГ привело провозглашенное в январе 1949 года заявление коммунистов о том, что в случае победы Демократической армии, македонский народ, т.е. славяно-македонцы, населяющие северную часть Греции, добьется своего полного национального освобождения. Это заявление не только обострило проблему национальных меньшинств в Северной Греции, но и дало повод греческому правительству обвинить компартию в намерении отторгнуть Македонию[50].

С февраля 1949 года начинается череда поражений ДАГ; за потерей городов Науса и Карпенисион, партизаны не смогли захватить Флорину на северо-западе Греции. Теснимая правительственными войсками, Демократическая армия в основном сосредоточилась в безлюдных горах Вици и Граммоса. К тому времени численность ДАГ существенно сократилась; кампания по вербовке партизан, начатая в апреле 1949 года, практически ничего не дала. На 300 тыс. правительственных войск приходилось лишь 20 тыс. бойцов ДАГ[51]. К лету 1949 года соотношение сил еще больше изменилось не в пользу ДАГ, а осенью Демократическая армия была вынуждена прекратить вооруженную борьбу. Гражданская война, продолжавшаяся более трех лет, сопровождавшаяся массовым террором, (на стороне правительственных войск воевали освобожденные из тюрем бывшие квислинговцы), унесла 154 тыс. жизней. Это в три с половиной раза превышало потери Греции в боях второй мировой войны и национального сопротивления[52].

Причин поражения Демократической армии было много - это и международный фактор и социальный и стратегический. Но одной из причин, которая способствовала отрыву ДАГ от широких масс, была позиция коммунистов по македонскому вопросу. Север Греции, населенный национальными меньшинствами, присоединенный к греческому государству в результате Балканских войн в 1912-1913гг., рассматривался греками как исконно греческая территория, и всякое покушение на нее воспринималось как удар по национальным интересам страны.

Хотя ДАГ была наследницей ЭЛАС и в ее рядах сражались те же люди, но отношение населения к ней изменилось по сравнению с периодом оккупации. Это можно проследить и по карте. Боевые действия сил Сопротивления с успехом велись по всей Греции. ЭЛАС к осени 1944 г. удалось поставить под свой контроль практически всю территорию страны. Если посмотреть на карту боевых действий ДАГ, то ее операции были сосредоточены преимущественно в северной части Греции, то есть в «новых землях». На территории «старой Греции» ДАГ не получила поддержки. Важным фактором, обусловившим закрепление партизан-коммунистов именно в этих районах, стало поступление помощи из соседних Болгарии, Югославии и Албании. Однако нельзя считать эту помощь единственной причиной временных успехов ДАГ и затяжного характера гражданской войны. На наш взгляд, еще одну причину следует искать в той сложной этнической, конфессиональной и социально-экономической ситуации в «новых землях», которую так и не удалось полностью урегулировать греческим правительствам межвоенного периода. Скрытые противоречия между различными группами населения в этих областях вновь обострились уже в годы Второй мировой войны и проявились в полную силу в годы войны гражданской.

Присоединение обширных новых земель в ходе Балканских и Первой мировой войн, последующий приток беженцев в результате проигранной греко-турецкой войны и обмен населением в Турции фактически превратили Грецию из национального в полиэтничное государство. При этом ориентированная на национальное унитарное государство идеология продолжала определять государственную политику, которая была нацелена не только на формирование устойчивых хозяйственных связей на новых территориях, но и на социально-политическую гомогенизацию населения, привитие ему единого греческого государственного сознания. Однако не все предпринятые в этом направлении усилия увенчались успехом, а указанную политику в целом прервала Вторая мировая война. Оккупация, в особенности болгарская, привела к новому обострению национального вопроса в северных областях Греции, где большой процент населения составляли беженцы и меньшинства. Эти социальные группы, по всей видимости, оказали существенное воздействие на течение, локализацию и исход гражданского противостояния в стране в 1946-1949 гг.



[1] Петрунина О.Е. Политическая система современной Греции. М., 1999; Она же. Афонский вопрос в 1912-1917 гг. по материалам русских дипломатических источников // Вестник архивиста. 2002, № 1. С. 64-82; Она же. Интеграция Афона в состав греческого государства в первой четверти ХХ в. // Вестник Московского университета. Сер. 21. Управление (государство и общество). 2014, № 2. С. 107-125.

[2] Кирьякидис Г.Д. Греция во второй мировой войне. М., 1967; Кирьякидис Г.Д. Гражданская война в Греции 1946-1949. М., 1972; Vlavianos H. Greece, 1941-1949: From Resistance to Civil War, the Strategy of the Greek Communist Party. L., 1992; Δορδανάς Σ. Έλληνες εναντίον Ελλήνων. Αθήνα, 2006; Close D. The Origins of the Greek Civil War. L. - N.Y., 1995; Gerolymatos A. Guerrilla Warfare and Espionage in Greece, 1940-1944. N.Y., 1992.

[3] Skoulariki A. La Crise Macédonienne (1991-1995) et la question des slavophones en Grèce // Balkanologie Vol. VII, No.1, 2003. P. 147-156; Χριστόπουλος Δ. (επ.) Το ανομολόγητο ζήτημα των μειονοτήτων στην ελληνική έννομη τάξη. Αθήνα, 2008; Τσαπόγας Μ., Χριστόπουλος Δ. (επ.) Τα δικαιώματα στην Ελλάδα 1953-2003. Από το τέλος του Εμφυλίου στο τέλος της Μεταπολίτευσης. Αθήνα, 2004; Παύλου Μ., Σκουλαρίκη Α.(επ.) Μετανάστες και Μειονότητες. Λόγος και πολιτικές. Αθήνα, 2010.

[4] Poulton H. Who Are the Macedonians? Bloomington ­- Indianapolis, 1995; Danforth L. The Macedonian Conflict. Ethnic Nationalism in a Transnational World. Princeton, 1995; Stavros S. The Legal Status of Minorities in Greece Today: The Adequacy of their Protection in the Light of Current Human Right Perceptions // Journal of Modern Greek Studies. 13.1, 1995. P. 1-32; Pollis A. Greek National Identity: Religious Minorities, Rights, and European Norms // Journal of Modern Greek Studies. 10.2, 1992. Р. 171-196; Alexopoulos C. La question macédonienne pendant la guerre civile grecque // Cahiers balkaniques [En ligne], 38-39 / 2011. Consulté le 27 mars 2014. URL : http://ceb.revues.org/2185.

[5] Подробнее см.: Петрунина О.Е. Греческая нация и государство в XVIII-XX вв. Очерки политического развития. М., 2010. С. 520-542; Δαφνής Γ. Η Ελλάς μεταξύ δύο πολέμων 1923-1940. Αθήνα, 1974.

[6] Исчислено на основе: Στατιστικὴ ἐπετηρὶς τῆς Ἑλλάδος. 1934. Ἀθῆναι, 1935; Πληθυσμὸς τῆς Ἑλλάδος κατὰ τὴν ἀπογραφὴν τῆς 16 Ὀκτωβρίου 1940. Ἀθῆναι, 1946.

[7] Исчислено на основе : Στατιστικὴ ἐπετηρὶς τῆς Ἑλλάδος. 1939. Ἀθῆναι, 1940.

[8] Перепись населения проводилась в 1907 г.

[9] Здесь и далее не учитываются территории, присоединенные к Греции по Севрскому договору (1920) и утраченные по Лозаннскому договору (1923).

[10] Исчислено на основе: Στατιστικὰ ἀποτελέσματα τῆς γενικῆς ἀπογραφῆς τοῦ πληθυσμοῦ κατὰ τὴν 27 Ὀκτωβρίου 1907. Τ. 2. Ἀθῆναι, 1909.

[11] Территории, отошедшие к Греции в 1881 г., были поделены на 5 номов: Арта, Лариса, Магнисия, Кардица, Трикала.

[12] Обмен населением между Грецией и Болгарией завершился в 1930 г., но следующая перепись населения в Греции проводилась в 1940 г. и ее результаты не были полностью обработаны из-за начавшейся войны. Поэтому точными данными после 1928 г. мы не располагаем.

[13] Исчислено на основе данных: Στατιστικὰ ἀποτελέσματα τῆς γενικῆς ἀπογραφῆς τοῦ πληθυσμοῦ κατὰ τὴν 27 Ὀκτωβρίου 1907. Τ. 2. Ἀθῆναι, 1909; Πληθυσμὸς τῆς Ἑλλάδος κατὰ τὴν ἀπογραφὴν τῆς 15-16 Μαΐου 1928. IV. Τόπος γεννήσεως - Θρησκεία καὶ γλῶσσα - Ὑπηκοότης. Ἀθῆναι, 1935.

[14] Поскольку в опросных листах того времени отсутствовала графа «национальность», а респонденты могли самоопределиться в отношении языка и вероисповедания, их национальная принадлежность определена нами на основе указанных категорий.

[15] Исчислено на основе данных: Πληθυσμὸς τῆς Ἑλλάδος κατὰ τὴν ἀπογραφὴν τῆς 15-16 Μαΐου 1928. IV. Τόπος γεννήσεως - Θρησκεία καὶ γλῶσσα - Ὑπηκοότης. Ἀθῆναι, 1935.

[16] Исчислено на основе данных: Πληθυσμὸς τῆς Ἑλλάδος κατὰ τὴν ἀπογραφὴν τῆς 15-16 Μαΐου 1928. IV. Τόπος γεννήσεως - Θρησκεία καὶ γλῶσσα - Ὑπηκοότης. Ἀθῆναι, 1935.

[17] Исчислено на основе данных: Πληθυσμὸς τῆς Ἑλλάδος κατὰ τὴν ἀπογραφὴν τῆς 15-16 Μαΐου 1928. IV. Τόπος γεννήσεως - Θρησκεία καὶ γλῶσσα - Ὑπηκοότης. Ἀθῆναι, 1935.

[18] Νομοθετικὸν Διάταγμα. Περὶ ἀποκαταστάσεως ἀκτημόνων καλλιεργητών // Φύλλον Εφημερίδος της Κυβερνήσεως Α´ 57, 5 Μαρτίου 1923.

[19] Стремма - мера площади земельных участков. 1 стремма = 10 га.

[20] Подробнее см.: Никитина Т.В. Греческие либералы и создание "Великой Греции" в первой трети ХХ в. // Греция. Национальная идея, общество, государство ХVII - ХХ вв. М., 2002. C.193-208; Никитина Т.В. Администрация Э.Венизелоса и модернизация Греции (первая треть ХХ в.) / Человек на Балканах в эпоху кризисов и этнополитических столкновений ХХ в. С-Пб., 2002. C.119-129; Νοταρᾶς M. Ἡ ἀγροτικὴ ἀποκατάστασις τῶν προσφύγων. Ἀθῆναι, 1934; Πελαγίδης Ε. Η αποκατάσταση των προσφύγων στη δυτική Μακεδονία, 1923-1930. Θεσσαλονίκη, 1994; Μαλκίδης Θ. Οι θράκες πρόσφυγες του 1922 στους νομούς Έβρου και Καβάλας // Η Καβάλα και τα Βαλκάνια. Η Καβάλα και η Θράκη. Πρακτικά Γ´Διεθνούς συνεδρίου βαλκανικών ιστορικών σπουδών, 17-18 Σεπτεμβρίου 2010. Καβάλα, 2012. Σ. 35-52; Τσουλούφης Α. Η ανταλλαγή των ελληνικών και τουρκικών πληθυσμών. Αθήνα, 1989.

[21] Κόντογλου Φ. Το Αϊβαλί, η πατρίδα μου. Αθήνα, 2000; Σωτηρίου Δ. Ματωμένα χώματα. Αθήνα, 1962; Βενέζης Η. Αιολική γη. Αθήνα, 1944.

[22] См., напр.: Michailidis I. Minority Rights and Educational Problems in Greek Interwar Macedonia: The Case of the Primer "Abecedar" // Journal of Modern Greek Studies 14.2 (1996). P. 329-343.

[23] Λιάκος Α. Η εμφάνιση των νεανικών οργανώσεων. Το παράδειγμα της Θεσσαλονίκης. Αθήνα, 1988. Σ. 40-41.

[24] Подробнее см.: Βασιλικού Μ. Εθνοτικές αντιθέσεις στην Ελλάδα του Μεσοπολέμου: Η περίπτωση του εμπρησμού του Κάμπελ. 'Ιστωρ 7(1994). Σ.153-174.

[25] Петрунина О.Е. Греческая национальная идея как инструмент антикризисной политики // Современная Греция в мировой экономике и политике. М., 2013. С. 134-136.

[26] См.: Петрунина О.Е. Идеологемы «Великая идея» и «третья греческая цивилизация» в интерпретации И.Метаксаса // Вестник Московского университета. Сер.12. Политические науки. 2007. №1. С.94-105.

[27] Болгария приобрела Западную Фракию по итогам Балканских войн, но в результате Первой мировой войны эта область отошла к Греции.

[28] Κομμουνιστική Επιθεώρηση (КОМЕП). №18, Οκτώβριος 1943. Σ.2.

[29] Кирьякидис Г.Д. Греция во второй мировой войне. М., 1967. С.210.

[30] Подробнее см.: Kalivas S. Armed collaboration in Greece. 1941-1944 // European Review of History. Vol. 15. №2. April 2008. P.129-142.

[31] Ράλλης Ἰ. Ὁ Ἰωάννης Δ. Ράλλης ὁμιλεῖ ἐκ τοῦ τάφου. Ἀθῆναι, 1947. Σ. 33-36.

[32] О борьбе за Македонию между балканскими народами в начале ХХ в. см.: Петрунина О.Е. Греческая нация и государство … С. 433-450.

[33] Ράλλης Ἰ. Op.cit. Σ. 101-107.

[34] Kalivas S. Armed collaboration in Greece…

[35] Ράλλης Ἰ. Op.cit. Σ. 12-13.

[36] Г.Чолакоглу первоначально был приговорен к смертной казни, затем приговор был смягчен.

[37] Ράλλης Ἰ. Op.cit. Σ. 35-36.

[38] См.: Δορδανάς Σ. Έλληνες εναντίον Ελλήνων. Αθήνα, 2006.

[39] Kalivas S. Op.cit.

[40] Δορδανάς Σ. Op.cit.

[41] Αθανασιάδης Γ. Η πρώτη πράξη της Ελληνικής τραγωδίας. Αθήνα, 1971. Σ. 213-214.

[42] Σαράφης Σ. Μετά την Βάρκιζα. Αθήνα, 1979. Σ. 59-60.

[43] Ριζοσπάστης. 30.08.1946.

[44] Ριζοσπάστης. 16.01.1947.

[45] Ριζοσπάστης. 20.08.1947.

[46] Кирьякидис Г.Д. Гражданская война в Греции 1946-1949. М., 1972. С. 302-303.

[47] Там же.

[48] Там же. С. 326.

[49] См.: Λιάκος Α. Αντάρτες και συμμορίτες στα ακαδημαϊκά αμφιθέατρα. Η Ελλάδα 1936-1949. Από τη Δικτατορία στον Εμφύλιο. Αθήνα. 2003. Σ. 25-36.

[50] Кирьякидис Г.Д. Гражданская война в Греции … С.341.

[51] Там же. С. 347.

[52] Там же. С. 356.



Рассказать о публикации коллеге 

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


(c) 2014 Исторические Исследования

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivatives» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 4.0 Всемирная.